Карусель


Архив: Январь 2021 года

ГОРОД НАДЫМ — ГАЗОВАЯ СТОЛИЦА РОССИИ!

Ковальчук Владимир Николаевич«СЕНАТОР»: Владимир Николаевич, вы в прошлом были авиатором, а оказались в кресле мэра...
ВЛАДИМИР КОВАЛЬЧУК:
Да, я по образованию авиатор, а потом, так уж вышло, стал главой администрации города Надыма... И потом: летающий — не умеет ползать — знаете?! Мне бы хотелось поговорить не об этом. Вспоминаю, вы как-то писали о Когалыме, городе нефтяников. Находится он тоже в Тюменской области, по сибирским масштабам немного южнее нашего города. Во многом начальные условия в становлении наших городов схожи, но вот в дальнейшем жизни наши сложились по-разному. Я по-дружески очень завидую и мэру Когалыма, и самому городу, который благодаря компании «ЛУКОЙЛ» стал таким красивым и богатым. Знаю, что эта компания до сих пор участвует во всей жизни города и у него нет никаких проблем.

«СЕНАТОР»: Что ж завидовать, ведь и за Надымом тоже стоит такой же гигант — «Надымгазпром», дочернее предприятие «Газпрома»?
ВЛАДИМИР КОВАЛЬЧУК:
Увы, он выбрал другую тактику, фактически отказался от нас — перестал финансировать строительство жилья и поддерживать соцкультбыт в Надыме.

«СЕНАТОР»: Интересно, ведь Надым был построен как базовый город газовиков для освоения многих крупнейших газовых месторождений — Уренгоя, Медвежьего и других. Что ж получается: сейчас газ идет во все концы России и в страны Европы, а сами газовики здесь, на Севере, остались без своего покровителя? Город не нужен больше «Газпрому»?
ВЛАДИМИР КОВАЛЬЧУК:
Да, вы правы, именно газовики построили когда-то не только этот город, но также и заложили фундамент Нового Уренгоя... Кстати, когда Новый Уренгой получил статус города, кадровый состав администрации города тоже составляли надымчане. Надым стал форпостом в освоении и Ямбургского месторождения. В феврале 81-го года, первый тракторно-санный поезд на Ямбург вышел из Надымского района, из посёлка Пангоды. И дирекция газового месторождения изначально находилась в Надыме. Теперь это уже история...

СУПЕР ОГОРОД МОСКВЫ

Наш собеседник, директор совхоза — Валентина Александровна Патова. Валентина Александровна Патова с Дмитрием Медведевым

МОСТЫ ЧЕРЕЗ ВЕКА

История Института «Стройпроект», который создали молодые питерские инженеры, похоже меньше всего на сказку о Золушке, которой повезло встретить прекрасного принца с заказами и деньгами. Это скорее, рассказ о людях, знающих и, главное, любящих своё дело. И в общем-то, именно поэтому сумевших добиться успеха. А начиналось все у них достаточно ординарно.
Вантовый мост в ПетербургеВ самый тяжёлый период реформ, когда коллективы НИИ и КБ, устав от безденежья, чуть ли не полным составом перекочёвывали на рынки и барахолки, пополняя армию работников торгового цеха, четыре сотрудника «Гипростроймоста» организовали малое предприятие «Стройпроект», которое должно было бы заняться проектированием мостов. «Честно говоря, мы даже не очень верили, что у нас что-то получится», — признается директор Института «Стройпроект» Алексей Александрович Журбин. — Но при всем этом было желание работать и причём по своей специальности. Нам было интересно заниматься именно мостами. Нас учили их строить в институте, и в своих знаниях мы были уверены. И нам было далеко не все равно, каким способом зарабатывать деньги. Желание проектировать у нас было, ну а остальное приложилось со временем. Сегодня страшно вспомнить, что начинали мы с четырёх старых кульманов. Они, да ещё амбиции — вот и весь наш актив на то время. А вокруг конкуренты, мощнейшие институты — «Трансмост», «Ленгипротранс», «Гипростроймост», «Дорпроект», «Ленгипроинжпроект». И это только в Санкт-Петербурге. А ведь фактически чуть ли не в каждом областном центре был своей проектный институт. С именем, с заказчиками, которые знали его многие годы. Возможно, помогло нам то, что мы раньше коллег почувствовали, что страна вступила в другую эпоху.
Ведь как было раньше, в советские времена? Министерство выполняло функции одновременно и заказчика, и проектировщика, и строителя. Главными, понятно, были строители, так как именно они создавали что-то материальное, то есть осваивали капиталовложения. Заказчик же, которому министерство ставило ту или иную задачу, был в этой цепочке самым последним лицом. Он бегал за строителем, упрашивал его, уговаривал, умолял, а тот диктовал свои условия.
В начале 90-х ситуация кардинально изменилась. Проектировщики и строители сегодня уже не находятся в стенах министерства, а стали самостоятельными акционерными обществами, а заказчик стал самолично распоряжаться средствами. Поэтому он сейчас вправе требовать, да и требует от исполнителей: я вам плачу деньги, а вы мне давайте качественную продукцию.

ХАРРИ ИТАМЕРИ. ДАТСКАЯ ФИЛОСОФИЯ БИЗНЕСА

Харри ИтамериЕсли название Ново Нордиск ничего вам не говорит, значит, вы никогда не сталкивались с проблемами сахарного диабета — в отличие от тех 200 миллионов пациентов, у кого нарушен механизм выработки инсулина (гормона поджелудочной железы) в организме. А ведь в настоящее время, по данным медицинской статистики, сахарный диабет является третьей из наиболее частых причин смерти в индустриально развитых странах.
Ново Нордиск, крупнейшая в мире компания в области новейших биотехнологий, — это не только самый известный мировой производитель инсулина, но также компания, которая всегда славилась тем, что в основе её деятельности первое место неизменно принадлежит пациенту и заботе о нём.

ДОРОГУ ОСИЛИТ… «ДОРСТРОЙПРОЕКТ»!

Эрик Аркадьевич РайскийЕсли говорить о поэзии дорог, то российский «размер» будет самым неровным. Выбоины, ухабы, гравийное покрытие, которое вдруг сменяет гладкий асфальт, — все это подчас напоминает стихи Вознесенского с их полной непредсказуемостью и полным пренебрежением к классическим основам стихосложения. Конечно, можно, постаравшись, найти на бескрайних просторах Родины вполне приличные трассы и шоссе, но как-то большей частью отрезками и участками, которые совершенно теряются среди дорог и просёлков, проклятых многими поколениями водителей. К сожалению, приходится признать, что в XXI век России разумнее всего было бы въезжать на вездеходе.
Нежелание заниматься дорогами у нас совершенно необъяснимо. Это какая-то большая и страшная тайна, разгадать которую не способен никакой пытливый западный ум. Умберто Нобиле, легендарный командор дирижабля «Италия», в тридцатые годы работавший в СССР, вспоминал, как советские руководители поставили перед ним задачу создать парк воздухоплавательных аппаратов, которые позволили бы наладить надёжное сообщение между городами. Такой «фантастический» проект, как строительство разветвлённой сети приличных дорог, тогда даже не рассматривался.
Тем не менее к нему пришлось-таки вернуться вскоре после войны. Наконец пришло осознание того, что без дорог говорить о развитии экономики и страны нет смысла. Вроде бы, взялись за дело всеми многочисленными министерствами, институтами, конторами и организациями. Но опять как-то по-особому, по-российски. В некоторых столицах бывших союзных республик даже появилось по два-три километра показательных трасс, которые местное население именовало «10 минут по Америке». Ну а дальше, за городом, они переходили все в то же бездорожье.
Помнится, несколько лет назад нам пришлось беседовать с главным инженером строительства шоссе Москва-Минск. Вопрос, который задавался ему в разных вариациях, сводился все время к одному и тому же: «Почему у нас нет хороших дорог?». Собеседник долго сыпал техническими терминами, говорил о сложных климатических условиях, но в конце концов, не выдержав, чуть ли не рявкнул: «А как я вам построю приличное шоссе, если у меня нет ни техники, ни материалов, ни средств!».
Увы, дороги у нас строились почти по остаточному принципу. Остаточному от военных нужд. Потому и до сих пор в глухих чащобах зарастают деревьями и кустами тысячи километров прекрасных бетонок, ведущих к ракетным шахтам, военным городкам и прочим некогда сверхсекретным объектам.

БУДНИ БЕЛОМОРСКОЙ СТОЛИЦЫ

Здание Администрации города АрхангельскС нынешним мэром Архангельска Павлом Николаевичем мы встретились в один из тревожных дней, когда в городе на целые сутки отключили электроэнергию. А что такое в конце сентября остаться без горячей воды и света, может в полной мере понять только северянин. И что же будет зимой, которая не за горами? Поэтому беседа, естественно, началась с проблем, которые стоят перед городом.

ДОБРЫЕ СОСЕДИ — СТАРЫЕ ДРУЗЬЯ

Сегодня же объем взаимной торговли снова растёт, и весьма динамично. О причинах изменения ситуации в этой области в эксклюзивном интервью Федеральному журналу «СЕНАТОР» рассказывает министр внешней торговли Финляндии Киммо Саси.
«СЕНАТОР»: Экономические отношения между нашей страной и Финляндией, в том числе и в сфере торговли, в прежние времена были поистине уникальными. Строились они на клиринговой основе, то есть на взаимозачётах. В 1991 году эта система рухнула, и финские экспортёры были вынуждены искать новые рынки сбыта…
КИММО САСИ:
Можно много говорить о преимуществах и недостатках клиринговой торговли, на сей счёт существуют разные, подчас самые противоположные мнения. Но факт остаётся фактом: отказ от этой системы оплаты привёл к обвалу торговли между нашими странами. Хотя тенденция к её постепенному свёртыванию наметилась ещё в предшествующие годы. В конце 80-х доля России во внешней торговле Финляндии сократилась и составила менее 10%. Далеко не всем финским фирмам, особенно малым и средним, слишком рассчитывавшим на клиринговые поставки и не сомневавшимся в их надёжности, удалось перестроиться и найти альтернативные рынки. Министр экономики Финляндии Kimmo Sasi

ХЕЛЬСИНКИ. РИТМЫ СОДРУЖЕСТВА С МОСКВОЙ

Самой старой частью Хельсинки является Сенатская площадь, которую окаймляют Кафедральный собор, университет и здание Государственного Совета. На рубеже столетий в Хельсинки появился стиль «югенд», примеры воплощения которого можно увидеть в районе Катаянокка. Другими важными достопримечательностями являются, например, Дворец Финляндия, вырубленная в скале церковь на соборной площади, памятник Сибелиусу, олимпийский стадион и новый дворец оперы.
Здесь, в старой части города, находится резиденция бургомистра. окрашенное в красно-коричневый цвет здание построено в конце 1820-х годов. Ныне главным лицом этого здания является Эва-Ритта Сиитонен — обер-бургомистр Хельсинки, которая любезно согласилась ответить на вопросы нашего журнала и поделиться своими мыслями о побратимских связях и торгово-экономическом сотрудничестве Хельсинки с Москвой. В центре Хельсинки

    
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(1 голос, в среднем: 5 из 5)
Журнал Анна Герман