ДОЛГОЕ ДЫХАНИЕ: об ИНВЕСТИЦИОННОМ СОТРУДНИЧЕСТВЕ РОССИИ и ГЕРМАНИИ
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

ДОЛГОЕ ДЫХАНИЕ


 

 

ВЛАДИСЛАВ БЕЛОВ,
кандидат экономических наук


 

 

 

Journal Senator — Журнал СЕНАТОР

Владислав БеловИстория инвестиционного сотрудничества России и Германии насчитывает более полутора веков. Взаимное переплетение капиталов всегда играло важную роль в экономическом развитии наших государств. В этой сфере был вынужденный почти шестидесятилетний перерыв, и лишь с конца 80-х годов прошлого века двусторонние отношения стали возрождаться. За последнее десятилетие получены неплохие результаты, но имеющийся потенциал сотрудничества пока используется далеко не полностью.
 

Россия всегда привлекала немецких инвесторов. История российско-германского экономического инвестиционного сотрудничества уходит своими корнями в XIX век. Для немецких фирм весьма перспективные и емкие российские рынки постоянно были «лакомым куском». Стратегия долгосрочного освоения российских рынков германским бизнесом состояла, да и сейчас состоит, не столько в экспорте товаров, сколько в создании собственных филиалов, организации производства в российских регионах, эффективном использовании потенциала местной высококвалифицированной и относительно недорогой рабочей силы и богатейших природных ресурсов, а также получении дополнительных преимуществ в доступе к рынкам соседних регионов и стран.

Немецкие компании во многом способствовали индустриализации российской экономики во второй половине XIX и начале XX века. С помощью германского капитала развивалась транспортная и коммуникационная инфраструктура, создавались современные предприятия в текстильной, электротехнической, машиностроительной, металлургической промышленности. После национализации они стали важной частью многих отраслей советской промышленности. В 20-е годы прошлого века немцы стали первыми инвесторами в молодую советскую экономику. Уже в то время были созданы модели инвестиционного сотрудничества между предприятиями, существующими в разных экономических системах и доказавшими свою эффективность и прибыльность. К сожалению, с начала 30-х годов инвестиционное сотрудничество практически прекратилось. Экономическая кооперация в течение нескольких десятилетий в основном была ограничена простыми внешнеторговыми сделками.

Сотрудничество в инвестиционной сфере возродилось во второй половине 80-х годов и получило свое развитие в последующие годы, особенно в условиях экономических реформ, которые начались в России. Начало этого процесса было непростым, но в целом успешным и поступательным, что обусловило стабильное присутствие немецких компаний в группе ведущих западных инвесторов в российской экономике.

По прямым капиталовложениям в России, которые составляют почти одну десятую от их общего объема, немецкая сторона еще уступает ряду стран, в первую очередь США. Динамика германских инвестиций в российскую экономику свидетельствует о сохранении относительно сдержанного отношения компаний ФРГ, которые пока отдают предпочтения другим рынкам – Северной Америке, ЕС и странам Центральной и Восточной Европы. Но в любом случае, вне зависимости от статистических показателей, по стабильности присутствия на рынке и последовательности осуществления своей стратегии они значительно опережают своих конкурентов. Немецкие компании, в основном, осуществляют в России прямые инвестиции. К портфельным капиталовложениям, особенно к спекулятивным, у немецких инвесторов отношение особенное. Они традиционно считают их весьма рискованными операциями, и пальма первенства на этом сегменте рынка капитала в девяностые годы прошлого века безоговорочно была отдана американским и британским компаниям.

Что дают немецкие инвестиции российской экономике?

С количественной точки зрения, это дополнительный источник капиталовложений. В условиях существенной дороговизны кредитных ресурсов инвестиционная деятельность, как правило, осуществляется за счет внутренних ресурсов компаний, в первую очередь в рамках финансово-промышленных групп. Для большинства фирм, прежде всего малых и средних, доступ к «длинным инвестиционным» ресурсам на российском кредитном рынке практически закрыт. Поэтому прямые капиталовложения иностранных компаний способны в определенной мере решить проблему «инвестиционного голода», существующего с начала 90-х годов практически во всех отраслях российской промышленности, и прежде всего обрабатывающей. Прямые инвестиции немецких фирм ведутся как путем создания собственных компаний, так и в форме участия в капитале российский предприятий, в том числе совместных. При этом в случае успеха германские компании осуществляют реинвестирование полученной прибыли и направляют в эти проекты дополнительные инвестиционные ресурсы.

С качественной точки зрения – это передовые методы управления, новая корпоративная культура, современные технологии и оборудование, постепенное замещение импорта и расширение экспорта товаров и услуг, гарантированные рабочие места и обучение персонала, корректная конкуренция и интернационализация российской экономики, активное ее вовлечение в формирующееся европейское экономическое пространство.

Подавляющая часть немецких прямых инвестиций пока приходится на крупные концерны. Многие из них начали проникновение на советские, а затем российские рынки еще со второй половины 80-х годов прошлого века. В то время они использовали практически единственно возможный путь прямого инвестирования – создание совместных предприятий. Пионерами в этой сфере стали известные немецкие транснациональные корпорации, имевшие хорошие отношения с советскими внешнеторговыми организациями и достигшие значительных оборотов в поставках своей продукции на советские рынки в 70-80-е годы. В течение более полувека политика инвестиционной самодостаточности в рамках советской командно-административной системы не предусматривала привлечение прямых капиталовложений из-за рубежа. Только реформы, инициированные М. Горбачевым, дали новые шансы для инвестиционного сотрудничества с зарубежными фирмами. И этими шансами одними из первых воспользовались западногерманские инвесторы.

Однако с развалом Советского Союза и возникновением проблем, связанных с переходом к рыночной системе, активность немецкой стороны стала постепенно падать. Это было вызвано также тем, что ФРГ пришлось осуществить массовые инвестиционные вливания в экономику бывшей ГДР. Многие потенциальные инвесторы из Западной Германии предпочли российским рынкам восточногерманские – благодаря различным государственным льготным механизмам они обеспечивали высокую доходность и перспективность капиталовложений. Кроме того, в эти годы немецкие фирмы вложили значительные средства в экономику Польши, Чехии, Словакии, Венгрии, инвестиционный климат которых гораздо благоприятнее российского.

По данным Союза немецкой экономики в РФ, Германия с 1991 по 2001 год инвестировала в российскую экономику 6,3 млрд. долларов (примерно 18% всех аккумулированных иностранных инвестиций). Тем самым по объему накопленных инвестиций ФРГ занимала первое место среди других стран. Однако по прямым капиталовложениям (более 1,4 млрд. долларов, или 8,2%) немецкая сторона только на пятом месте. По данным Дойче Бундесбанка, объем накопленных прямых инвестиций из ФРГ составил на начало 2002 года примерно 3,3 млрд. марок, т. е. около 1,7 млрд. евро.

Капиталовложения в российскую экономику были сделаны большинством крупнейших немецких компаний. В условиях трансформирующегося российского хозяйства именно такие фирмы могут позволить себе рисковать и одновременно иметь марафонское «долгое дыхание», которое необходимо стратегическим инвесторам в условиях перехода от одной системы хозяйствования к другой. Малые и средние фирмы, конечно, также работают на российском рынке. Но их нынешнее присутствие ни в коей мере не соответствует их потенциалу. Характерно, что мало кто из них ушел с российского рынка после существенных потерь, вызванных дефолтом 1998 года.

На российский рынок ценных бумаг немецкие компании стали активно проникать только во второй половине 90-х годов. В числе первых были крупнейшие банковские институты ФРГ, которые начали свое вхождение в основном через приобретенные ими англосаксонские кредитные структуры (Дойче Морген Грэнфел, Дрезднер Кляйнворт Бенсон). Портфельные инвесторы из Германии, как и их конкуренты из других стран, до августа 1998 активно вкладывали капиталы в рынок и корпоративных, и государственных ценных бумаг, получая хорошие прибыли. В настоящее время немецкие портфельные капиталовложения в основном связаны со стратегическими инвестициями. Среди них выделяются капиталовложения немецкого концерна «Рургаз» в акции «Газпрома» – они составляют около 1,6 млрд. марок (4,6% акционерного капитала).

Несмотря на последствия августовского кризиса, позитивное отношение прямых  немецких инвесторов к российским рынкам восстановилось достаточно быстро. В 1999-2001 годах прямые инвестиции были ниже уровня 1998 года, но в среднем выше уровня предкризисного периода. С одной стороны, это связано с существенной послекризисной девальвацией рубля и соответственно резким удорожанием импорта товаров и услуг. В этих условиях собственное производство в России стало более эффективной формой дальнейшего освоения российских рынков, что среди прочего позволяет обходить импортные ограничения, запретительные таможенные пошлины и барьеры. С другой стороны,  немецкие партнеры проявляют все больше интереса к развитию традиционной внутриотраслевой кооперации. Пока она в основном происходит в трудоемкой швейной и текстильной промышленности. Но хорошие шансы есть и в высокотехнологичных производствах, где немцы заинтересованы в использовании российских ноу-хау.

В отраслевой структуре преобладают прямые инвестиции в обрабатывающую промышленность, в банковскую и страховую сферу, транспорт и связь, а также в сферу услуг, в первую очередь в торговлю. Немецкие компании в основном инвестируют в те отрасли проомышленности, где они обладают традиционными конкурентными преимуществами. Это машино- и автомобилестроение, химия, электротехника, строительная индустрия, пищевая промышленность. Проявляется интерес и к авиакосмической отрасли.

Среди наиболее крупных и интересных проектов, получивших известность в последнее время, можно назвать сборочное производство концерна БМВ в Калининградской области, совместное предприятие с «ДаймлерКрайслер» по производству сельскохозяйственных машин, проект компании «Байер» по производству каучука и строительству химического завода в Санкт-Петербурге, сооружение химической установки по производству метанола в Архангельске с участием АО «МАН Феррошталь», а также участие БАСФ (через дочернюю структуру – компанию «Винтерсхалл") в проектах по разведке и добыче нефти и природного газа. Особо следует отметить активность немецких инвесторов по созданию сети магазинов оптово-розничной торговли компании «Метро», розничных магазинов немецкого филиала шведской компании «ИКЕА», а также компании AVA (Edeka), которая начинает создание собственной сети гипермаркетов «Marktkauf".

Примечательно, что в последние годы немцы стали активно инвестировать в информационную сферу, поняв, что наиболее эффективно использовать потенциал российского рынка программирования можно не за счет приглашения специалистов на работу в Германию, а выполнения заказов немецких компаний непосредственно в России и создания совместных фирм. Удачными примерами такого сотрудничества могут быть совместные проекты в Зеленограде, Санкт-Петербурге, Новосибирске. К сожалению, в абсолютном измерении такие инвестиции пока невелики.

Если говорить о региональном сотрудничестве, то немецкие инвесторы предпочитают регионы с политической стабильностью, хорошим экономическим потенциалом, богатыми трудовыми и природными ресурсами, с конструктивным отношением к иностранным инвесторам и имеющим доступ к транспортной и прочим инфраструктурам. Поэтому наибольшим приоритетом пользуются регионы российского Центра и Северо-запада. Немалый интерес проявляется также к Волжскому и Уральскому регионам.

В последнее время не только Москва и Санкт-Петербург, но и другие российские регионы становятся все более привлекательными для капиталовложений немецких инвесторов. Например, если в 1999-2000 годах в российскую столицу было направлено более двух третей немецких капиталов, то в 2001 году инвестиции в Москву составили лишь около 40%, а в Санкт-Петербург – около 8%. Другими словами, более половины средств направлялись в другие российские регионы.

Опросы, проведенные Союзом немецкой экономики в 2001 и 2002 годах, показали, что многие немецкие фирмы хотели бы расширить свое присутствие в российской провинции. Большинство компаний, которые уже ведут бизнес на российских региональных рынках, выразили удовлетворение существующими там условиями и состоянием своего сотрудничества с местными администрациями. Согласно последнему опросу, проведенному в этом году, каждая третья немецкая компания или расширила свой бизнес, или осуществила инвестиции. Половина опрошенных германских инвесторов готова расширять свои операции в России и в будущем. К основным позитивным факторам немецкие предприниматели отнесли хороший потенциал российских работников и инфраструктуру. Отрицательную оценку в основном получила деятельность региональных администраций. Лучшие результаты оказались у Воронежской, Новгородской и Саратовской областей. В правовой сфере наивысший балл получил Санкт-Петербург. А вот Москва подверглась существенной критике – более половины всех оценок были отрицательными. Эксперты объясняют это тем, что инвесторы предъявляют к столице повышенные требования, фактически на уровне западных стандартов. К условиям в российских регионах отношение более сдержанное – в них немецкие компании готовы учитывать фактор «провинциальности» и связанных с этим «неудобств». При относительно высокой доле негативных оценок условий для бизнеса в Москве инвесторы из Германии тем не менее отмечают высокий уровень инфраструктурного обеспечения в столице и отличную квалификацию специалистов. А вот Курганская и Новосибирская область, Красноярский край, наоборот, с этой точки зрения вызывают нарекания с немецкой стороны. Примечательно, что в целом в рамках опроса немецкие компании оказались удовлетворены условиями в региональных экономических центрах России.

Свою положительную роль в содействии немецким капиталовложениям в экономику России призвано сыграть созданное в апреле 2001 года Российско-германское агентство по инвестициям, одной из задач которого должно стать содействие взаимной инвестиционной деятельности, в том числе в рамках известного проекта конверсии части внешнего долга России в прямые капиталовложения компаний ФРГ. Агентство должно дополнить активность филиала Российского центра содействия иностранным инвестициям при Министерстве торговли и экономического развития РФ, который действует во Франкфурте-на-Майне. Немецкая сторона положительно оценила появление этой структуры, которая может не только содействовать привлечению новых инвесторов, но и оказывать им конкретную помощь в решении неизбежных проблем при реализации конкретных проектов.

Основные препятствия на пути немецких инвестиций хорошо известны. Это пока еще относительно нестабильное федеральное и региональное экономическое законодательство, которое особенно негативно сказывается на настроениях немецких инвесторов; недостаточно эффективная банковская система; излишняя бюрократичность и связанная с ней коррумпированность некоторых федеральных и региональных исполнительных структур; неотлаженный механизм межбюджетных отношений; достаточно высокий уровень криминальности некоторых сфер российской экономики. Конечно же, все это мешает и отечественным инвесторам. Но не следует забывать, что российские менеджеры выросли в жестких условиях трансформационной экономики и научились весьма неплохо работать в этой сложной (хотя, с точки зрения нормального бизнеса, иногда просто неприемлемой) обстановке.

К сожалению, с середины 90-х годов прошлого столетия в немецкой прессе целенаправленно рисовалась крайне отрицательная картина условий для немецких инвесторов в России. Во многом отражая существующие реалии, она тем не менее в большей степени искажала подлинное положение вещей, что не давало возможность комплексно и объективно проанализировать ситуацию. Однако в реальности не все так печально. Реформы в российской экономике идут, и, в принципе, неплохо. Необходимые основные рыночные инструменты не только созданы, но и работают, хотя и с переменным успехом. Этот механизм можно сравнивать с часами – они могут отставать или спешить, но самое главное – они способны верно отражать основной ход времени.

В России заканчивается процесс формирования основных финансово-промышленных групп. Региональные администрации и ресурсодержащие элиты также активно подключаются к процессу формирования демократических правил игры на рынке. Большинство вопросов на всех уровнях власти во все большей степени решаются цивилизованными методами. Унифицируется федеральное и региональное законодательство. Все ветви власти становятся более предсказуемыми и одновременно более включенными в рыночную систему хозяйствования. Другими словами, логика реформ становится все более ясной и понятной стратегическим немецким инвесторам.

Если говорить о перспективах, то при сохранении положительных тенденций в российской экономике поведение немецких инвесторов станет более прагматичным и динамичным, и они смогут в более полной мере раскрыть свой потенциал, соединив свои преимущества с бесспорными преимуществами российских рынков, что будет способствовать дальнейшему формированию единого европейского экономического пространства.

SENATOR - СЕНАТОР


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.