БИСМАРК и ГОРЧАКОВ – ЖЕЛЕЗНЫЕ КАНЦЛЕРЫ Дипломатия – искусство возможного рамки объективных обстоятельств оставляют весьма узкий коридор
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

ЖЕЛЕЗНЫЕ КАНЦЛЕРЫ.
БИСМАРК – ГОРЧАКОВ


 

 

АЛЕКСАНДР ПЕТРОГРАДОВ


 

 

 

Journal Senator — Журнал СЕНАТОР

Отто фон БисмаркАлександр ГорчаковДипломатия, как и политика, – искусство возможного. Рамки объективных обстоятельств обычно оставляют весьма узкий коридор, в пределах которого и вынуждены состязаться мастера дипломатического маневрирования. Однако в международной политике бывают моменты, когда доминирующее значение приобретают такие факторы, как интеллектуальные, волевые и этические качества государственных мужей. Это чаще всего случается в периоды, когда старая структура международных отношений вдруг разваливается, а новая не успевает вызреть не только в системах межгосударственных договоров, но и в головах президентов и императоров. Один из таких периодов пришелся на промежуток между 1856 и 1890 гг. Начало этой эпохи отмечено окончанием злосчастной Крымской кампании и назначением Александра Горчакова на пост главы российского министерства иностранных дел. Завершающим моментом можно с полным основанием считать отставку объединителя Германии, канцлера Отто Бисмарка. Именно в это время было покончено со старофеодальной Европой Священного Союза, и были заложены новые европейские отношения.

 

«РОССИЯ НЕ СЕРДИТСЯ, РОССИЯ – СОСРЕДОТОЧИВАЕТСЯ»

АЛЕКСАНДР ГОРЧАКОВ - ALEKSANDER GORCHAKOVКнязь Александр Михайлович Горчаков родился в 1798 году. В отличие от своего друга-однокашника Александра Сергеевича Пушкина, пренебрегавшего карьерными успехами, будущий канцлер был в числе первых учеников в Царскосельском Лицее. В качестве жизненного поприща он избрал дипломатическую службу. Этот выбор обеспечивал достойные перспективы для талантливого, но не слишком богатого юного аристократа.

Однако в российском министерстве иностранных дел, которое в течение сорока лет возглавлял хитроумный политический манипулятор Карл Нессельроде, интеллектуализм и аристократизм духа отнюдь не поощрялись. Поэтому Александр Горчаков в карьере не мог особо преуспеть – к своему сорокалетию он достиг лишь скромной должности советника при посольстве в Вене.

Горчаков покинул службу, но не смог остаться просто знатным барином. В 1841 году он принял не слишком лестное для себя предложение Нессельроде и занял пост российского посла при герцоге Вюртембергском. Столица герцогства Штутгарт была заштатным городком, где никогда не решались сколь-нибудь значимые вопросы европейской политики. Тем не менее Горчаков прожил здесь едва ли не самые счастливые годы своей жизни.

Уже перейдя рубеж пятидесятилетия, Александр Горчаков получил еще одно назначение – стал представителем России при германском Союзном совете во Франкфурте-на-Майне. Созданный по итогам войн с Наполеоном, он не был настоящим парламентом и не обладал реальными властными полномочиями. Но здесь уже начинались закручиваться политические интриги, позднее изменившие облик Германии и всей Европы. Во Франкфурте же Горчаков впервые познакомился с начинающим дипломатом, прусским послом Отто Бисмарком.

В годы штутгардской службы Горчаков стал свидетелем бурных событий в Германии, происходивших в ходе общеевропейской революции 1848-1849 гг. Она была подавлена повсеместно, но открыла путь для восстановления бонапартистского режима во Франции, где президентом республики был в 1851 году избран Луи-Наполеон Бонапарт. В 1852 году он принял императорский титул под именем Наполеона III. Российский император Николай I отказался признать статус французской Второй империи. Это был не самый удачный дипломатических ход, ибо не принятый за равноправного партнера русским царем Наполеон III ухватился за идею союза с Англией. В 1853 году, после очередной серии грубых политических ошибок, совершенных Николаем и его дипломатическим ведомством, разразилась злосчастная Крымская война.

Начиная военные действия, Николай I был уверен в поддержке императора Франца-Иосифа, но Австрия заняла антироссийскую позицию, в результате чего для нашей армии был закрыт путь на Балканы. Русские войска вынужденно покинули дунайские княжества Молдову и Валахию, которые немедленно были оккупированы австрийцами. Именно в это время в Петербурге вспомнили о князе Горчакове и назначили его послом в Вене, с задачей – искать пути для выхода из того затруднительного положения, в котором оказалась Российская империя.

Англо-франко-турецкая армия высадилась в Крыму, но последовавшая затем осада Севастополя не принесла особых военных триумфов ни той, ни другой стороне. В этих условиях российскому послу в Вене удалось, казалось бы, немыслимое – он сумел найти контакты с французскими представителями и убедил их в необходимости заключения почетного мира. Князь Горчаков, как полагалось, доложил по начальству подробности переговоров с герцогом Морни. Нессельроде отреагировал незамедлительно, сообщив подробности совершенно секретных переговоров Горчакова своим австрийским конфидентам, которые сразу же приняли меры к тому, чтобы Россия не выскочила без потерь из политического капкана. К требованиям Вены присоединились и другие германские государства. Петербургу пришлось согласиться на договор, одна из статей которого требовала от России ликвидировать военный флот на Черном море.

Новый император Александр II, подписав унизительный Парижский мир, постарался как можно быстрее избавиться от кадрового наследства своего батюшки. Вместо уволенного в отставку Нессельроде министром иностранных дел был назначен Александр Горчаков, который вскоре сделал свое знаменитое заявление: «Россия не сердится, Россия – сосредоточивается». Освободившись от идеологических пут, Горчаков провозгласил принципы нового, совершенно прагматичного подхода к внешнеполитическим делам.

 

ТИТАН ГЕРМАНСКОЙ ПОЛИТИКИ

Отто Бисмарк фон Шенхаузен родился в 1815 году, в знатном дворянском семействе. Он получил образование в университетах Геттингена и Берлина, а после смерти отца стал полновластным хозяином родового замка Шенхаузен и зажил привольной жизнью прусского помещика. Так продолжалось до 1848 года, когда началась революция во Франции, распространившаяся затем на многие европейские государства, включая и Пруссию.

Народное восстание в Берлине стало величайшим унижением для прусской монархии: король вынужден был отдать приказ о выводе войск из столицы. Бисмарк пытался убедить его в необходимости проявить решительность во имя сохранения старой доброй Пруссии. Бисмарка стали опасаться не только тогдашние либералы, но и сторонники монархии. И, чтобы удалить его из Берлина, ему предложили место в Союзном совете Германского союза.

Там Отто Бисмарк близко познакомился с русским представителем во Франкфурте Александром Горчаковым. Это знакомство со временем переросло в сложный комплекс отношений дипломатического партнерства, соединявшего элементы сотрудничества и соперничества, взаимной симпатии и антипатии, расчетливой дружбы и острой неприязни.

В 1854 году Горчаков покинул Франкфурт, Бисмарк же задержался на посту представителя Пруссии в Совете Германского союза еще на пять лет. Все эти годы он изучал хитросплетения германской политики, а также оттачивал свое мастерство политического манипулятора и полемиста. В 1859 году прусское правительство сочло целесообразным перевести Бисмарка из Франкфурта в Петербург, послом при российском императорском дворе.

В 1861 году умер король Фридрих-Вильгельм IV. На престол вступил Вильгельм. Новый король попытался укрепить принципы монархической власти, потребовав от подданных присяги. Но этому воспрепятствовал ландтаг Пруссии, который со времен революции 1848 года контролировался политиками либерального склада. Король в какой-то момент решил дать надлежащий урок парламентским наглецам. Поэтому Бисмарка вызвали в Берлин, где он выразил полную готовность действовать самым решительным образом, если только его величество доверит ему руководство прусской политикой. Король заколебался – и неукротимый защитник монархии отправился послом во Францию.

Однако уже в сентябре 1862 года внутриполитический кризис обострился. Вдохновленная уступчивостью короля, парламентская оппозиция перешла в наступление. Она рискнула покуситься на святое – ассигнования на содержание армии. Тут уж король потерял терпение. Чувствуя, что его прижимают к стене, он вызвал Бисмарка и поручил ему пост главы правительства вместе с портфелем министра иностранных дел.

Возглавив прусскую политику, Бисмарк оказался в политической изоляции. Не имея поддержки ни в парламенте, ни в образованном обществе, он мог опираться лишь на бюрократию и военных. Получив власть из королевских рук, Бисмарк присвоил себе настоящие диктаторские полномочия. Глава прусского правительства вступил в открытый конфликт с ландтагом и первые несколько лет правил без утвержденного бюджета, то есть формально нарушая существовавшее законодательство. Бисмарк пренебрег всеми традициями и в конце концов одержал верх: когда политика, направленная на объединение Германии, стала приносить ощутимые успехи, ландтаг принял «покаянную» резолюцию, признав свою неправоту, а действия железного канцлера – полностью соответствующими закону и благу Отечества.

Бисмарк занимал ведущее место в прусской, затем в германской политике без малого три десятилетия. За это время он удостоился множества почетных титулов, а в апогее своей славы был признан «величайшим немцем после Лютера». Ничто, однако, не вечно: в 1890 году кайзер Вильгельм II, стремясь выйти из тени гиганта германской политики, отправил его в отставку. После этого Бисмарк прожил еще несколько лет; он без стеснения давал советы и оценки новым руководителям Германии, конфликтовал с невзлюбившим его монархом и однажды едва не попал под суд. Неукротимый старик сказал тогда, что не прочь сесть в тюрьму – это стало бы забавным приключением в финале его карьеры политика и верноподданного.

 

ЕВРОПЕЙСКИЙ КАЛЕЙДОСКОП

ОТТО ФОН БИСМАРК - OTTO VON BISMARCKСистема политических отношений, оформленная на Венском конгрессе 1815 года в виде Священного союза, законсервировала тот порядок, который установился на момент завершения наполеоновских войн. При этом многие естественные устремления народов подавлялись коллективными усилиями монархов, что не могло прибавить Священному Союзу популярности в глазах европейского общественного мнения.

«Союз монархов против народов» не мог остановить ход исторического прогресса, но серьезно его затруднил. В то же время были заложены основы международного права и создан специфический механизм разрешения межгосударственных конфликтов путем переговоров, этому же служили и периодически созывавшиеся европейские конгрессы, обеспечивавшие право голоса в международных делах не только великим державам, но и государствам, не обладающим значительной мощью. Данную систему недаром называли «европейским концертом» – интересы ведущих государств были так сбалансированы, что играть не в унисон было практически невозможно без риска нарваться на крупные неприятности.

Однако принципиальные противоречия между европейскими государствами в рамках существовавшего порядка не разрешались, они накапливались – пока не прорвались наружу. Крымская война разрушила основу основ Венской системы – доверие между европейскими монархическими династиями, некогда одолевшими Наполеона. После этого внешний каркас европейского равновесия некоторое время сохранялся, но потерял устойчивость и был готов развалиться при очередном взрыве противоречий между державами.

Между тем в Европе накопилось немало политической «взрывчатки». Фундаментальными потрясениями грозила неразрешенность ряда политических проблем, самыми назревшими из которых на тот момент были германская, итальянская и балканская. Во всех трех случаях суть дела заключалась в том, что сложившийся порядок не давал возможности целому ряду народов жить в своих национальных государствах. Сходные стремления были и у поляков, и у венгров, а также у других народов многонациональной империи Габсбургов.

Естественному стремлению немцев к национальному единству мешало австро-прусское соперничество, поддерживавшееся своекорыстной политикой других великих держав Европы, не заинтересованных в появлении на свет германского колосса. Главный угнетатель балканских народов – Османская империя – опиралась на поддержку Англии и Австрии, стремившихся не допустить усиления влияния России на Балканах. Итальянцам путь к освобождению и национальному объединению заграждали их собственные князья, папский престол, а также австрийцы, владевшие богатейшими землями Северной Италии.

Таким образом, три проблемных узла Европы были так или иначе связаны с державой Габсбургов. Сохранять архаику политического status quo на всех этих направлениях одновременно Вена могла лишь в условиях европейского концерта. Но концерт развалился. Поддержав политически англо-французский альянс в ходе Крымской войны, австрийская монархия обрела опасного противника в лице Российской империи, внешнюю политику которой возглавил дальновидный, опытный и гибкий дипломат Горчаков.

Утвердившись на министерском посту, Горчаков постарался первым делом преодолеть опасную изоляцию России. Естественным партнером его в этом деле должна была стать Пруссия, но она до прихода к власти Бисмарка не имела четких внешнеполитических ориентиров. Поэтому о привлечении Берлина к решению российских проблем в Причерноморье и на Балканах невозможно было и думать. Гораздо более перспективным делом представлялась возможность российско-французского сближения. Действуя в этом направлении, Горчаков опирался на уже имевшийся у него опыт контактов с окружением Наполеона III. Договорились достаточно быстро, поскольку у Парижа и Петербурга не было реальных противоречий и имелось большое сходство мнений по многим европейским проблемам.

В 1859 году Россия, не истратив ни одного патрона, не только наказала Австрию, но также вновь открыла себе дверь на Балканы: Вена под давлением Петербурга вынуждена была эвакуировать войска из дунайских княжеств. Вскоре Молдова и Валахия объединились в одно государство. Так был сделан решающий шаг к созданию независимого Румынского государства.

Франко-российский союз мог стать ключевым элементом в новой системе европейских отношений. Но в правящих кругах Парижа явно переоценивали могущество и прочность державы Наполеона III, недооценивая потенциал державы Российской. В связи с этим периодически возникали шероховатости, затруднявшие дальнейшие шаги по сближению двух европейских государств. Под влиянием Англии французская дипломатия не давала согласия на устранение пунктов Парижского мира, ограничивавших права России на Черном море. Соответственно и российская дипломатия отнюдь не склонна была к односторонним уступкам, в частности в вопросе о восточной границе Франции, которую наследник Наполеона хотел бы передвинуть до Рейна.

Ко всему прочему российская монархия в тот период столкнулась со многими проблемами внутриполитического характера. Только что было отменено крепостное право, начались реформы в ряде сфер государственного управления, в судебной системе, в армии. Взбудораженное нововведениями общество не сплотилось вокруг престола Александра Освободителя – в стране проявились откровенно оппозиционные и даже революционные тенденции. В 1862 году правительству пришлось прибегнуть к превентивным репрессиям против ряда деятелей радикально-демократического направления. А в 1863 году грянуло восстание в Польше, где Александр II собирался было восстановить автономию. Но не успел – революционная ситуация развивалась столь стремительно, что все меры либерально-реформаторской политической терапии опоздали, пришлось прибегнуть к дедовскому инструменту – казацкой нагайке.

Польское восстание было сравнительно быстро подавлено, но карательные акции царских войск вызвали волну протестов европейской общественности. На критические публикации в европейских столицах российское правительство могло не обращать внимания, продолжая замирять своих непокорных польских подданных. Однако сложившейся ситуацией постарался воспользоваться старый горчаковский приятель, Бисмарк, который дебютировал на арене большой европейской политики мастерским, иезуитски рассчитанным ходом.

В Петербург была направлена специальная миссия во главе с генералом Альвенслебеном, который заверил Александра II в полной поддержке со стороны Пруссии и от имени прусского кузена предложил русскому царю конвенцию о совместной борьбе с польскими мятежниками. Горчаков разглядел ловушку и не советовал Александру подписывать документ, превращавший внутреннее дело империи в предмет международной политики. Царь не согласился с этими доводами – он был рад тому, что в Берлине у него имеется друг, готовый поддержать в сложный час. Однако после подписания конвенции Альвенслебена начались осложнения. Внешнеполитические ведомства европейских стран воспользовались этим актом как поводом для выдвижения России самых жестких требований по польскому вопросу.

В расставленные Бисмарком дипломатические силки попал и французский император: в потоке неприятных для Петербурга заявлений, посыпавшихся из всех европейских столиц, появилась жесткая официальная нота из Парижа. Одно время могло показаться, что России вот-вот придется сойтись на поле боя с мощной общеевропейской коалицией. Но все закончилось так же, как и началось – на уровне дипломатических нот и протестов. Ни Австрия, ни Англия, ни тем более Франция воевать с Россией за Польшу не решились. Тем не менее под обрушившейся на Петербург бумажной бурей была полностью похоронена идея российско-французского союза. Пруссия осталась единственным союзником Российской империи. Бисмарк мог теперь рассчитывать на то, что русский царь не будет вмешиваться в дела прусского кузена, когда тот начнет заводить свои порядки на общенемецкой кухне.

 

ОСНОВАНИЕ ВТОРОГО РЕЙХА

Обеспечив надежный тыл на восточном направлении, Бисмарк приготовил западню и для Австрии. После нарочито грубых отказов иметь какие-то общие дела с Веной Бисмарк вдруг предложил австрийским коллегам совместными усилиями решить одну из застарелых проблем германской политики – вопрос о Шлезвиг-Голштейнском герцогстве, принадлежавшем Дании. Австрийцы, не почуяв подвоха, согласились, и в 1864 году была проведена «маленькая победоносная война», в которой пруссаки и австрийцы воевали, как добрые союзники. Датчан выгнали из спорного герцогства, а затем стали определяться с порядком совместного управления завоеванными территориями. Тут-то и появилась масса поводов для новых конфликтов между союзниками, каждый из которых накопил вековой счет обид и претензий к партнеру.

Уверенный в преимуществе прусской армии, Бисмарк сознательно провоцировал Австрию на столкновение. В то же время он понимал, насколько рискованным делом может стать война между двумя крупнейшими германскими государствами. Ведь Наполеон III отнюдь не оставил своих планов продвижения к Рейну. Осенью 1865 года прусский министр-президент выехал на курорт в Биарриц, где встретился с французским императором. В ходе неофициальных переговоров Бисмарк пытался добиться нейтралитета Парижа в случае австро-прусского военного конфликта, но не получил никаких определенных обещаний.

Однако в результате проведенного дипломатического зондирования Бисмарк вычислил алгоритм будущих действий Наполеона III. Тот явно собирался выждать момент, когда определится исход схватки, а противники истощат друг друга, чтобы затем выйти на Рейн со свежей армией и взять все, что душа пожелает: рейнские провинции Пруссии, Люксембург, Бельгию и т.д. по списку. Это понимание наиболее вероятных действий Наполеона легло в основу всей дальнейшей политической стратегии Бисмарка, предопределившей основные параметры конкретного военного плана, разработанного прусским Генеральным штабом под руководством Гельмута фон Мольтке.

Победы над Австрией следовало добиться в ходе молниеносной войны, с тем чтобы у французского императора не было времени для вмешательства в конфликт. Для этого Пруссия заключила союз с Италией, пообещав Виктору Эммануилу содействие в приобретении Венеции. Мольтке по часам рассчитал маршруты и графики движения боевых колонн, с учетом возможностей немецких железных дорог и всех прочих транспортных средств.

Военная кампания, начавшаяся 14 июня 1866 года, была проведена быстро и победоносно. Решающая битва произошла 3 июля у деревни Садова и закончилась полным разгромом австрийской армии. Прусская армия встала у ворот Вены, австрийский император срочно запросил мира.

В момент, когда австрийская армия была повержена, Бисмарк одержал свою очередную победу, на сей раз – над генералитетом прусской армии и над окружением короля Вильгельма. Генералы хотели непременно войти в Вену. При этом королю настойчиво советовали ободрать побежденного врага, как липку. Бисмарк не допустил ни того, ни другого. Пруссия заключила мир с Австрией, не взяв ни клочка австрийской территории. Итальянцы получили Венецию, но их требования, касавшиеся областей Триеста и Триента, Бисмарк поддержать отказался. Благодаря такой умеренности процесс мирных переговоров не затянулся, и Наполеон III не успел вмешаться в конфликт.

Самым же главным следствием войны стало создание нового государства – Северогерманского союза, охватившего большую часть германской территории. Союз возглавил король Вильгельм Прусский, а в союзном правительстве полновластно распоряжался Бисмарк.

Вне союза остались южногерманские государства, для присоединения которых необходимо было преодолеть сопротивление Франции. Поэтому сразу же по окончании австро-прусской войны Бисмарк и Мольтке стали разрабатывать планы военного похода на Париж. Политически обеспечить эту войну не представляло особой сложности для северогерманского канцлера: не слишком дальновидная политика Наполеона III изолировала Францию от всех возможных союзников.

В 1870 году Бисмарк умело спровоцировал дипломатический конфликт с Парижем, сделав так, что французская сторона выглядела в нем инициатором. Основные силы французской армии были перемолоты в пограничных сражениях. Утром 2 сентября 1870 года сдался в плен император Наполеон III. Франция еще несколько месяцев сопротивлялась, но переломить ситуацию уже было невозможно. К весне 1871 года все возможности продолжения войны были французами исчерпаны. Франция признала свое поражение и заплатила громадную контрибуцию.

Объединение Германии было завершено самым триумфальным образом. Не дожидаясь формального окончания войны, победители объявили свою страну Германской империей. Она была законодательно оформлена как конституционная монархия, с двухпалатным парламентом, но при сосредоточении властных прерогатив в руках императора. Считаясь с амбициями князей и с давними традициями германского регионализма, создатели империи сохранили многие права за германскими землями и их правителями, включая право на собственные законы, определявшие порядок формирования органов власти на местах. Но для выборов в нижнюю палату парламента (Рейхстаг) были введены унифицированные правила всеобщего, равного и тайного голосования. Таким образом, аристократ и консерватор Бисмарк продемонстрировал, что он не против некоторых демократических процедур – если они способствуют национальному сплочению и не ослабляют государство. В целом получилась добротная законодательная конструкция.

 

БАЛКАНСКИЕ ЗИГЗАГИ

Балканы были настоящим пороховым погребом Европы. Таким этот регион сделало многовековое иго Османской империи, придавившее христианские народы. В XIX веке свои надежды на освобождение балканские христиане связывали, прежде всего, с единоверной Россией. Однако российское продвижение в данный регион Европы натолкнулось на противодействие ряда европейских держав.

В период после 1871 года Россия получила возможность активизировать свою политику на Балканах. Этот благоприятный для русской политики период продолжался сравнительно недолго, всего около десяти лет, но за это время Петербургу удалось решить ключевые задачи на данном направлении.

Как только отгремели пушки франко-прусской войны, князь Горчаков заявил о денонсации ущемлявших Россию статей Парижского договора. Получив без войны право восстановить Черноморский флот, Российская империя умножила свои усилия в поддержку христианского населения Османской империи. Активизируя свою балканскую политику, Петербург стремился избежать открытого конфликта с Веной, и в этом своем стремлении рассчитывал на поддержку Берлина. Но сначала надо было определиться с новым форматом взаимоотношений между двумя империями. В течение длительного времени в российско-прусском дуэте первую скрипку играл Петербург. После того как Пруссия трансформировалась в могущественную Германскую империю, отношения двух монархий должны были несколько перемениться по ролевым функциям.

В 1871-1875 годах Бисмарк сделал несколько попыток привязать российскую политику к германским интересам, прежде всего в вопросах, связанных с германо-французскими отношениями. Побежденная Франция быстро восстанавливала силы, и в берлинской верхушке вызрела идея нового удара по уже поверженному врагу. В этот период Европа неоднократно будоражилась тревогами по поводу возможности новой германо-французской войны. Самый острый кризис произошел весной 1875 года; разрешен он был в ходе знаменитого свидания Горчакова и Бисмарка в Берлине.

Горчаков, естественно, не мог дать согласия на новую военную акцию против Франции. Бисмарк услышал то, чего и ожидал, хотя и не скрывал своего раздражения. Впрочем, германский канцлер не мог не знать, что вся Европа сочувствовала французам. Начинать войну в таких условиях было бы явной глупостью при любом исходе беседы с русским канцлером. Скорее всего, сама нервозная обстановка тех переговоров, вполне ощущавшаяся берлинской правящей верхушкой, была на руку Бисмарку – ведь ему надо было как-то объяснить генералам кайзера Вильгельма, почему им не позволяют совершить еще одну победоносную прогулку на Париж. Однако в любом случае переговоры Горчакова с Бисмарком весной 1875 года можно считать знаковым эпизодом: именно после этих переговоров во взаимоотношениях двух держав появилась тень взаимного недоверия. Начинавшееся на уровне недомолвок, недоговоренностей, недопониманий, в дальнейшем оно развело Россию и Германию по разные стороны окопов Первой мировой войны.

Внешне же отношения двух империй выстроились тогда по линии равноправного партнерства. В тот момент это было в наибольшей степени необходимо России – начинался длительный и острый политический кризис на Балканах. Осенью 1875 года вспыхнуло антитурецкое восстание в Боснии и Герцеговине, в 1876 году поднялась Болгария. В войну с Турцией вступили номинальные вассалы султана, Сербия и Черногория.

Все попытки добиться мирного разрешения балканского кризиса разбились о непреклонную позицию Стамбула. Война с Турцией стала неизбежной, но вооруженное выступление России в защиту славянских братьев могло произойти лишь после длительной дипломатической подготовки. В конце концов Горчакову при некоторой поддержке Бисмарка удалось добиться сближения позиций России и Австро-Венгрии, и в январе 1877 года в Будапеште было подписано секретное соглашение, гарантировавшее австрийский нейтралитет. Весной того же года война была объявлена, а еще через месяц российская армия перешла Дунай и вступила на территорию Болгарии. В январе 1878 года турки запросили мира.

Перемирие, заключенное 3 марта 1878 г. года в местечке Сан-Стефано, было весьма выгодным для России, но условия этого перемирия были немедленно опротестованы Британией и Австро-Венгрией. Российскому правительству пришлось согласиться на значительную корректировку условий мира в ходе Берлинского конгресса в июне 1878 г. Однако несмотря на все разочарования, российская политика на Балканах увенчалась крупным успехом. Создание независимого Болгарского государства, усиление Греции, Сербии и Черногории – все это обеспечивало условия для дальнейшей самостоятельной борьбы балканских народов за полное освобождение из-под османского ига.

БЕРЛИНСКИЙ КОНГРЕСС - BERLINER KONGRESS

 

НАСЛЕДИЕ ЖЕЛЕЗНЫХ КАНЦЛЕРОВ

Князь Горчаков фактически отошел от руководства российской внешней политикой сразу же после Берлинского конгресса, хотя до 1882 году формально оставался канцлером Российской империи. Наследники политики Горчакова далеко не всегда были на высоте, и Россия нередко проигрывала в дипломатических состязаниях с другими европейскими странами. Но российско-германские отношения всегда оставались в центре внимания Петербурга, где дорожили дружбой могущественного соседа. Альянс двух великих держав, основы которого были заложены совместными трудами Горчакова и Бисмарка, существовал довольно долго – до того самого момента, когда ушел из большой политики последний из тандема железных канцлеров.

ОТТО ФОН БИСМАРК - OTTO VON BISMARCKАЛЕКСАНДР ГОРЧАКОВ - ALEKSANDER GORCHAKOVБисмарк оставался на своем посту до 1890 года. Его политика в последние годы правления была отмечена массой частных успехов. В 1879 году Бисмарк заключил союз с Австро-Венгрией – этим актом Германская империя взяла под опеку дряхлеющую державу Габсбургов. Возникшие при этом трения в русско-германских отношениях канцлер нейтрализовал, возобновив в 1881 году Союз трех императоров, смысл которого заключался в том, что Россия согласилась не вступать в союзные отношения с Францией, а Германия (вместе с Австрией) обещали не поддерживать Британскую империю при возможных ее конфликтах с Россией. Со временем Бисмарк заключил еще один тройственный союзный договор – с Австрией и Италией. А далее он попытался добиться присоединения к этому альянсу Англии, что фактически объединило бы Германию и Англию против России и Франции. Этот политический проект прямо противоречил идее Союза трех императоров, но Бисмарка такие противоречия не смущали. Он создавал, прежде всего, систему гарантий безопасности для Германской империи.

Сложнейшая система открытых и секретных союзов, созданная канцлером Бисмарком, могла адекватно функционировать только под личным контролем ее создателя. Как только Бисмарк был удален от дел, новые руководители германской внешней политики сломали целый ряд ключевых звеньев того договорного механизма, которым обеспечивалась внешняя безопасность Германской империи. Первым делом в Берлине отказались от продления договора «о перестраховке» (секретного германо-российского соглашения, заключенного в 1887 году и обеспечивавшего определенные гарантии сохранения мира между двумя империями в случае конфликта одной из них с какой-либо третьей державой). Тем самым был уничтожен стержневой элемент тайной дипломатической механики, препятствовавшей созданию франко-русского союза. И этот союз, которого так опасался Бисмарк, стал реальностью уже в 1891 году. Дальнейшее развитие общеполитической ситуации в Европе шло уже как по накатанной колее – к неизбежной катастрофе, которая, как известно, разразилась в 1914 году и обрушила создававшиеся веками империи Романовых, Габсбургов и Гогенцоллернов

SENATOR - СЕНАТОР


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.