ОСТРОВ СОКРОВИЩ | Сахалинская область – единственный островной регион в России
СЕНАТОР - SENATOR
журнал СЕНАТОР - Journal SENATOR

 

         От редактора
         НОВАЯ РОССИЯ
         ФЕДЕРАЛИЗМ
         ИНТЕГРАЦИЯ
         ПОРТРЕТ СЕНАТОРА
         РЕГИОНЫ РОССИИ
         СТОЛЬНЫЙ ГРАД
         КАЛЕЙДОСКОП
 

 

 

 
  

 
А вы у нас были?..
 
Счётчик тиц pr
 Subscribe

РОССИЯ СИЛЬНА ПРОВИНЦИЕЙ!

ОСТРОВ СОКРОВИЩ
SENATOR - СЕНАТОР - SENAT


 

ОСТРОВ САХАЛИН - ОСТРОВ СОКРОВИЩСахалинская область – единственная островная в нашей стране. Её территория включает в себя 59 островов. Самый крупный из них, Сахалин, протянулся по меридиану на 948 км. От материка он отдален татарским проливом, а от южной конечности до японского острова Хоккайдо всего 40 км. У юго-западного побережья Сахалина лежит небольшой островок Монерон. Недалеко от мыса Терпения приютился остров Тюлений – лежбище морских котиков, одно из трех во всем мире. Юго-восточнее Сахалина, словно находящиеся в дозоре корабли, расположился 56 островов Курильской гряды.
В народе Сахалин и Курилы часто именовали островами сокровищ. В их недрах находятся немалые запасы нефти и газа, каменного угля, встречаются месторождения торфяников, фосфоритов, мрамора, есть рудопроявления золота, серебра, свинца и цинка, не редкость россыпи янтаря, агата и сердолика. А кроме того, в уникальный ресурсный потенциал области входят лес, рыба, морепродукты, пушнина.

 

Остров отличает особая красота: причудливая форма берегов, глубокие долины, глухие распадки со студеными ручьями, порожистые и быстрые реки, «кипящие» от заходящих в них на нерест лососей, хрустальные водопады, устремленные ввысь громадные конусы вулканов. Здесь можно встретить и первозданную вековую тайгу, и буйные субтропические заросли, и северную моховую тундру, и папоротниковые джунгли.
В Сахалинской области проживают примерно 630 000 человек, представляющих около 100 наций и народностей. История края неразрывно связана с героическим прошлым многих поколений русских людей. Заселение Сахалина шло, главным, образом за счет ссыльнокаторжных и ссыльнопоселенцев, ибо организовать вольную колонизацию острова царскому правительству не удалось. Начало отправки ссыльных было положено еще в 1858 году, а через 11 лет Сахалин был официально объявлен местом ссылки и каторги. Перевозка каторжан с материка осуществлялась в основном водным путем из Одессы, а также этапным путем через Сибирь.
В 1876 году в посту Дуэ была основана первая на острове тюрьма, а в 1892 году их уже стало шесть. Великий русский писатель А.П. Чехов, побывавший на Сахалине в 1890 году, назвал его «адом на земле», а известный журналист того времени В. Дорошевич, посетив остров спустя семь лет, утверждал, что еще не было совершено такого преступления, за которое следовало бы наказывать сахалинской каторгой. За годы каторги здесь отбыли наказание свыше 30 000 осужденных.

 

СТОЛИЦА КАТОРЖАН

По распоряжению министра внутренних дел Российской Империи ссыльнокаторжные, отбывшие срок наказания, в обязательном порядке оставлялись на острове и переводились на поселение. Именно таким образом в 1882 году в Корсаковском округе образовалось селение Владимировка, на месте которого впоследствии вырос областной центр Южно-Сахалинск. В 1885 году во Владимировке было 57 человек. Их жизнь определялась указами Российской Империи и «Положением об управлении островом Сахалин», циркулярами и предписаниями Главного тюремного управления. Непосредственно руководил южной частью острова заведующий ссыльнокаторжными на Южном Сахалине.
Но даже на каторге люди живут. Поселенцы заводили скот, раскорчевывали лес, ловили рыбу, промышляли зверя. Осенью 1886 года власти создали во Владимировке сельскохозяйственную ферму. Она должна была стать «опытным полем» и служить образцом для поселенцев. Но образца не вышло. Получилась, как писал А.П. Чехов, «фирма», где «...урожаи часто бывают хуже, чем у поселенцев, и это вызывает всеобщее недоумение и даже насмешки...».
И все же дело понемногу пошло. В 1895 году здесь уже насчитывалось 42 хозяйских участка, проживало 130 человек, из них 2 ссыльнокаторжных, 43 ссыльнопоселенца, 38 крестьян из ссыльных, 47 детей. Вдоль единственной в поселке улицы стояли рубленые дома с мезонинами, тесовыми крышами и резными наличниками на окнах. Имелось около 70 десятин усадебной и пахотной земли, почти 300 голов крупного рогатого скота, мельница, почта, двухклассная школа грамотности, торговые лавки, часовня, ряд казенных построек.

 

КАРАФУТО – ОСТРОВ ЧЕРНЫХ БЕРЕЗ

В июле 1905 года труд поселян был прерван вторжением на Южный Сахалин Японских войск. На 40 лет Владимировка перестала быть русским селом. В 1908 году она была объявлена столицей японского Сахалина, административным центром губернаторства Карафуто. А в 1915 году японцы переименовали ее в Тойохару.
Губернаторство Карафуто делилось на 4 округа с центрами в городах Тойохара (Южно-Сахалинск), Маока (Холмск), Эсутору (Углегорск), Сикука (Поронайск). В составе округов насчитывалось 42 волости. Город Тойохара и 16 близлежащих волостей представляли Тойохарский административный район, объединяющий более 70 населенных пунктов.
К началу 40-х годов Тойохара была уже довольно крупным городом, в котором проживало 40 тысяч человек. Дома строились в основном легкого, каркасного типа, перегородки делались из фанеры, а крыши – из стружки, дранки или шифера, реже из жести. Окна, как правило, оклеивались прозрачной бумагой типа пергамента. Центрального отопления, канализации, водопровода не было.
Электроэнергию городу давали две электростанции мощностью 4120 к‚т. Промышленность представляли угольная шахта, судоремонтный, мыловаренный, сульфитно-спиртовой, молочно-маслодельный, коптильный, спирто-водочный и сахарный заводы, два кожевенных завода, заводы по переработке шкур морского котика, по производству желатина, крахмала, саго, миссо-сои, три завода сакэ, паровозоремонтные мастерские, целлюлозно-бумажный комбинат, пять лесопильных и два кирпично-керамических завода, многочисленные фабрики, 19 типографий, более 120 мастерских.
Основой землепользования являлись крупные частнособственнические хозяйства. Выращивались пшеница, ячмень, овес, гречиха, рис, бобовые, огородные культуры.
Тойохара был связан с другими городами железнодорожным и авиационным транспортом, телеграфом и телефоном. Имелось 11 начальных школ, три гимназии, а также индустриальное, медицинское, торгово-коммерческое и педагогическое училища. В пригороде находился научно-исследовательский институт звероводства и сельского хозяйства.
В Тойохарском районе работали 24 врача, имелось 7 больниц на 468 коек.
Особо надо сказать об отношении японских властей к корейцам, которых на Южном Сахалине к концу военных действий насчитывалось 23,5 тысячи. В основном насильственно завезенные сюда, они работали по 12-16 часов в сутки на самых тяжелых работах – строительстве шахт, лесозаготовках, осушении болот. За малейшее нарушение режима сажали в карцер, а за попытку к побегу расстреливали.
Государственные интересы Советского Союза требовали, чтобы японский плацдарм на Южном Сахалине был ликвидирован. Боевые действия начались 11 августа 1945 года, а 2 сентября состоялось подписание акта о безоговорочной капитуляции Японии.
В период боевых действий значительная часть населения бежала в Японию. Многие села оказались брошенными. По данным советской администрации, с Южного Сахалина к сентябрю 1945 года выехало более 100 тысяч человек. До 70 тысяч беженцев скопилось в городах Тойохаре, Отомари и Маоке. В течение двух месяцев их пришлось возвращать по местам жительства. Десятки тысяч скрывались в лесах.
Здесь уместно сказать то, о чем долгое время умалчивалось. Советским войскам недостаточно было разъяснено, что они вступили на свою, исконно русскую землю, а не на японскую территорию. Это привело к бессмысленным разрушениям предприятий, учреждений культуры и религиозных храмов, хищению ценностей. Бывали и случаи грабежей и мародерства.
К началу 1946 года завершился первый этап ликвидации последствий военных действий и налаживания здесь нового, социалистического уклада жизни.
2 февраля 1946 года Указом Президиума Верховного Совета СССР образуется Южно-Сахалинская область в составе Хабаровского края. Административным центром ее был определен город Тойохара, переименованный в Южно-Сахалинск.
В феврале-марте 1946 года в основном завершилась национализация, в результате которой советским хозяйственным органам перешло 735 промышленных предприятий.
В первый послевоенный период крайне обострилось положение с продовольственным снабжением. Из Маньчжурии на Южный Сахалин были доставлены рис, соя, чумиза, гаолян. На месте был организован сбор дикоросов. Это помогло спасти японское население от неминуемого голода. В связи с тем, что поставок продовольствия с материка не ожидалось, пришлось урезать нормы. На одного человека в месяц полагалось риса: рабочим 12-14 кг, служащим и иждивенцам – 9 кг, детям – 7 кг, рыбы – всем категориям взрослых по 5 кг, детям – 2,5 кг и независимо от занятости и возраста на каждого человека 120 г сахару, 200 г соли, 1,6 кг соуса и 2 куска мыла на 3 месяца.
Вот как описывал обстановку того времени начальник Южно-Сахалинского управления по гражданским делам Д.Н. Крюков:
«На центральной улице и на параллельной с ней – десятки небольших магазинчиков. Все они закрыты, но не заперты; в задних комнатах живут владельцы. Позовешь – выйдет хозяин, отпустит товар. Но товаров сейчас почти нет, кроме хозяйственных предметов домашнего обихода, деревянной обуви и детских игрушек. Из продуктов лишь подсушенные овощи, травы, стебли лопуха, лук, мелкая сушеная и вяленая рыбешка. Владельцы магазинчиков говорят, что уже третий год товары и продукты не завозятся. Лишь по карточкам для детей выдают немного риса, бобов, картофеля».
До февраля 1946 года сохранялась система частной торговли, а затем стали функционировать и советские торговые организации. Реализация товаров шла для японского населения по ценам предвоенного времени, для русского населения по ценам государственного прейскуранта.
Чтобы как-то наладить денежное обращение, было признано целесообразным восстановить работу японских банков и параллельно вести организацию советской государственной банковской системы.
В период с 1 по 15 февраля 1946 года японские иены были изъяты из обращения, и единственным платежным средством стал советский рубль. А с 1 апреля 1946 года вместе со сберкассами прекратили свою деятельность все японские банки, акционерные страховые общества, отменялось также японское налоговое законодательство.
Ко времени окончания войны на Южном Сахалине и Курильских островах оставалось около 390 000 японских граждан. Приказы и распоряжения органов гражданского управления воспринимались ими неоднозначно, но чаще с пониманием. Одно из подтверждений тому – телеграмма губернатора Южного Сахалина Оцу Тосио местной японской администрации от 29 ноября 1945 года: «Мэры городов, городских и сельских волостей, являясь руководителями вверенных им административных единиц, несут на себе огромную ответственность. Каждый из мэров должен, проникнувшись до конца сознанием и гордостью за вверенный ему высокий пост руководителя, прилагать максимум усилий для поддержания теснейшей связи со своими участками деятельности, с помощью эффективного и честного сотрудничества оказывать полное содействие в проведении высококачественной административной деятельности».
В целом настроение японского населения не внушало серьезных опасений. Но враждебно настроенные бывшие торговцы, чиновники при поддержке прибывающих с Хоккайдо агентов высказывали недовольство, становились на путь прямого саботажа и антисоветской деятельности, распускали провокационные слухи, распространяли листовки и анонимные письма с угрозами. Приходилось всерьез считаться с тем, что со стороны бывших японских военнослужащих имели место факты бандитизма, грабежей и убийств.
Из справки управления внутренних дел Южно-Сахалинской области: «...в конце 1945 года и в начале 1946 года органами МВД Южно-Сахалинской области был вскрыт антисоветский политический центр Японцев в г. Южно-Сахалинске... По делу было арестовано 11 человек руководящего состава во главе с губернатором Карафуто Оцу Тосио ...по линии борьбы с бандитизмом было ликвидировано 13 вооруженных банд из числа членов отрядов «Боетай» с арестом 60 человек участников. Кроме того, было вскрыто и ликвидировано 18 банд – грабительских вооруженных групп с арестом 72 чел. участников, из них военнослужащих – 43 чел....
Ликвидирована диверсионная группа, состоящая из 10 человек японцев – членов отряда «Боетай», главарем которой был подполковник Чикуси Фудзио, бывший заместитель начальника штаба японских вооруженных сил на Карафуто, последние в конце августа 1945 года совершили поджог города Поронайска, в результате чего большая половина города сгорела...»
Большим авторитетом у японского населения пользовались священнослужители. На Южном Сахалине их было много. Они считали, что в советской стране религия запрещена, а священников сажают в тюрьму. Пришлось проводить разъяснительную работу, взять под охрану все храмы.
Под особым контролем находился процесс репатриации. Она началась в октябре 1946 года. Ежемесячно предполагалось репатриировать 30 тысяч человек. Но эта директива правительства не выполнялась. На местах не было заинтересованности в ускоренной отправке японцев, так как они составляли основную рабочую силу. Лишившись ее, многие производства могли бы остановиться.
Согласно установленному порядку, вначале выезжали владельцы предприятий, торговцы, неработающее население, многодетные, лица, имеющие в Японии членов семьи, а затем рабочие предприятий, мастерских, бирж, компаний. После уборки урожая 1947 года вывозились крестьяне и часть служащих на селе. Наконец, врачи, учителя, инженеры и другие специалисты, а также священнослужители.
В этот период значительно увеличилось число поджогов жилых домов и производственных зданий, лесов, участились факты вредительства. Произошел ряд крушений поездов, повлекших человеческие жертвы. Все это заставило принимать оперативные меры по пресечению диверсионной деятельности японцев. О времени репатриации их стали извещать не раньше чем за 24 часа до отправления в лагерные пункты. На наиболее важных народнохозяйственных объектах японский обслуживающий персонал был заменен на русский, а охрана объектов стала осуществляться круглосуточно.
К 1949 году почти все проживающие в Сахалинской области японцы были репатриированы. Перед отъездом они, возможно, в силу традиционной вежливости, даже писали благодарственные письма властям. Сохранились весьма любопытные образцы таких торжественных адресов. Вот, в частности, послание от работников Тойохарского лесотреста: «Мы получили разрешение на возвращение на родину, которое мы ожидали. Сегодня отправляемся на пароход. Если посмотреть на прошедшие полтора года, мы работали это время в лесной промышленности под руководством тов. Шабурова, за что мы благодарим его. Мы, японцы, все время жили спокойно и не думали о безработице. Пользовались одинаковыми правами, как и русские люди. Наши дети могли нормально продолжать свою учебу. Об этом мы даже не предполагали раньше. Отношение к нам было одинаковым, без различия, что мы японцы. Ежедневно под руководством местных советских властей старались всеми силами выполнять полученные задания на счастье народу. Благодаря хорошему планированию и технике мы всегда добивались хороших успехов, каких мы не могли делать раньше, в довоенный период. Кроме того, мы обогатили свой опыт. Об этом мы не забудем во всю свою жизнь. Сейчас мы имеем право выезда на родину. Мы, конечно, не представляем себе о том, что в Японии мы увидим рай...
Расставаясь с Южно-Сахалинском, мы глубоко благодарим за теплое отношение к нам».
Но мы вернемся к первому послевоенному периоду. Восстановление хозяйства, разрушенных городов и сел требовало рабочих рук. В 1946-48 годах в Южно-Сахалинскую область с материка прибыло 350 тыс. переселенцев. На всех жителей области были распространены льготы, установленные для работающих в районах Крайнего Севера.
Изучение архивных документов, воспоминания очевидцев событий тех лет дают основания утверждать, что правительственные льготы «работали» далеко не всегда. Приехавшие на Южный Сахалин нередко испытывали крайнюю нужду. Чтобы как-то устроить людей, приходилось занимать здания школ и клубов, полуразрушенные дома. Но размеры даже такого приспособленного жилья не превышали двух квадратных метров на человека. Положение усугублялось тем, что в жилом фонде оставались расквартированными соединения сухопутных, авиационных, морских и пограничных войск. Из продуктов питания были в основном рыба, овощи, рис. Но и это отпускалось через трофейные склады. Многие приезжали на остров без зимней одежды и обуви, а приобрести их на месте зачастую не удавалось. Все это порождало недовольство людей, и значительная часть уехала обратно на материк. За три года на Большую землю вернулось 132 тысячи человек.

 

СТОЛЬНЫЙ ГРАД

За прошедшие годы Южно-Сахалинск изменился неузнаваемо. Выросли кварталы многоэтажных домов. На месте японских бараков возведены промышленные корпуса, разбиты зеленые скверы и площади, пролегли широкие проспекты и улицы. Заново была создана многоотраслевая экономика. Южно-Сахалинск занимает ведущее место в хозяйственном комплексе области по производству промышленной продукции, овощей, яиц, мяса птицы и свинины, молочной продукции, кондитерских и макаронных изделий, швейных изделий, обуви, а также по объему транспортных перевозок. На территории муниципалитета проживают 185 тыс. человек, действует более 100 предприятий промышленности всех форм собственности, свыше 200 строительных и проектных организаций. В сфере услуг работает 630 предприятий торговли, общественного питания и 250 объектов службы быта. На финансовом рынке занято 14 кредитных и около 50 страховых компаний.
Южно-Сахалинск по-прежнему культурный и научный центр. Здесь открыто 35 общеобразовательных школ, гимназий и лицеев, 4 средних и 2 высших профессиональных училища, лесотехнический техникум, музыкальное училище, педагогический и медицинский колледжи. А также и государственный университет, институт экономики, права и информатики, институт коммерции, филиал Дальневосточной государственной академии экономики управления, Дальневосточный академический правовой университет при Институте государства и права Российской академии наук, институт усовершенствования учителей. Культурно-просветительную работу ведут 21 библиотека, 7 клубных учреждений, 9 музыкальных школ и школ искусств, филармония, театральный центр им. А.П. Чехова, театр кукол, краеведческий и художественный музеи, эстетический и научно-методический центр народного творчества. Действующие в городе 6 научно-исследовательских институтов занимаются изучением проблем морской геологии и геофизики, вулканологии и геодинамики, гидротехники и мелиорации, рыбного хозяйства и океанографии, развития угольной промышленности и сельского хозяйства.
В каждым годом расширяются международные связи Южно-Сахалинска. Открылись представительство Генерального консульства Японии, японский культурный центр, американский бизнес-центр, южнокорейский центр просвещения, первый на Дальнем Востоке филиал японского банка «Митиноку», зарегистрировано более 300 компаний с привлечением иностранных инвестиций, ведется строительство Дома российско-японской дружбы. В связи с освоением сахалинского шельфа развивается сотрудничество в области нефтегазовой промышленности. Установились дружественные связи с городами Хакодатте (Япония), Янцзы (Китай). Авиалинии связывают Южно-Сахалинск с городами Хакодатте (Япония), Сеул и Пусан (Республика Корея), Анкоридж (США), Харбин (Китай).
Особенно тесные узы дружбы связывают Южно-Сахалинск с японским городом-побратимом Асахигавой. Дружеские контакты, начатые в 1967 году с посещения японскими гражданами могил родственников на Сахалине, со временем приобрели многообразный характер. Обмен делегациями, художественными, спортивными и туристическими группами, направление информационных материалов, проведение недель и дней дружбы, антивоенных митингов, «круглых столов», пресс-конференций и симпозиумов, выступления по радио и телевидению, демонстрации различных выставок, подборки музыкальных записей, встречи по родственным профессиям – все это вошло в практику и позволяет укреплять дружеские взаимоотношения.
Русская поговорка гласит: «В мире жить – миром жить». Созвучна этому и японская пословица: «Живите рядом – дружите». А это значит, что России и Японии надо жить в мире, сотрудничать, не обременяя свои народы проблемами прошлого.


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.