РЕКЛАМА И PR

Карусель


ПРИКЛЮЧЕНИЯ БРАТЬЕВ ЭРМАНН В РОССИИ

Ему 34 года, бизнесом в России занимается уже семь лет: с 1995 года по 1999 год был представителем немецкой компании «MTS GmbH». Под его руководством была создана национальная дистрибьютерская сеть по продвижению лучшей европейской шоколадной и молочной продукции, в частности таких фирм, как «Нестле» (Швейцария), «Штольверк», «Бауэр» (Германия), «Ферреро» (Италия).
С апреля 2000 года работает в компании «Ehrmann» в должности директора департамента продаж и маркетинга, а с ноября 2001 года — генеральным директором ООО «Ehrmann». Компания ЭРМАНН: Хартманн Аксель Нильс

ХАРРИ ИТАМЕРИ. ДАТСКАЯ ФИЛОСОФИЯ БИЗНЕСА

Харри ИтамериЕсли название Ново Нордиск ничего вам не говорит, значит, вы никогда не сталкивались с проблемами сахарного диабета — в отличие от тех 200 миллионов пациентов, у кого нарушен механизм выработки инсулина (гормона поджелудочной железы) в организме. А ведь в настоящее время, по данным медицинской статистики, сахарный диабет является третьей из наиболее частых причин смерти в индустриально развитых странах.
Ново Нордиск, крупнейшая в мире компания в области новейших биотехнологий, — это не только самый известный мировой производитель инсулина, но также компания, которая всегда славилась тем, что в основе её деятельности первое место неизменно принадлежит пациенту и заботе о нём.

ДОРОГУ ОСИЛИТ… «ДОРСТРОЙПРОЕКТ»!

Эрик Аркадьевич РайскийЕсли говорить о поэзии дорог, то российский «размер» будет самым неровным. Выбоины, ухабы, гравийное покрытие, которое вдруг сменяет гладкий асфальт, — все это подчас напоминает стихи Вознесенского с их полной непредсказуемостью и полным пренебрежением к классическим основам стихосложения. Конечно, можно, постаравшись, найти на бескрайних просторах Родины вполне приличные трассы и шоссе, но как-то большей частью отрезками и участками, которые совершенно теряются среди дорог и просёлков, проклятых многими поколениями водителей. К сожалению, приходится признать, что в XXI век России разумнее всего было бы въезжать на вездеходе.
Нежелание заниматься дорогами у нас совершенно необъяснимо. Это какая-то большая и страшная тайна, разгадать которую не способен никакой пытливый западный ум. Умберто Нобиле, легендарный командор дирижабля «Италия», в тридцатые годы работавший в СССР, вспоминал, как советские руководители поставили перед ним задачу создать парк воздухоплавательных аппаратов, которые позволили бы наладить надёжное сообщение между городами. Такой «фантастический» проект, как строительство разветвлённой сети приличных дорог, тогда даже не рассматривался.
Тем не менее к нему пришлось-таки вернуться вскоре после войны. Наконец пришло осознание того, что без дорог говорить о развитии экономики и страны нет смысла. Вроде бы, взялись за дело всеми многочисленными министерствами, институтами, конторами и организациями. Но опять как-то по-особому, по-российски. В некоторых столицах бывших союзных республик даже появилось по два-три километра показательных трасс, которые местное население именовало «10 минут по Америке». Ну а дальше, за городом, они переходили все в то же бездорожье.
Помнится, несколько лет назад нам пришлось беседовать с главным инженером строительства шоссе Москва-Минск. Вопрос, который задавался ему в разных вариациях, сводился все время к одному и тому же: «Почему у нас нет хороших дорог?». Собеседник долго сыпал техническими терминами, говорил о сложных климатических условиях, но в конце концов, не выдержав, чуть ли не рявкнул: «А как я вам построю приличное шоссе, если у меня нет ни техники, ни материалов, ни средств!».
Увы, дороги у нас строились почти по остаточному принципу. Остаточному от военных нужд. Потому и до сих пор в глухих чащобах зарастают деревьями и кустами тысячи километров прекрасных бетонок, ведущих к ракетным шахтам, военным городкам и прочим некогда сверхсекретным объектам.

         
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(1 голос, в среднем: 5 из 5)