ЭКОНОМИКА

Карусель


ЭЛЕКТРОЛЮКС В РОССИИ | КАК СТАТЬ МИЛЛИОНЕРОМ?

— Наша компания намерена запустить в России производство автоматических стиральных машин. В настоящее время вся эта продукция импортируется. При успешной реализации этого проекта за ним также последует проект по производству холодильников.
Продукция, планируемая для производства, первоначально будет идентичной той, которая производится на заводах стиральных машин в Италии и Испании. Комплектующие и материалы для этих изделий не могут быть в полной мере получены из России. Поэтому в начальный период будет необходимо импортировать эти комплектующие. С экономической точки зрения такая ситуация не является наилучшей, поэтому для нас будет важно найти и обеспечить развитие российских производителей и поставщиков этих комплектующих. Электролюкс в России

ВРЕМЯ НЕ ЖДЁТ, РОССИЯ ТОЖЕ

Квирин Видра - MawyСам Видра алгоритм своего успеха формулирует по-военному кратко и чётко: «По-русски чувствовать и думать, действовать и руководить — по законам рынка». И ещё он часто добавляет: «Если приходить в Россию, то сейчас»...

НЕ ПИСАТЕЛЬ, А БИЗНЕСМЕН НИКОЛАЙ ГОГОЛЬ

Этот человек со знаменитой фамилией попал на Север, как и многие другие его нынешние земляки. Этот человек со знаменитой фамилией попал на Север, как и многие другие его нынешние земляки. Окончил Ивано-Франковский автотранспортный техникум. Затем — армия, был танкистом в Западной группе войск. Вернувшись домой, пошёл в обком комсомола и попросил послать его на ударную комсомольскую стройку. Чем был вызван этот шаг? Сам Николай Николаевич объясняет его просто: «Конечно, хотелось и заработать, но в не меньшей степени — получить свободу от родительской опеки».

ВЕЧНЫЕ ПЛЕННИКИ ЛЬНА

В декабре 1866 года братьями Третьяковыми, В. Коншиным и В. Кашиным было основано в Костроме товарищество новой Костромской мануфактуры, в которое вошли три фабрики: прядильная на 4800 веретён, ткацкая с 22 станками и отбельная. Дела пошли неплохо. Через два года фабрика превратилась в самое крупное предприятие отрасли в мире. Оно выпускало до 4000 тонн пряжи и 6,8 млн метров льняных тканей в год. Численность рабочих и служащих достигла 7100 человек.
После революции и разрухи, вызванной гражданской войной, многие цеха были законсервированы, и только в 1925 году был достигнут уровень производства 1913 года.
Сегодня ЗАО «Большая Костромская льняная мануфактура» выпускает различные виды льняных тканей, а также полотенца, столовое и постельное белье, занавеси и другие изделия. Братья Третьяковы и другие учредители мануфактуры

ЕЩЁ НЕ ПОТЕРЯННЫЕ НАДЕЖДЫ

Таймураз БоллоевТема вступления России во Всемирную торговую организацию уже несколько месяцев не сходит с первых полос газет и упоминается, чуть ли не в каждом информационном выпуске телеканалов. Её обсуждают депутаты, политики, предприниматели, представители министерств и ведомств, руководители общественных организаций и движений.
И все это совершенно естественно, поскольку этот акт затронет в той или иной степени чуть ли не каждого россиянина. Понятно, что жить сегодня в изоляции нельзя. Как нельзя допустить и того, чтобы Россия оставалась на задворках мира. Вступление в ВТО жизненно важно для страны, так как даёт огромные возможности для успешного развития бизнеса и внешнеэкономической деятельности. Это аксиома, спорить с которой совершенно бесполезно.
Совсем не случайно в своём послании к Федеральному Собранию президент РФ Владимир Путин отмечал: «ВТО — не абсолютное зло и не абсолютное добро. Всемирная торговая организация — это инструмент. Тот, кто умеет им пользоваться, становится сильнее. Кто не умеет или не хочет пользоваться, не хочет учиться, кто предпочитает сидеть за частоколом протекционистских квот, пошлин — обречён. Стратегически абсолютно обречён».
Но к этому серьёзному шагу надо готовиться. Причём по самым разным направлениям. В преддверии вероятного вступления России в ВТО необходимо вернуться к политике поощрения инвестиционной деятельности и восстановить инвестиционную льготу по налогу на прибыль для предприятий, развивающих собственную производственную базу. В начале августа я говорил об этом с Президентом РФ. На мой взгляд, более мягкие условия инвестирования, высвобождение инвестиционных средств позволят российским предприятиям занять твёрдое положение на внутреннем рынке уже сегодня. А завтра, после вступления России в ВТО, предприятия, воспользовавшиеся такой возможностью, повысившие уровень качества своей продукции до мирового, смогут надёжно закрепиться на международном рынке. В свою очередь это будет способствовать экономическому росту страны и повышению уровня жизни население России.
Вот пример из сферы мне наиболее близкой и известной. Потребление пива странах, входящих в ВТО, составляет в среднем около 70 литров на человека в год. По сравнению с ними Россия сильно отстаёт — мы не дотягиваем до 40 литров. Для обеспечения потенциального роста отечественные производители должны инвестировать в развитие отрасли около двух млрд. долл. В противном случае эта ниша будет занята продукцией иностранных производителей.

НА САХАЛИНЕ. ОНИ РАБОТАЮТ… НА ЯПОНИЮ

Холмский район на СахалинеПосёлок имеет стратегическое значение для рыбаков Сахалина: здесь ежегодно на нагул в океан выпускают более 41 миллиона подращённой жизнестойкой молоди лососёвых — кеты, которая через 3-5 лет вновь возвращается к родным берегам, что даёт возможность сахалинским рыбакам увеличить улов именно этой особи.
Все жители посёлка — рыбоводы. в цехах-питомниках, применяя методы современной биотехнологии, они ежегодно увеличивают количество такой ценной в пищевом и экономическом отношении лососёвой рыбы. интересно, что мальки сахалинской кеты, как младенец в утробе матери, девять месяцев ждут своего рождения, проведя все это время в инкубаторе цехов-питомников.
Наш собеседник — Валерий Олегович Брагин, директор Калининского рыбоводного завода, рассказывает нам о буднях рыбоводов и трудностях своего дела.

ГЕРМАН ГРЕФ И ЭТО ВСЁ О НЁМ

Министр экономического развития и торговли Российской Федерации Герман ГрефФормирование рыночного уклада в российской экономике начиналось в момент революционного взрыва, уничтожившего власть коммунистической партии и вместе с ней планово-распределительный социализм. Необходимость срочного формирования нового уклада взамен уничтоженного определила стиль и результаты деятельности первого правительства реформ, лидером которого на рубеже 1991-1992 годов стал Егор Гайдар. Оно успело заложить основы российского капитализма, а затем в ходе ожесточённой борьбы за власть между президентом Ельциным и руководством Верховного Совета РФ вынуждено было уйти с политической арены. Романтические обстоятельства падения первой команды реформаторов сделали Гайдара харизматическим лидером либеральной интеллигенции первой половины девяностых годов. Для прокоммунистической же оппозиции он превратился в вождя партии «ограбления народа».
Знаменосцем следующего, гораздо менее романтичного периода российских реформ был Анатолий Чубайс — скромный научный работник, внезапно обнаруживший в себе качества выдающегося политического стратега и тактика аппаратных баталий. С его именем связывались надежды и разочарования общества в процессе массовой приватизации, которая также вскоре стала восприниматься как «грабительская».
Очередная генерация деятелей реформаторского толка, приглашённая к участию во власти вторым президентом России, оказалась в весьма двусмысленном положении без вины виноватых во всем, что было сделано или недоделано её предшественниками. Герман Греф, ставший знаковой фигурой новейшего этапа либеральных реформ, мог бы и не беспокоиться о своём политическом имидже: мнения о нем, причём диаметрально противоположные, сформировались ещё до подписания президентского указа о назначении на министерский пост. Они сходятся разве что в одном: нынешний министр экономического развития и торговли всеми признан в качестве одного из очевидных лидеров правительственной команды и главного на данный момент «мотора» поступательного реформаторского процесса.

МОСТЫ ЧЕРЕЗ ВЕКА

История Института «Стройпроект», который создали молодые питерские инженеры, похоже меньше всего на сказку о Золушке, которой повезло встретить прекрасного принца с заказами и деньгами. Это скорее, рассказ о людях, знающих и, главное, любящих своё дело. И в общем-то, именно поэтому сумевших добиться успеха. А начиналось все у них достаточно ординарно.
Вантовый мост в ПетербургеВ самый тяжёлый период реформ, когда коллективы НИИ и КБ, устав от безденежья, чуть ли не полным составом перекочёвывали на рынки и барахолки, пополняя армию работников торгового цеха, четыре сотрудника «Гипростроймоста» организовали малое предприятие «Стройпроект», которое должно было бы заняться проектированием мостов. «Честно говоря, мы даже не очень верили, что у нас что-то получится», — признается директор Института «Стройпроект» Алексей Александрович Журбин. — Но при всем этом было желание работать и причём по своей специальности. Нам было интересно заниматься именно мостами. Нас учили их строить в институте, и в своих знаниях мы были уверены. И нам было далеко не все равно, каким способом зарабатывать деньги. Желание проектировать у нас было, ну а остальное приложилось со временем. Сегодня страшно вспомнить, что начинали мы с четырёх старых кульманов. Они, да ещё амбиции — вот и весь наш актив на то время. А вокруг конкуренты, мощнейшие институты — «Трансмост», «Ленгипротранс», «Гипростроймост», «Дорпроект», «Ленгипроинжпроект». И это только в Санкт-Петербурге. А ведь фактически чуть ли не в каждом областном центре был своей проектный институт. С именем, с заказчиками, которые знали его многие годы. Возможно, помогло нам то, что мы раньше коллег почувствовали, что страна вступила в другую эпоху.
Ведь как было раньше, в советские времена? Министерство выполняло функции одновременно и заказчика, и проектировщика, и строителя. Главными, понятно, были строители, так как именно они создавали что-то материальное, то есть осваивали капиталовложения. Заказчик же, которому министерство ставило ту или иную задачу, был в этой цепочке самым последним лицом. Он бегал за строителем, упрашивал его, уговаривал, умолял, а тот диктовал свои условия.
В начале 90-х ситуация кардинально изменилась. Проектировщики и строители сегодня уже не находятся в стенах министерства, а стали самостоятельными акционерными обществами, а заказчик стал самолично распоряжаться средствами. Поэтому он сейчас вправе требовать, да и требует от исполнителей: я вам плачу деньги, а вы мне давайте качественную продукцию.

ПЕТЕРБУРГ. ПРОБЛЕМЫ БОЛЬШОГО ГОРОДА

КАРМАЗИНОВ ФЕЛИКС ВЛАДИМИРОВИЧ«СЕНАТОР»: Феликс Владимирович, среди подобных предприятий в России ваше — одно из старейших. То есть накоплен колоссальный опыт работы в сложнейшей сфере городского хозяйства. К сожалению, у нас сплошь и рядом он сводится к фиксации различного рода негативных явлений. Однако «Водоканал Санкт-Петербурга» несколько выпадает из общего правила. О нем чаще упоминают в перечне современных, передовых структур.
ФЕЛИКС КАРМАЗИНОВ:
10 октября нам исполнилось 143 года. Указ о создании общества «Петербургские водопроводы» был подписан ещё Александром Вторым. Думаю, что это самый старый водопровод в России или один из самых старых. Собственно, по-другому и быть не могло, ведь Петербург был столицей, и уж как не ему в первую очередь было обзаводиться водопроводом. По тем временам это была своего рода привилегия. А кроме того, и серьёзный прорыв в городском хозяйстве.
Но сколько времени было упущено потом. Фактически с 1918 года до начала 90-х коммунальным хозяйством в тогдашнем Ленинграде никто всерьёз не занимался. Старались по-минимуму обеспечить бытовые потребности жителей, но не более того. Все средства уходили на развитие тяжелей индустрии. Я не берусь судить о правильности такого подхода, но результат его известен. К последнему десятилетию века мы подошли с таким состоянием коммунальных служб, которое соответствовало в лучшем случае шестидесятым годам на Западе. Другими словами, к этому моменту мы отставали лет на тридцать.
Достаточно сказать, что до 1978 года в Ленинграде не было канализации в цивилизованном, общепринятом смысле этого термина. Ну, как можно называть канализацией примитивный сток в ближайший канал или протоку? А настоящая канализация в городе появилась позже. За 23 года мы отправили на очистные сооружения практически все стоки. Вы представляете, какая колоссальная работа была проделана! И сегодня речь уже не идёт о каком-то крупномасштабном строительстве. Строить мы, конечно, будем, но не с таким размахом. Санкт-Петербург обеспечен основными сооружениями по очистке сточных вод на долгое время. Теперь мы займёмся реконструкцией, модернизацией, ремонтом, совершенствованием уже существующих систем. Здесь очень много предстоит сделать, и все-таки мы в значительной мере сократили тот разрыв, который был между нами и передовыми странами.

ПРИКЛЮЧЕНИЯ БРАТЬЕВ ЭРМАНН В РОССИИ

Ему 34 года, бизнесом в России занимается уже семь лет: с 1995 года по 1999 год был представителем немецкой компании «MTS GmbH». Под его руководством была создана национальная дистрибьютерская сеть по продвижению лучшей европейской шоколадной и молочной продукции, в частности таких фирм, как «Нестле» (Швейцария), «Штольверк», «Бауэр» (Германия), «Ферреро» (Италия).
С апреля 2000 года работает в компании «Ehrmann» в должности директора департамента продаж и маркетинга, а с ноября 2001 года — генеральным директором ООО «Ehrmann». Компания ЭРМАНН: Хартманн Аксель Нильс

ХАРРИ ИТАМЕРИ. ДАТСКАЯ ФИЛОСОФИЯ БИЗНЕСА

Харри ИтамериЕсли название Ново Нордиск ничего вам не говорит, значит, вы никогда не сталкивались с проблемами сахарного диабета — в отличие от тех 200 миллионов пациентов, у кого нарушен механизм выработки инсулина (гормона поджелудочной железы) в организме. А ведь в настоящее время, по данным медицинской статистики, сахарный диабет является третьей из наиболее частых причин смерти в индустриально развитых странах.
Ново Нордиск, крупнейшая в мире компания в области новейших биотехнологий, — это не только самый известный мировой производитель инсулина, но также компания, которая всегда славилась тем, что в основе её деятельности первое место неизменно принадлежит пациенту и заботе о нём.

ДОРОГУ ОСИЛИТ… «ДОРСТРОЙПРОЕКТ»!

Эрик Аркадьевич РайскийЕсли говорить о поэзии дорог, то российский «размер» будет самым неровным. Выбоины, ухабы, гравийное покрытие, которое вдруг сменяет гладкий асфальт, — все это подчас напоминает стихи Вознесенского с их полной непредсказуемостью и полным пренебрежением к классическим основам стихосложения. Конечно, можно, постаравшись, найти на бескрайних просторах Родины вполне приличные трассы и шоссе, но как-то большей частью отрезками и участками, которые совершенно теряются среди дорог и просёлков, проклятых многими поколениями водителей. К сожалению, приходится признать, что в XXI век России разумнее всего было бы въезжать на вездеходе.
Нежелание заниматься дорогами у нас совершенно необъяснимо. Это какая-то большая и страшная тайна, разгадать которую не способен никакой пытливый западный ум. Умберто Нобиле, легендарный командор дирижабля «Италия», в тридцатые годы работавший в СССР, вспоминал, как советские руководители поставили перед ним задачу создать парк воздухоплавательных аппаратов, которые позволили бы наладить надёжное сообщение между городами. Такой «фантастический» проект, как строительство разветвлённой сети приличных дорог, тогда даже не рассматривался.
Тем не менее к нему пришлось-таки вернуться вскоре после войны. Наконец пришло осознание того, что без дорог говорить о развитии экономики и страны нет смысла. Вроде бы, взялись за дело всеми многочисленными министерствами, институтами, конторами и организациями. Но опять как-то по-особому, по-российски. В некоторых столицах бывших союзных республик даже появилось по два-три километра показательных трасс, которые местное население именовало «10 минут по Америке». Ну а дальше, за городом, они переходили все в то же бездорожье.
Помнится, несколько лет назад нам пришлось беседовать с главным инженером строительства шоссе Москва-Минск. Вопрос, который задавался ему в разных вариациях, сводился все время к одному и тому же: «Почему у нас нет хороших дорог?». Собеседник долго сыпал техническими терминами, говорил о сложных климатических условиях, но в конце концов, не выдержав, чуть ли не рявкнул: «А как я вам построю приличное шоссе, если у меня нет ни техники, ни материалов, ни средств!».
Увы, дороги у нас строились почти по остаточному принципу. Остаточному от военных нужд. Потому и до сих пор в глухих чащобах зарастают деревьями и кустами тысячи километров прекрасных бетонок, ведущих к ракетным шахтам, военным городкам и прочим некогда сверхсекретным объектам.

ПОЛПРЕД ГЕРМАНСКОГО БИЗНЕСА В РОССИИ

Quirin Wydra«Суметь подняться над узко прагматичными целями. Делать свою работу, как можно лучше. Всегда быть готовым отвечать за неё». В этих трех коротких предложениях президент Mawy ГмбХ Квирин Видра чётко формулирует кодекс поведения сотрудников своей компании. И добавляет: «Наш девиз: «Mawy — больше, чем бизнес!».

ДОБРЫЕ СОСЕДИ — СТАРЫЕ ДРУЗЬЯ

Сегодня же объем взаимной торговли снова растёт, и весьма динамично. О причинах изменения ситуации в этой области в эксклюзивном интервью Федеральному журналу «СЕНАТОР» рассказывает министр внешней торговли Финляндии Киммо Саси.
«СЕНАТОР»: Экономические отношения между нашей страной и Финляндией, в том числе и в сфере торговли, в прежние времена были поистине уникальными. Строились они на клиринговой основе, то есть на взаимозачётах. В 1991 году эта система рухнула, и финские экспортёры были вынуждены искать новые рынки сбыта…
КИММО САСИ:
Можно много говорить о преимуществах и недостатках клиринговой торговли, на сей счёт существуют разные, подчас самые противоположные мнения. Но факт остаётся фактом: отказ от этой системы оплаты привёл к обвалу торговли между нашими странами. Хотя тенденция к её постепенному свёртыванию наметилась ещё в предшествующие годы. В конце 80-х доля России во внешней торговле Финляндии сократилась и составила менее 10%. Далеко не всем финским фирмам, особенно малым и средним, слишком рассчитывавшим на клиринговые поставки и не сомневавшимся в их надёжности, удалось перестроиться и найти альтернативные рынки. Министр экономики Финляндии Kimmo Sasi

FORTUM ДОВЕРИЯ: ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ СВЯЗИ БУДУЩЕГО

Матти Вуория, президент концерна Fortum (Финляндия), председатель Финско-Российской торговой палатыИменно внутренние структурные преобразования создают благоприятные условия для работы в области торговли и инвестирования: реформа налоговой системы, комплексная реформа корпоративного налогового законодательства, внедрение нового таможенного кодекса и земельной реформы, которые, безусловно, благоприятствуют коммерческой корпоративной деятельности. Ведь не будем забывать, что по-прежнему 90% инвестиций в России поступает из отечественных источников.

ЗДЕСЬ НАЧИНАЕТСЯ НОВЫЙ ДЕНЬ РОССИИ

Вступив десять лет назад на путь экономических преобразований, дальневосточные регионы России стремятся сегодня использовать свои возможности, предоставляемые в рамках сотрудничества со странами АТР. Хотя в условиях кризиса российской экономики и сужения отечественного рынка — это чуть ли не единственный шанс, когда задействован богатейший ресурсный потенциал.
Именно такое направление своего развития выбрал Хабаровский край. Действительно, менее чем за десять лет ситуация здесь кардинально изменилась: ликвидирован дефицит электроэнергии, появилась собственная топливная база и край стал сам себя обеспечивать продовольствием.
Наш собеседник — отличный знаток основ региональной экономики, губернатор Хабаровского края, академик Виктор Иванович Ишаев. Губернатор Хабаровского края академик Виктор Иванович Ишаев

САХАЛИН. ПРОРЫВ В БУДУЩЕЕ

«Сахалинская энергия» — беспрецедентный по масштабам международный проект. Об этом в первую очередь свидетельствуют объёмы инвестиций, которые, по данным специалистов, составят 10 миллиардов долларов. В условиях продолжающегося кризиса и нежелания западного бизнеса вкладывать деньги в российскую экономику этот проект — настоящая сенсация в деловом мире.
Первый этап освоения месторождения включал ввод в действие нефтедобывающего комплекса «Витязь». Это собственно буровая платформа «Моликпак», одноякорный причал для отгрузки нефти и двухкорпусное плавучее нефтяное хранилище — танкер «Оха». Комплекс установлен в Охотском море в 18 километрах от северо-восточного побережья Сахалина. Молипак: Сахалинская энергия

НОВАЯ ВАЛЮТА СТАРОГО СВЕТА

Ольга БуторинаЕвро — первая в истории человечества денежная единица, которая заменила собой валюты нескольких стран и обращается не параллельно им, как, скажем, прежняя ЭКЮ, а вместо них. Она уже существует почти четыре года, три из них — в безналичном режиме и последний год — по-настоящему. За свою короткую историю евро пережила долгое, мучительное обесценение, закончившееся, как и подобает детским болезням, радостным выздоровлением. Чего ждать дальше? Как новая валюта поведет себя в собственном доме и на внешних рынках, что она меняет в жизни российских граждан, предпринимателей и родного государства?
Возникает резонный вопрос: а зачем, собственно, европейцам это надо, почему они с таким упорством возвращались к идее валютного союза и каждый раз принимались за новое строительство на развалинах старого? Ответов несколько. Первый и самый очевидный — экономия на издержках обращения. Это поняли ещё ганзейцы. Интенсивная торговля на пространстве с множеством государств и валют неизбежно оборачивается большими потерями. До 1999 года, объехав пятнадцать стран Евросоюза и меняя на каждой границе валюту, можно было только на конвертирование потратить больше половины изначальной суммы. Подобные убытки несли и физические лица, и компании. Об их размере можно судить хотя бы по тому, что в ФРГ и Франции доля экспорта в ВВП составляет около 20%, в Голландии — 47%, а половина из него приходится на партнёров по ЕС.
Этот фактор — очень важный, но все-таки не основной. Главное в том, что валютный союз, как и интеграция вообще, дисциплинирует и усиливает механизм естественного отбора. Ещё до появления евро страны ЕС приложили невиданные усилия, чтобы выполнить установленные Маастрихтским договором критерии объединения. В течение 1993-1997 годов средние темпы инфляции упали с 4,1 до 1,9%, долгосрочные процентные ставки — с 8,0 до 6,2%, а дефицит госбюджета сократился с 6,1 до 2,4% ВВП. В Италии только за 1997 год он уменьшился с 6,7 до 2,7%. В 2001-м 8 из 12 стран зоны евро имели положительное или нулевое сальдо госбюджета, и только в двух из них — Португалии и Германии — оно превышало 2% ВВП. И это очень важно, ведь оздоровление государственных финансов позволяет снижать расходы на обслуживание государственного долга, а освободившиеся средства направлять на содействие экономическому росту и создание новых рабочих мест.

ДОЛГОЕ ДЫХАНИЕ

Владислав Белов, экономист-международник, кандидат экономических наук, замдиректора по научной работе Института Европы РАН.Россия всегда привлекала немецких инвесторов. История российско-германского экономического инвестиционного сотрудничества уходит своими корнями в XIX век. Для немецких фирм весьма перспективные и ёмкие российские рынки постоянно были «лакомым куском». Стратегия долгосрочного освоения российских рынков германским бизнесом состояла, да и сейчас состоит, не столько в экспорте товаров, сколько в создании собственных филиалов, организации производства в российских регионах, эффективном использовании потенциала местной высококвалифицированной и относительно недорогой рабочей силы и богатейших природных ресурсов, а также получении дополнительных преимуществ в доступе к рынкам соседних регионов и стран.
Немецкие компании во многом способствовали индустриализации российской экономики во второй половине XIX и начале XX века. С помощью германского капитала развивалась транспортная и коммуникационная инфраструктура, создавались современные предприятия в текстильной, электротехнической, машиностроительной, металлургической промышленности. После национализации они стали важной частью многих отраслей советской промышленности. В 20-е годы прошлого века немцы стали первыми инвесторами в молодую советскую экономику. Уже в то время были созданы модели инвестиционного сотрудничества между предприятиями, существующими в разных экономических системах и доказавшими свою эффективность и прибыльность. К сожалению, с начала 30-х годов инвестиционное сотрудничество практически прекратилось. Экономическая кооперация в течение нескольких десятилетий в основном была ограничена простыми внешнеторговыми сделками.
Сотрудничество в инвестиционной сфере возродилось во второй половине 80-х годов и получило свое развитие в последующие годы, особенно в условиях экономических реформ, которые начались в России. Начало этого процесса было непростым, но в целом успешным и поступательным, что обусловило стабильное присутствие немецких компаний в группе ведущих западных инвесторов в российской экономике.

       
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(2 голоса, в среднем: 5 из 5)