ИСТОРИЯ

«Всё о регионах и для регионов!» — таков лейтмотив Федерального журнала «Сенатор» со дня его основания в 1996 году...

История в некотором смысле есть священная книга народов: главная, необходимая; зерцало их бытия и деятельности; скрижаль откровений и правил; завет предков к потомству; дополнение, изъяснение настоящего и пример будущего. Правители, Законодатели действуют по указаниям Истории и смотрят на её листы, как мореплаватели на чертежи морей.
Мудрость человеческая имеет нужду в опытах, а жизнь кратковременна. Должно знать, как искони мятежные страсти волновали гражданское общество
и какими способами благотворная власть ума обуздывала их бурное стремление, чтобы учредить порядок, согласить выгоды людей
и даровать им возможное на земле счастие…
(Николай Карамзин)

Карусель


СЕНАТСКИЕ БЕСЕДЫ | ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ИТОГИ ТЫСЯЧЕЛЕТНЕГО ОПЫТА

Андрей Чернов: поэт, переводчик, историк литературы, пушкинист.— Дмитрий Сергеевич, менее всего хотелось бы, чтобы этот разговор получился столь же круглым и «юбилейным», как сама дата — 1000-летие христианизации Древней Руси. С чего же мы начнём?
— С вопроса о роли крещения Руси в истории культуры Отечества. Я думаю, что с крещения Руси вообще можно начинать историю русской культуры. Так же, как украинской и белорусской. Потому что в общем культура восходит к каменному веку, к неолиту или палеолиту. Но характерные черты русской, белорусской и украинской культуры — восточнославянской культуры Древней Руси — восходят к тому времени, когда христианство сменило собой язычество.
Христианство — письменная религия, приобщившая Русь к высокоразвитой мифологии, к истории европейских и малоазийских стран. Произошло соединение с культурой Византии, наиболее передовой страны того времени. Причём это произошло, когда византийская культура переживала пик своего расцвета IX-XI веков.
— Итак, вспомним, как это происходило...
— Русь спасла византийского императора Василия в момент восстания Варды Фоки. Владимир I направил на помощь императорам Василию II и Константину VIII шеститысячный отряд отборных своих войск — варягорусов, и они подавили восстание. В результате чего, очевидно, Василий И и обещал выдать свою сестру Анну за Владимира. Но, когда император Василий II и его бездеятельный соправитель Константин VIII укрепились на престоле, Василий II забыл о своём обещании, решил его не выполнять, потому что его дед, Константин Багрянородный, запрещал византийским императорам родниться с инородцами, а тем более с язычниками. И ссылался при этом на надпись в алтаре Софии, где говорится о том, что представительницы императорской фамилии не должны выходить замуж за инородцев. Но Владимир сумел доказать своё право военной силой.
— Он осадил Корсунь — этот греческий город сейчас входит в черту Севастополя, — Корсунь пала, и, по преданию, князь сам крестился в Корсунской крещальне, сохранившейся, кстати, до наших дней.

ИМИДЖМЕЙКЕР ЧИНГИСХАНА

Мемориальный комплекс: монумент ЧингисханаВ 1996 году газета «Вашингтон Пост» по итогам проведённого опроса объявила Чингисхана величайшим человеком II тысячелетия. Так, средневековые хронисты, историки, журналисты сознательно или подсознательно оказались имиджмейкерами этого выдающегося деятеля. Но только узкому кругу историков-востоковедов известно имя самого первого имиджмейкера — того, который в прямом смысле слова сделал Чингисхана Чингисханом. Этот человек был шаманом и звали его Тэб-Тэнгри.

ЗАГАДКА СМЕРТИ ГЕНЕРАЛА СКОБЕЛЕВА

Андрей ШолоховВполне вероятно, что во Франции у «белого генерала» сложился конкретный план действий, для осуществления которого по возвращении домой он начал лихорадочно обращать в деньги все своё имущество. Посетившему его князю Д.Д. Оболенскому Михаил Дмитриевич заявил, что собирается ехать в Болгарию, где вскоре начнётся настоящая война. «Но надо взять с собою много денег, — добавил он, — я все процентные бумаги свои реализую, все продам. У меня на всякий случай будет миллион денег с собою. Это очень важно — не быть связанным деньгами, а иметь их свободными».
Через несколько дней Оболенский вновь навестил Скобелева. Тот отдавал распоряжения о продаже бумаг, облигаций, золота, акций и т.п. «Все взято из государственного банка, все продано, и собирается около миллиона, — сказал Михаил Дмитриевич, — да из Спасского хлеб продаётся — он в цене, будет и весь миллион».
Когда в те дни к нему обратились с просьбой одолжить 5000 рублей, обычно исключительно щедрый Скобелев отказал. «Не могу дать никаким образом, — ответил он, — я реализовал ровно миллион и дал себе слово до войны самому не тратить ни копейки с этого миллиона. Кроме жалованья, я ничего не проживаю, а миллион у меня наготове, на случай — будет надобность ехать в Болгарию».
Эта история с миллионом по сей день продолжает оставаться одной из тайн, окружающих имя «белого генерала» То ли он собирал деньги для какой-то политической комбинации, то ли действительно намеревался ехать в Болгарию — нам остаётся только догадываться.

 

 

ПОД ПЛЕВНОЙ

В последний год своей жизни М.Д. Скобелев неоднократно возвращался мыслями к Болгарии. Ведь эту страну вместе с другими русскими воинами он освободил от турецкого ига, с ней была связана его слава славянского защитника.
Особенно часто вспоминал «белый генерал» ожесточённые бои под Плевной. Три штурма русских войск отбили засевшие в этом городке турки и лишь после осады сдались на милость победителя. Многократно на белом коне, в белом кителе и белой фуражке водил Скобелев свои войска в атаки и контратаки, личным примером и задушевным словом внушал солдатам уверенность в победу.

ЗАГАДКА СМЕРТИ ГЕНЕРАЛА СКОБЕЛЕВА

Аксаков полагал, что главный враг — радикалы, борьбу которых он понимал как «преступление против народа, посягательство на изменение исторического народного строя». Радикальные идеи он связывал с «западным влиянием» и распространением образования, лишённого нравственного начала.
Андрей ШолоховАксаков обвинял либералов в том, что они являются «отцами нигилизма», проводят «антирусскую политику», старался убедить правительство в необходимости принять славянофильскую политическую программу. Сблизившись с Игнатьевым, Аксаков настойчиво внушал министру мысль о необходимости созыва Земского собора. В этом его поддерживала жена — А.Ф. Аксакова, дочь известного русского поэта Ф.И. Тютчева.
Прислушивался Михаил Дмитриевич и к голосу М.Н. Каткова, активно призывавшего со страниц своей газеты «Московские ведомости»: «Будем прежде всего русскими, верными духу нашего отечества, и откажемся от воздухоплавательных опытов в правительственном деле».
Отметим, что это писал человек, ранее близкий В.Г. Белинскому, А.И. Герцену, М.А. Бакунину, но затем, видимо, под впечатлением эксцессов русского нигилизма перешедший на правый фланг журналистики и призывавший к «твёрдой власти» и даже выступавший против славянофильского проекта Земского собора.
Разумеется, не все взгляды Аксакова и Каткова разделял Скобелев. Он отвергал крайности славянофильской концепции, в частности критику петровской реформы. Не принимал катковскую позицию по Польше. Михаил Дмитриевич решительно осуждал польские разделы: «Завоевание Польши я считаю братоубийством, историческим преступлением. Правда, русский народ был чист в этом случае. Не он совершил преступление, не он и ответственен. Во всей нашей истории я не знаю более гнусного дела, как раздел Польши между немцами и нами. Это Вениамин, проданный братьями в рабство! Долго ещё русские будут краснеть за эту печальную страницу из своей истории. Если мы не могли одни покончить с враждебной нам Польшей, то должны были приложить все силы, чтобы сохранить целостным родственное племя, а не отдавать его на съедение немцам».

ЗАГАДКА СМЕРТИ ГЕНЕРАЛА СКОБЕЛЕВА

Утром 26 июня (Все даты даются по старому стилю. — Авт.) 1882 года Москва напоминала растревоженный улей. Всех буквально потрясло трагическое известие: ночью при таинственных обстоятельствах скоропостижно скончался народный герой Михаил Дмитриевич Скобелев, прозванный за своё пристрастие к белым лошадям и кителям «белым генералом».
Андрей ШолоховВ последний путь прославленного генерала провожали тысячи москвичей. Писатель В. И. Немирович-Данченко, брат известного театрального деятеля, оставил нам воспоминание об этом скорбном дне:
«Наконец, отворили дверь на площадь. В её просвет народ увидел в цветах венков лицо Скобелева. Раздалось многотысячное рыдание.
— Москва плачет… — доносилось отовсюду.
— Народные похороны… — говорили в толпе.
И действительно, траурная процессия со всех сторон была охвачена целым морем голов. Кругом виднелись заплаканные лица, десятки тысяч рук подымались, чтобы издали перекрестить своего любимца. Черные сюртуки, изящные дамские платья — и тут же грязная потная рубаха рабочего, сибиряка крестьянина».
Гроб с телом Скобелева был перенесён в церковь Трех Святителей, что у Красных ворот, заложенную его дедом Иваном Никитичем. Епископ Амвросий свою речь об усопшем закончил словами: «Ради любви его к нашему православному отечеству, ради любви к нему народа твоего, ради слез наших и сердечной молитвы нашей о нем, паче же ради твоей бесконечной любви, благоволительно приемлющей чистую любовь человеческую во всех её видах и проявлениях, будь к нему милостив на суде твоём праведном».
На другой день на панихиду съехались высшие воинские чины: у гроба Скобелева стояли известнейшие русские генералы. Черняев, заплаканный, положил серебряный венок от туркестанцев. Сплошною стеной стояли депутаты от различных частей армии, от полков, которыми командовал Скобелев. Гроб утопал в цветах и венках. Один из них от Академии Генерального штаба. На нем надпись: «Герою Скобелеву, полководцу, Суворову равному».
Выразил своё соболезнование и российский император Александр III. Он прислал сестре М.Д. Скобелева телеграмму: «Страшно поражён и огорчён внезапной смертью вашего брата. Потеря для русской армии незаменимая и, конечно, всеми истинно военными людьми сильно оплакиваемая. Грустно, очень грустно терять столь полезных и преданных своему делу деятелей».

НАСЛЕДИЕ РИМСКОГО ПРАВА

Леонид Кофанов — профессор, доктор юридических наукАвторитет, которым римское право обладало в Европе на протяжении столетий, можно считать уникальным явлением. На первый взгляд, его распространение в странах античной и средневековой Европы является следствием длительного политического господства Рима и влияния христианства. Однако глубочайшее проникновение этого юридического института в национальные культуры всего цивилизованного мира нельзя объяснить лишь внешними причинами. Скажем, христианство взяло на вооружение институты римского права потому, что оно содействовало успеху распространения учения Христа, отражая в правовой сфере идеи всеобщей справедливости и универсализма. Римское право само по себе обладало рядом внутренних черт, привлекавших к нему обитателей Европы. Кроме того, вполне можно предположить, что римское право не являлось продуктом творчества лишь одного народа — римлян, а вобрало в себя весь многовековой и позитивный юридический опыт древних культур Средиземноморья.
Каковы были эти внутренние свойства римского права, в чем состояла их привлекательность? — попробуем ответить на этот вопрос, рассмотрев некоторые особенности формирования римского права и его распространения в древней Европе.

 

 

ЗАКОНЫ ЛИКУРГА И СОЛОНА

Рим всегда был более или менее открытой общиной, принимавшей новых граждан независимо от их этнического и религиозного статусов. Недаром древние авторы удивлялись, что римляне даже из рабов делают граждан, готовых защищать свое новое отечество. Римское гражданство было предметом особого вожделения многих средиземноморских народов, и римляне стремились обеспечить им, по крайней мере, сильнейшую часть народа, который подпадал под их влияние. Итог такой политики известен: все жители необъятной Римской империи стали ее гражданами.

БАЛКАНСКИЕ УРОКИ

Павел Кандель, кандидат исторических наук, политолог, заведующий сектором этнополитических и межгосударственных конфликтов Института Европы РАН.Югославский кризис на протяжении 90-х годов оставался одним из постоянных пунктов международной повестки дня, а драматичные эпизоды сопровождавших его вооружённых конфликтов — неизменно ведущим сюжетом в средствах массовой информации. К тому же западные державы и Россия, вместо выработки единого подхода к урегулированию кризиса, обзавелись собственными «клиентами» среди противоборствующих сторон и принялись активно «болеть» за них. США и ЕС встали на сторону противников Белграда (сначала хорватов, затем боснийцев-мусульман, и, наконец, албанцев Косово), предоставив России попечительство над сербами. Балканы тем самым невольно начали превращаться в зону геополитического соперничества России и Запада. Регион тем более охотно воспринимался в этом качестве, поскольку стереотипы, унаследованные со времён «холодной войны», как бы получали новое подтверждение, тем самым, обслуживая интересы тех, кто нуждался в её продолжении.

СОВМЕСТНЫЙ ПРЕСС-РЕЛИЗ
ФОНДА «МАРШАЛЫ ПОБЕДЫ» И ЖУРНАЛА «СЕНАТОР»

С начала марта 2020 года в Москве действует Оргкомитет юбилейных мероприятий «Маршал Василевский и его вклад в Победу», приуроченных к 125-летию со дня рождения Маршала Советского Союза А.М. Василевского. Он создан по инициативе Федерального журнала «Сенатор» во главе с экс-генеральным прокурором СССР и Председателем Правления фонда «Маршалы Победы», ветераном Великой Отечественной войны А.Я. Сухаревым. В настоящее время в нём представлены известные государственные и общественные деятели России и других стран.
Маршал Советского Союза А.М. ВасилевскийФедеральный журнал «Сенатор» и фонд «Маршалы Победы» уже много лет в честь юбилеев Победы в Великой Отечественной войне проводят Международный творческий конкурс писателей и журналистов «Вечная Память». За прошедшие годы в рамках трёх состоявшихся конкурсов приняло участие более 22 тыс. авторов из 45 стран мира; поступило огромное количество художественных и документальных произведений, как от участников войны, так и от тружеников тыла.
Конкурс «Вечная Память» открыл много новых героических имён и ранее неизвестных фактов о войне. Вместе с тем он обнажил и ряд несправедливостей, допущенных по отношению к некоторым известным участникам войны. Один из них — выдающийся полководец, Маршал Советского Союза А.М. Василевский. За прошедшие десятилетия после его смерти ни разу не были отмечены юбилейные даты рождения маршала, даже 100-летие в 1995-м и 110-летие в 2005 годах. До сих пор нет памятных досок — ни на здании Генерального штаба, ни на здании Министерства обороны, которые он возглавлял.
А.М. Василевский — дважды Герой Советского Союза, дважды кавалер ордена «Победа», видный государственный и военный деятель, один из величайших полководцев нашей Победы во Второй мировой войне. В годы войны он был начальником Генерального штаба, автором и разработчиком почти всех стратегических операций Великой Отечественной войны. По сути, он сыграл главную роль в разработке и реализации таких основных победных операций, как «Уран», «Сатурн» и «Кольцо» — в Сталинградской битве, по освобождению Крыма и Одессы, форсированию Днепра, операции «Багратион» по освобождению Белоруссии, Восточно-Прусской операции и ряда других, принёсших нашему народу победу над врагом. А в конце войны Маршал А.М. Василевский, в качестве Главнокомандующего советскими войсками на Дальнем Востоке, молниеносным разгромом Квантунской армии вынудил Японию к безоговорочной капитуляции и вернул Советскому Союзу исконно русские земли — Южный Сахалин и Курильские острова. Это стало блистательной победной точкой во Второй мировой войне.
А.М. Василевский вошёл в историю Великой Отечественной войны как полководец, который не проиграл ни одной битвы, а как начальник Генерального штаба Красной Армии уверенно выдержал соревнование с германским генштабом, поставив его в тень русской славы. В послевоенные годы он был Министром обороны СССР, стоял у истоков ветеранского движения, стал первым председателем Советского Комитета ветеранов войны.
Границу современной России определяют именно те географические линии, которые стали результатом блестящих побед маршала Василевского: на западе России — Калининградская область, на востоке — Сахалин и Курильские острова, а на юге европейской части нашей страны — Крымский полуостров.

ДЕЛО БУХАРИНА ЗАВЕРШИЛ ЕЛЬЦИН?

Александр Росляков, журналист (Москва).История этого издания слегка напоминает детектив. Бухаринский процесс был открытым, в том числе и для западной прессы; частично его материалы печатались и в нашей. Но дело до того объёмное, сложное (обвиняемых по нему — 21 человек), что доныне для широкой публики оно — белое пятно. Хотя и получила наибольшее хождение гипотеза, что процесс был сфабрикован, и комиссия Яковлева всех осужденных по нему, за исключением Ягоды, оправдала ещё в 1989 году. Но на основании чего — этого опять же не узнал никто.
А в 38-м, после завершения суда приговором 18-и центральных «сопроцессников» к расстрелу, его стенограмма была размножена и разослана по управлениям НКВД страны для ознакомления. Однако затем наши секретоманы издали циркуляр: вернуть все номерные экземпляры в центр, а в отдалённых точках уничтожить.
Но нашёлся храбрец, который сохранил свой экземпляр — и уже на старости поведал о своём поступке внуку. Дескать, предвидя, что наша перемётная история со временем все оболжёт, он так решил сберечь всю правду для потомков. И завещал: если возникнет шанс, опубликовать этот предельно откровенный документ эпохи, что и сделал уже в наше время внук. Но доверяя Алиханову это издание, расходы по которому взял на себя, просил до выхода в свет тиража о нем помалкивать. В результате всех этих предосторожностей книга и вышла под таким не говорящим лишнего названием — чтобы заранее не засветиться, где не надо.
Теперь о ней самой. Уже её объёмистость и стенографическая точность, сохранившая даже манеры речи участников процесса, дают читателю возможность почувствовать его подлинную атмосферу. И, сличая массы показаний, аргументов, попытаться, заняв место беспристрастного судьи, решить, что правда, а что — нет.
Председательствующий на процессе — председатель Военной коллегии Верховного Суда СССР армвоенюрист Василий Ульрих. Гособвинитель — прокурор СССР Андрей Вышинский. Среди подсудимых высшие государственные и партийные деятели: Бухарин, Рыков, Ягода, Крестинский, Икрамов и другие. Обвиняются они в том, что «составили заговорщическую группу «правотроцкистский блок», поставившую своей целью шпионаж, вредительство, диверсии, подрыв военной мощи СССР и отрыв от него Украины, Белоруссии, Среднеазиатских республик, Грузии, Армении, Азербайджана и свержение существующего государственного строя…» То есть чуть не буквально в том, что совершилось 55 лет спустя — и это, конечно, вызывает к книге самый живой интерес.

СТОЛИЦА РУССКОГО СЕВЕРА

Владимир Николаевич Булатов, доктор исторических наук, профессор, ректор Поморского государственного университета имени М.В. Ломоносова.В летописи так рассказывается об истории возникновения города на Белом море: «В лето 7092-е (1584) приехали с Москвы воеводы Пётр Афанасьевич Нащокин да Залешанин Никифоров Волохов и Архангельский город деревянной поставили одним годом на Пурнаволоке над Двиной рекою за тридцать вёрст от устья тоя Двины реки. А поставили город круг Архангельского монастыря и съехали к Москве».
Молодая столица Севера сначала называлась Новым Холмогорским городом, или Новохолмогорами. Город-порт возник на месте Михайло-Архангельского монастыря, поэтому беломорская столица считала своим небесным покровителем архангела Михаила, и вскоре за ней закрепилось лаконичное, могучее и величественное название — Архангельск.
Первыми жителями Архангельского города, кроме монахов, были ратные люди — стрельцы. Как образно замечает первый архангельский историк В.В. Крестинин, «ибо новостроенна» крепость без гарнизона праздного не оставляется и на короткое время». Затем к новому городу были переселены деревенские пахотные люди, купцы и ремесленники из Холмогор и других окрестных деревень.
Это были особые люди. Дух вольности и товарищества, просвещения и свободомыслия издавна витал в Поморье. Суровая северная природа и огромные пространства сформировали особые поморские черты характера, предопределили необычный путь Архангельска и Русского Севера в целом. Жизнь на берегах студёного моря ковала личности сильные, мужественные и трудолюбивые. Потомки вольных новгородских ушкуйников, «лихих людей», крестьян и ремесленников, бежавших на Север от боярских батогов и крепостного ошейника, предприимчивые и бесстрашные, они творили всем миром свой устав жизни, приноравливаясь к особым условиям края с его скудной на урожай «землицей» и богатыми пушниной и дичью лесами, с его изобилующими деликатесной красной и белой «рыбицей» водоёмами, с его долгой студёной зимой и коротким, но светоносным летом.
И закипела торговая жизнь на двинских берегах. Достаточно сказать, что только оборот Архангельской ярмарки доходил до 3 миллионов рублей. Напомним, что к началу XVII века население России не превышало 12 миллионов человек, а весь государственный доход в 1724 году исчислялся в 8 миллионов рублей. Кроме средств, получаемых от ярмарки, были ещё многочисленные налоги, сборы и другие финансовые поступления, собираемые с богатого черносошного населения Поморья.

      
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(4 голоса, в среднем: 5 из 5)
Журнал Анна Герман