РЕДАКЦИОННАЯ ПОЧТА

ЗДРАВСТВУЙТЕ, УВАЖАЕМАЯ РЕДАКЦИЯ!

В искусстве, как и в жизни, случается всякое. Бывает, артисты сами по себе гораздо значительнее своих ролей. А бывает, и вовсе неважно, какие роли они сыграли в фильмах или спектаклях, или какие песни они поют или пели. Важна их личность, их глаза, их сердце — душа, отношение к окружающему миру, их волшебное проникновение в душу людей. Конечно, важен их тембр голоса и высокое мастерство в искусстве, их аура…
Сразу вспоминаются такие разные имена великих женщин, как Грета Гарбо, Келли Грейс, Одри Хепбёрн, Билли Холидэй, Эдит Пиаф… Их немного, да их и не может быть много; но одна лишь мысль о них — создаёт настроение!.. Я уверен, что к этим Великим женщинам следует отнести и недооценённую в нашей стране звезду польской эстрады, великолепную исполнительницу советских песен, близкую и далёкую, знаменитую и очень домашнюю — нашу Анну Герман…
Вот произнёс её имя, и сразу потеплело в душе; вспомнился мягкий, как утренний туман взгляд — лучистый, нежный и спокойный. Конечно, чарующий и проникающий до глубины души её голос, голос Анны Герман.
Любовь к ней была без вожделения. Её ласкающая женственность, не дразнила — она успокаивала. С ней было тепло, хорошо и уютно. Достаточно было произнести: «Анна Герман…» и что-то вокруг менялось! В ней было всё, кроме вульгарности…
Не могу назвать себя поклонником эстрады 70-х, но вспоминая Анну Герман, до сих пор чувствую какую-то вибрацию в душе, именно в том месте, куда однажды проник… и навсегда остался её замечательный голос. Он там и взгляд тоже… А какие песни она пела!.. Да какое право это имеет значение, если одна мысль о ней — создаёт настроение.
Спасибо вам за «Возвращение Анны Герман»!
С искренним уважением,
ВЛАДИСЛАВ СЛАВНЫЙ.
г. Москва.

 

 

ЮНЕСКО ПРИЗНАЛА АННУ ГЕРМАН ВЫДАЮЩЕЙСЯ ПЕВИЦЕЙ XX ВЕКА

Накануне 80-летия со дня рождения Анны Герман, Генеральный директор Организации Объединённых Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) Ирина Бокова прислала в адрес редакции Общественно-политического журнала «СЕНАТОР» тёплое приветствие, обращённое к миллионам поклонникам творчества певицы в разных странах мира. В нём говорится:
— Дорогие друзья, уважаемые ценители творчества Анны Герман!
Совсем скоро мир отметит 80-летие со дня рождения этой выдающейся певицы XX века — яркой, талантливой и самобытной артистки своего времени, все более популярной и в наше время. Талантливая певица с уникальным голосом, она пела на разных языках: польском, русском, итальянском, немецком, английском, монгольском, узбекском, каждый раз восхищая слушателей.
Обладатель Гран-при и лауреат многочисленных национальных и международных фестивалей и конкурсов в Монте-Карло, Висбадене, Братиславе, Сан-Ремо, Неаполе, Виареджо, Каннах, Остенде, Сопоте, Ополе, Колобжеге, Ольштыне, Зелёна-Гуре, Анна Герман за свою короткую жизнь вела очень активную творческую деятельность. Она выступала в США, Канаде, Великобритании, Австралии, Франции, Португалии, Италии, Болгарии, Венгрии, Монголии, гастролировала по многим городам ГДР, ФРГ, ЧССР и СССР.
Уникальные голосовые данные певицы позволяли ей исполнять песни самых разных жанров: в её обширном репертуаре были и народные песни, и песни военных лет, и романсы, и популярные хиты 60-80-х годов, и даже оперные арии. Все это является сегодня бесценным творческим наследием Анны Герман, её песни востребованы и сегодня для новых поколений в разных странах. Самое главное: песни Анны Герман объединяют и сближают людей.
Можно согласиться: секрет долговечности и востребованности песен Анны Герман заключается в её особой манере исполнения, в её проникновенном голосе, который с первых же звуков овладевает сердцами слушателей, где бы она ни выступала, в камерных залах или на стадионах. И можно с полным основанием утверждать, что если бы она по-прежнему была среди нас, то непременно могла бы сегодня быть удостоена почётного звания «АРТИСТ ЮНЕСКО ВО ИМЯ МИРА», которое присуждается Организацией Объединённых Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) людям творческих профессий, чья деятельность вносит большой вклад в дело укрепления культурных и творческих связей между народами и государствами.

ИРИНА БОКОВА,
Генеральный директор Организации Объединённых Наций
по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО).

Приветствие главы ЮНЕСКО BegruBung der UNESCO-Generaldirektorin Irina Bokova
anlasslich des 80. Jahrestages der Sangerin Anna German.

Liebe Freunde und Verehrer von Anna German!
Schon bald wird die Welt den 80. Jahrestag der Geburt dieser hervorragenden und brillanten Sangerin des XX Jahrhunderts feiern. Eine talentierte und originelle Kunstlerin unserer Zeit, die nach wie vor ein ungebrochen hohes Ansehen weltweit geniesst.
Молодая Анна ГерманDie talentierte Sangerin mit ihrer einzigartigen Stimme sang in verschiedenen Sprachen: sei es in Polnisch, in Russisch, Italienisch, Deutsch, Englisch, Mongolisch, Usbekisch und begeisterte dennoch stets ihr Publikum.
Sie war Gewinnerin des Grand Prix d’Eurovision sowie zahlreicher nationaler und internationalen Festivals wie in Monte Carlo, Wiesbaden, Bratislava, San Remo, Neapel, Viareggio, Cannes, Ostende, Sopot, Opole, Kolobrzeg, Olsztyn, Zielona Gora und vieles mehr.
Anna German war trotz ihres relativ kurzen Lebens aussergewohnlich kreativ. Sie hat uns ein ungeheuer groBes Repertoire an Werken hinterlassen. Sie trat in den Vereinigten Staaten, Kanada, Gro?britannien, Australien, Frankreich, Portugal, Italien, Bulgarien, Ungarn und sogar in der Mongolei auf und sie tourte durch mehreren Stadte Ost-Deutschlands, der Bundesrepublik Deutschland, der Tschechoslowakei und der UdSSR.
Ihre einzigartige Stimme erlaubte ihr die Songs in verschiedenen Genres durchfuhren. Zu ihrem riesigen Repertoire gehorten Volkslieder, Lieder der Kriegsjahre, Lieder und Schlager der 60er-80er Jahre und sie sang sogar Opern Arien. All dies ist heute ein wertvolles kunstlerisches Erbe von Anna German. Ihre Songs sind heute nach wie vor sehr popular uberall auf der Welt. Besonders zu betonen ist, dass Anna German die Menschen durch Ihren Gesang verbindet und vereint.
Es ist unbestritten, dass das Geheimnis der Langlebigkeit und der Relevanz der Lieder von Anna German ihr einzigartiger Performance-Stil ist. Ihre klare und mitreissende Stimme beherrschte und beherrscht vom ersten Augenblick an die Herzen der Zuhorer. Ganz gleich, ob in Konzerthallen, in Stadien oder in einem Opernhaus.
Es ist gleichfalls unbestritten, daB man ihr, wurde sie noch unter uns weilen, den Ehrentitel «Kunstler fur den UNESCO Frieden» verleihen wurde. Diese einzigartige Auszeichnung wird von den Vereinten Nationen an Kunstler vergeben, die durch ihr Werk wesentlich bei der Erziehung, bei der Forderung der Wissenschaft und zur kulturellen Bereicherung beitragen und die durch ihr Wirken die Menschen naher zueinander bringen und somit den Weltfrieden fordern.

 

 

АННА ГЕРМАН... ПАМЯТНИК НАДЕЖДЕ

Моя эмоциональная память — это глубоко интимная, недоступная для постороннего глаза и слуха «фонотека», где собрано всё, чем упивалась когда-либо моя душа, всё, что разбередило хоть однажды её струны, что вызывало у меня, всегда сдержанной и внутренне сильной, невольные слёзы — то восторга, то печали. И там, глубоко во мне, в моей собственной «фонотеке» до сих пор живёт один удивительный женский голос, прошедший со мной через всю мою жизнь, голос, который невольно высвечивал, делал значительными, яркими и незабываемыми для меня многие события моей нелёгкой судьбы.
«Дурманом сладким веяло от слова твоего.
Поверила, поверила, и больше ничего».

Кто посмеет сказать, что это не про меня? Ведь так и было на самом деле: мои восемнадцать, и первое ослепление любовью, и первый поцелуй — такой чистый, нежный, волнующий! Кажется, ты переходишь в иное измерение, постигаешь иной ритм жизни, словно не ноги, а крылья, вырастающие за спиной, несут тебя навстречу судьбе.
«И я уже не прятала своих счастливых глаз.
Украдкой мама плакала от радости за нас».

Что было, то было. А потом… Самоубийства как такового не случилось, но мысль о нём возникала неоднократно. Казалось, невозможно было перенести эту боль: столько её накопилось в сердце, что легко можно было задохнуться. Хорошо тем, кому нечего терять. Кто не знал любви, тот не знал и боли, а кто не знал боли, тот и не любил!.. Впрочем, чего уж такого страшного случилось тогда в моей жизни?
«Красивая и смелая дорогу перешла.
Черешней скороспелою любовь её была».

Только и всего… Удивительно, что в юности жизнью не дорожишь, не сознаёшь всей её уникальности, всей её ценности. В девятнадцать мне казалось, что лучшее уже позади, что дальше жить не интересно, да и незачем, что если мой любимый заставил меня страдать, то пусть и сам страдает, когда меня не станет… И тут я услышала по радио прозрачный голос незнакомой певицы: было в этом голосе что-то притягательное, завораживающее. За этим голосом угадывалась Судьба, пускай трудная и не всегда счастливая, но зато кующая характер, дарующая силу духа, веру и надежду. Я узнала, что певицу звали Анной Герман, что жила она в Польше, и меня страшно удивило отсутствие всякого акцента в её произношении. И попросила брата, собиравшего пластинки, достать мне её записи, если они есть в Союзе. Так я подружилась, а вернее, породнилась с её голосом. Ну и пускай история относит её к польским культовым певцам. Нам-то что до этого? Для нас она навсегда останется нашей Анечкой, русоволосой красавицей, с таким завораживающим, щемящим, тёплым, чистым, неповторимым голосом, что перед ним было немыслимо устоять чувствительному сердцу, если оно хоть раз в этой жизни отлюбило, если оно хоть раз в этой жизни отстрадало. Надо ли добиваться для неё звания Народной артистки России? Разве при жизни она не носила это звание? Кто посмеет сказать такое, зная, как любил её наш народ? Именно народ, а не отдельные личности или руководители.
Говорят, что Анна Герман была исполнительницей бриллиантовых хитов советской эстрады. Простите, но разве это не Анна, разве не её обворожительный голос, разве не её неповторимая манера преподносить песню, поднимая её до уровня маленькой пьесы, трагической или счастливой, мгновенно делали хитом любую песню, и знаменитым — любого автора? И разве не странно, что про голос польской актрисы мне всегда хотелось сказать, что это звучит голос нашего народа, российского народа, своими бесконечными страданиями и безграничным терпением заслужившего этот бесценный дар небес — умение любить, любить без оглядки, бескорыстно и трепетно, порой без всякой надежды на взаимность. Вот только саму надежду нельзя истребить из души нашего народа, какой бы ни приходил к нам правитель, какие бы бедствия ни обрушивались на нас.
«...Надежда — наш компас земной,
А удача — награда за смелость».

Как пела эту песню Анечка, какой светлой грустью был наполнен её волнующий голос! Пел эту песню и Лёва Лещенко, к которому я также благоволила, но, видимо, не каждому исполнителю удаётся зажечь свет в душах своих слушателей, даже услаждая их слух. Однажды они вдвоём записали песню Птичкина «Эхо любви», которую показали в передаче «Песня 1977». Высокая Анечка стояла с краю, а Лёва — в глубине сцены, чтобы скрыть значительную разницу в их росте. Актёры открывали рты под фонограмму, и, как позднее стало известно, Анна очень жалела, что согласилась на такой эксперимент. Она ненавидела мёртвую фонограмму, когда ничего нельзя исправить, когда нет возможности импровизировать, когда артикуляция должна полностью соответствовать однажды заданному ритму. Анна мечтала спеть с Лёвой живьём. Не получилось. Но «Эхо любви» прокатилось небывалым эхом по всей стране. Песня Евгения Птичкина на слова Роберта Рождественского запала в души, стала всенародно любимой.
Я помню, как в полубессознательном состоянии тихонько напевала эту песню моей тяжелобольной маме, хотя она за пять минут до этого уже умерла в своём кресле прямо на моих глазах. Я при этом явственно слышала голос Анны и оркестр, под который она пела, а мои слова просто звучали рефреном, как клятва, произносимая в доме, в который пришла беда.
«…И даже в краю наползающей тьмы
За гранью смертельного круга
Я знаю, с тобой не расстанемся мы:
Мы память, мы память,
Мы звёздная память друг друга».

Только навсегда потеряв того, кого ты любил от рождения и кому был бесконечно дорог, вдруг с отчаянием в душе осознаёшь:
«Ты у меня одна заветная,
Другой не будет никогда…»

Никто не будет любить тебя так, как любит мама, так же бескорыстно, так же жертвенно, так же человечно; никто не поймёт тебя, как она, что бы ты ни совершил в своей жизни, никто не оправдает, как она, любой твой проступок.
«Гори, гори, моя звезда…» В те времена этот романс частенько звучал по радио и на телевидении в исполнении знаменитого ленинградского артиста Бориса Штоколова. Как сейчас, вижу его могучий торс, слегка раскачивавшийся во время пения, вижу полузакрытые глаза певца и слышу густой бас, как у протодьякона во время пасхальной службы. Анна пела это совсем по-иному. Казалось бы, мужской романс, но кто задумывался над этим, когда слушал проникновенный голос Анны серебристого тембра, полный сердечности и щемящей грусти, нежности и тревоги, надежды и страдания, плохо сдерживаемой страсти и затаённой веры в счастье. Как же нам не хватает тебя сейчас на эстраде Аннушка, ой, как не хватает!
Моя эмоциональная память впитала в себя всё лучшее, с чем мне посчастливилось когда-либо столкнуться в жизни. В моей сердечной «фонотеке», невидимой для постороннего глаза, навсегда останется голос бесконечно любимой мною Анны Герман, такой же тёплый, живой, ласковый и волнующий, каким он был в дни моей солнечной юности, сперва напоённой, а затем оскорблённой любовью...
Вот такой памятник воздвигло актрисе моё сердце, спасённое однажды её голосом, — памятник надежде…
С уважением,
ГАЛИНА ГОРБАТОВА

г. Москва

 

 

ПОРТРЕТЫ И СУДЬБЫ

Анна Виктория ГерманУважаемая редакция!
С портрета, которым иллюстрировано эссе «Неразрывное эхо любви», на нас смотрит счастливое лицо Анны Герман, а в душе это «счастье» видится сквозь грядущую беду. Именно такое щемящее душу восприятие судьбы певицы навеяло на меня эссе Анастасии Цветаевой, особенно тот фрагмент, в котором она описывает свои чувства при разглядывании её последней фотографии, когда эта солнечная женщина была уже обречена, что она вполне отчётливо знала. И тут возникает ощущение какого-то всеобъемлющего угрызения совести из-за того, что при жизни Певицы мы не всегда могли платить ей той благодарностью, которую она заслуживала, особенно в драматические периоды её судьбы, сведения о которых обрывисто долетали до нас через средства массовой информации. Она была безнадёжно больна, но уже совсем обессиленная недугом продолжала выступать и записываться, чтоб дарить нам свет, радость и оптимизм. Здесь особенно проявлялась величие и великодушие — подлинная интеллигентность Анны Герман.
Во всех своих (особенно последних интервью) она выражала благодарность людям из разных уголков планеты, которые морально поддерживали её и, прежде всего, в дни немощности после автокатастрофы и другие трудные периоды жизни. И в этом суть личности Анны Герман — человек сложной судьбы, достигший успеха и признания, она никогда не воспринимала это как должное. Потому чувство благодарности было, на мой взгляд, главным движущим стимулом её творчества: она не могла обидеть своего зрителя (слушателя), своих поклонников певческими трюками типа «фонограмма»; находясь на сцене, она не могла себе позволить снизить планку своего мастерства, даже в самые тяжёлые мгновенья жизни.
А эссе Цветаевой будоражит, волнует и восхищает масштабом душевных переживаний автора и главное — умением передать их так филигранно словами. Спасибо редакции за этот материал.
Впечатляют фотографии, которыми эта статья проиллюстрирована. На них — две выдающиеся женщины; они современницы и в то же время представители разных эпох, разница в их возрасте — почти в пятьдесят лет. Но они встретились и полюбили друг друга. И полюбили не случайно. Не случайно потому, что при всем их различии в возрасте, при всем различии жанров их творчества, этих двух Ан… объединяло общее стремление в своём труде опираться на вечные ценности, нравственности, высокой культуры и вкуса. И, наверное, поэтому интеллектуалка, представитель потомственных российских интеллигентов, сестра великого поэта Марины Цветаевой Анастасия Цветаева мечтала о том, чтоб Анна Герман стала певицей камерного жанра. Не потому, что Цветаева хотела, чтобы Герман подняла свой уровень мастерства. Отнюдь нет. Ведь она за то и полюбила Певицу, что по изыску, утончённости Анна Герман в своём творчестве достигла совершенства и тем самым понятие «эстрадного исполнения» возвысила до уровня классики. Но забота Анастасии Цветаевой, на мой взгляд, определялась нежеланием видеть певицу в разряде попсы, где она была «белой вороной». Наверное, поэтому писательница хотела видеть Анну в статусе исполнителя такого жанра, который «законно и по праву» отнесён к классике.
А на фотографиях их позы чем-то похожи. Взгляды обеих женщин обращены куда-то в сторону. Обе простоволосы: здоровые, пышные, золотистые волосы молодой Анны Герман просто спускаются, не деформированные никакой модной в ту пору причёской; седые, хранящие все признаки возраста, волосы Цветаевой не закручены в характерные «бабушкины кудряшки», не оформлены характерной для такого возраста сегодня предельно короткой стрижкой. И все вместе делает эти портреты чем-то схожими, но они крайне отличны. Молодое, почти не тронутое макияжем, чувственное лицо, и, прежде всего, глаза Анны Герман отражают погружённость в себя. Что за чувства одолевают эту красивую, казалось, созданную для любви, счастья и благополучия, любимицу миллионов людей? Может это чувство надежды на что-то сокровенное, важное, судьбоносное?!
Взборождённое морщинами, мудрое лицо и глаза Анастасии Цветаевой выражают любопытство и призыв. Любопытство в том, достойны ли мы того духовного богатства, которое она (как и другие лучшие представители интеллектуалов старших поколений) оставляют нам и сможем ли понять его значимость в жизни сегодняшней и завтрашней? А призыв, отражённый в умудрённом взгляде писательницы — это весьма актуальный в наше прагматичное время призыв помнить: «Нет, ни хлебом единым жив человек!»
ЛАРИСА МАТРОС (США).

 

 

СОФИЯ РОТАРУ ОБ АННЕ ГЕРМАН

СОФИЯ РОТАРУ ОБ АННЕ ГЕРМАНК сожалению, мы с Анной Герман не были знакомы лично, хотя, безусловно, не раз встречались на «Песне года» и на студии звукозаписи «Мелодия». Как-то наше знакомство не дошло до личного общения, но я хорошо помню её и у меня остались самые тёплые и светлые воспоминания о ней. Ведь Анна дружила с редактором студии «Мелодия» Анной Качалиной, которая рассказывала мне много интересного и хорошего об Анне.
Анна Герман была очень добрым и светлым человеком — искренним и нежным, очень ранимым и сильным одновременно; такая женственная, тонкая, светлая с удивительно незабываемым голосом — проникновенным и чистым — неповторимым и непохожим ни на какой другой голос. Ведь не случайно её песни — «Надежда», «Эхо любви», «Когда цвели сады» и многие другие до сих пор помнят люди и с удовольствием поют их на эстраде и вне эстрады.
Время — самый объективный показатель уровня качества и справедливый судья, которого не обманешь. Всё меняется — жизнь, мода, люди, конечно и музыка, а если песни искренние, от сердца, если они поются от души и затрагивают самые прекрасные человеческие чувства — любовь к мужчине или женщине, к детям, к Родине — эти произведения долговечны. Но не вечны только люди: вот уже много лет нет в живых Анны Герман, но она с нами — в нашей памяти, в наших сердцах. Анна незримо присутствует в своих песнях.
Сегодня, спустя почти четверть века после её смерти, мы видим, что Анне Герман удалось осуществить главную мечту своей жизни; а что может быть главнее для настоящего Художника, чем добрая и вечная Память о нем в людях и долговечность его произведений?!
ВАША СОФИЯ РОТАРУ,
Народная артистка СССР, Народная артистка Украины,
Народная артистка Молдавии, Герой Украины.

г. Киев (Украина).

 

 

ТАНЦУЮЩИЕ ЭВРИДИКИ В ЕССЕНТУКАХ

Анна Герман в Ессентуках1964 год. Мне было 17 лет, когда я увидел и услышал её впервые. Жил тогда я в городе Ессентуки, известном своими санаториями, полезными для желудка водами и двумя парками. В одном из них — Курортном к старинному зданию галереи минеральных источников примыкал Театр-Парк — сооружение с просторной сценой, большим залом, уставленным рядами жёстких стульев. Пол был асфальтовый. Отопление, то ли было, то ли нет — не помню, но раздевалок точно не имелось, и зимой зрители аплодировали звёздам театрального и эстрадного искусства в плащах и пальто.
Тем не менее, старый Театр-Парк являлся центром культурного притяжения города. Здесь выступал поэт Роберт Рождественский, гастролировал краевой драматический театр, иногда заезжали и столичные театральные коллективы, так мне довелось увидеть на сцене театра молодого, но на тот момент уже популярного Александра Збруева, игравшего главную роль в пьесе Ленкома «Мой бедный Марат».
Но главное, конечно, эстрада. Какие имена! Советская певица номер один в те годы — Эдита Пьеха, восходящая звезда — Иосиф Кобзон, обаятельный серб Джордже Марьянович, болгарка Лили Иванова, и вот — польская эстрада.
Поляки пели неплохо, зал бурно аплодировал. Первое отделение концерта прошло на ура. Рубль шестьдесят за билет явно был уплачен не зря.
Началось второе отделение, и была объявлена Анна Герман. Тогда это имя ещё мало кому что говорило, а мне — совсем ничего.
При её появлении из-за кулис огорошенный зал стих. Высокая, не по-женски плечистая, она неловко, словно стесняясь своих габаритов, прошла по сцене. Неумело, как показалось, сняла со стойки микрофон. Смущённо и как-то растерянно улыбнулась зрителям, в ответ раздались жидкие аплодисменты. Хлопали не певице, а из чувства социалистической солидарности, чтобы не обидеть братскую социалистическую Польшу, по наивности своей польской, приславшей в наш небольшой, но славный курортный город такое явно не эстрадное создание.
Певица поднесла микрофон к губам и на чистом русском языке, в котором даже не было намёка на акцент, объявила:
— Моей первой песней для вас станет «Танцующие Эвридики».
Со сцены в зал полилась незнакомая мелодия. Вряд ли среди зрителей был хоть один человек, знающий польский, но Анну поняли: она пела о любви, о любви полной страданий и трагизма. Зал был захвачен этим чарующим голосом. Потом были другие песни на русском, итальянском, английском. Первоначальная неловкость испарилась. Мы были пленены этой красивой, обаятельной и неподражаемой певицей.
С того дня Анна Герман, родившаяся в Узбекистане, впитавшая в себя всё лучшее из традиций русской, польской и мировой музыкальной культуры, навсегда вошла в моё сердце. Потом я много раз слышал её по радио, по телевидению, записывал песни на магнитофон, покупал пластинки, но так уж распорядилась жизнь, никогда больше не видел Анну на сцене вживую. Посчастливилось только тогда много лет назад в Ессентуках.
В 80-х годах виллу корпункта ТАСС в Пномпене, где я работал в те годы корреспондентом советского телеграфного агентства, посетила американка польского происхождения. Когда Ева услышала «И платье шилось белое, когда цвели сады…», «А он мне нравится», она просто «обалдела» от голоса «русской певицы». Пластинку пришлось подарить. Как большую ценность женщина отвезла её в Америку и потом рассказывала, что для её мамы песни Анны Герман стали лучшим подарком, та часто слушала пластинку и плакала.
Судьба великой певицы сложная и трагическая. Анна Герман, как комета, пронеслась по небу и сгорела в один миг. Но какой светлый след оставила?!
БОРИС КАЛАШНИКОВ,
журналист, писатель, поэт,
автор романов «Чёрный остров», «Операция «Ольга», «Попугай Гриша и др.

 

 

 


Комментарии