СЮДА ПРИДУТ БОЛЬШИЕ КАПИТАЛЫ

Вступление

основатель и главный редактор
Федерального журнала «Сенатор».

Доллар и валютные торги в мире«Руководство Европейского банка реконструкции и развития довольно тем, что в России растут серьёзные клиенты — партнёры банка, с которыми приятно работать. Всё сказанное можно подтвердить цифрами: если в 1994 году портфель Европейского банка составлял меньше 1 млрд, долларов, то теперь он увеличился почти в три раза. То есть список одобренных банком проектов по общей стоимости приближается к трём млрд долларов, из них два миллиарда приходится на готовые контракты...»

Текст статьи

Сюда придут большие капиталы... Лу НаумовскийСюда придут большие капиталы... С первых дней реформирования экономики ведущие экономисты и политики России говорят о зарубежных инвестициях как необходимом условии выхода страны из кризиса и начала нового, восходящего развития. Но станут ли такие «вливания» панацеей от всех наших бед, если учесть масштабы разрухи и ограниченность инвестиционной поддержки со стороны? Насколько мы сами готовы рационально, с выгодой для себя использовать чужие деньги? И если мы уже согласны «жениться», то хочет ли того же «невеста»? То есть мечтают ли зарубежные партнёры-инвесторы и кредиторы — о наших экономических просторах?

Сюда придут большие капиталы...Лу НаумовскийСюда придут большие капиталы...Об этом я решил поговорить со своим старым знакомым*, старшим банкиром Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР, Лондон) господином Лу Наумовски:
— Господин Наумовски, Вы хорошо знаете Россию и прекрасно владеете предложенным мной предметом разговора. Интересно знать Ваше мнение об изменениях в стране, которые произошли на Ваших глазах, о нашей экономике. Тем более что Вы были не только свидетелем событий, но также и прямым их участником, тем, кто по-своему воздействовал на их развитие. Сюда придут большие капиталы...
ЛУ НАУМОВСКИ:
Признаться, мне действительно интересно не только наблюдать со стороны за тем, что происходит в России, но также, учитывая характер моей работы, быть непосредственным участником процессов в области финансирования крупномасштабных проектов. Безусловно, преобразования в России имеют особо стремительное развитие, и в самом деле на глазах многое резко меняется. Это видно повсюду невооружённым глазом, как и то, к сожалению, что многие россияне переживают большие трудности. По-другому, однако, и быть не могло в стране, которая в XX веке пережила большие потрясения.
Тем не менее надо отметить, что представителям зарубежных компаний, финансово-экономических структур, таких как, ЕБРР, в России стало легче работать, чем, скажем, три-четыре года назад. Мы наблюдаем улучшение многих показателей на макроэкономическом уровне, и это служит для нас источником оптимизма.
Сюда придут большие капиталы... Конечно, ещё рано подводить итоги и более удовлетворённо говорить об успехах. Тем не менее, они есть. Ведь существует уже относительно стабильный рубль, позволяющий и нашему банку активнее заниматься с проектами, направленными на внутренний рынок. А когда речь идёт о более стабильной валюте и более прозрачных источниках доходов, мы с уверенностью ожидаем обеспечения кредитов банка, они становятся ликвидными. Сейчас мы осуществляем, к примеру, финансирование нескольких крупных и средних проектов промышленных предприятий и уже близки к их завершению. Достигли этого благодаря стабилизации рубля, при которой имеем возможность прогнозировать процессы и предполагать, что поток наличности предприятий, на базе которых ЕБРР будет проводить финансирование проектов, окажется предсказуемым. Благодаря стабильному рублю ЕБРР в России открыл новый сектор работы. Это стимулы в нашей деятельности.
— Как, по-Вашему, обстоят дела в частном секторе экономики страны, какие он имеет перспективы?
ЛУ НАУМОВСКИ:
Частный сектор — предмет особого внимания Европейского банка. Мы отмечаем заметные позитивные сдвиги в знаниях и способностях российских предпринимателей, они, например, не задают уже, как было раньше, курьёзные вопросы: «Что такое обеспечение?» «Почему не можете брать имущество в залог?» или ещё хуже: «Что такое Cash Flou?». Они быстро освоили азбуку предпринимательства и стали для нас серьёзными партнёрами, создали себе хороший имидж в Европе, Америке и Азии. Мы замечаем, что многие из них не только владеют методами подготовки бизнес-планов, отвечающих требованиям международных стандартов, но знают и основы западного бухгалтерского учёта, понимают. что российский баланс не показывает реальную ситуацию на предприятиях. И если требуется, они добровольно обращаются к западным фирмам, которые оказывают им услуги в подготовке отчётов и балансов предприятий. Благодаря тому, что русские бизнесмены наконец-таки научились работать цивилизованно, в стране уже появились успешно развивающиеся фирмы, холдинговые компании и интегрированные предприятия, которые имеют на своём счету внушительные средства. Их руководители не боятся брать на себя долгосрочные обязательства в качестве займа Европейского банка или другого международного финансового учреждения.
Конечно, как я уже сказал, все это внушает нам определенный оптимизм. И руководство ЕБРР довольно тем, что в России растут серьёзные клиенты — партнёры банка, с которыми приятно работать. Кстати, все сказанное можно подтвердить цифрами: если в 1994 году портфель Европейского банка составлял меньше 1 млрд, долларов, то теперь он увеличился почти в три раза. То есть список одобренных ЕБРР проектов по общей стоимости приближается к трём млрд долларов, из них два миллиарда приходится на готовые контракты. Остальные проекты перед началом их финансирования по традиции банка подвергаются тщательной юридической и экономической проверке.
Сюда придут большие капиталы... Но вы знаете, что ЕБРР не рядовой коммерческий банк. Для него со дня основания была предназначена особая роль — быть катализатором перемен в экономике, поэтому достижения российской экономики мы считаем и успехом в деятельности ЕБРР.
— Трудно ли быть банкиром в России?
ЛУ НАУМОВСКИ:
Могу твёрдо сказать: да! Особенно трудно быть традиционным банкиром в стране, где выгоднее профинансировать дефицит в госбюджете и операции с гособлигациями, чем кредитовать промышленные предприятия, развитие предпринимательства. А в результате российские банки не проводят так называемые традиционные «банковские операции».
— Какие именно?
ЛУ НАУМОВСКИ:
Во всем мире традиционная роль банков состоит в предоставлении коммерческих кредитов для развития. Но в России уже четвёртый год долгосрочные займы во всех операциях коммерческих банков составляют меньше одного процента банковского оборота. Значит, к сожалению, со стороны отечественных коммерческих байков промышленность и предпринимательство в России не имеют финансовой поддержки.
— Что Вы думаете по поводу экономической и банковской политики в нашей стране? И каковы взаимоотношения между Центральным банком России и ЕБРР?
ЛУ НАУМОВСКИ:
Эта политика в последние годы становится более привлекательной, чем прежде. Хотя мы желали бы, чтобы руководство Центрального банка проводило более гибкую денежную политику. К сожалению, в России пока нет политического консенсуса, отчего возникают трудности, множество проблем. Однако мы надеемся, что со временем политическое согласие наступит, и это положительно скажется на экономике.
Сюда придут большие капиталы... Что касается взаимоотношений с руководством Центробанка, то мы понимаем и учитываем, что господин Дубинин представляет интересы Российской Федерации. Но мы с ним имеем формальные и неформальные отношения. Ежеквартально встречаемся и обмениваемся мнениями, докладываем ему о нашей статистике — о количестве проектов и текущих делах. Центробанк имеет полную информацию о нашей работе. Руководствуясь интересами наших клиентов, мы просим порой Центробанк ускорить выдачу лицензий, необходимых для проведения инвестиционных операций, или выдачу кредита в валюте.
— Как известно, среди акционеров ЕБРР Российская Федерация имеет самый крупный пакет акций. Даёт ли это России какие-то привилегии? Или критерии, по которым ЕБРР строит свою политику со странами-акционерами?
ЛУ НАУМОВСКИ:
Безусловно, есть определенные критерии, по которым ЕБРР работает во всех странах-акционерах банка (их 26). Количество акций было определено во время образования банка по масштабам экономики. Поскольку Россия является самым крупным акционером (четыре процента наших акций), она имеет больше возможностей получить кредит. Есть и другие критерии, например спрос на инвестиции. Учитываются и перспективы экономики, они требуют особого внимания Европейского банка. Сейчас Россия привлекательна во многих отношениях, и поток инвестиций, предоставленных по кредитной линии нашего банка в Вашей стране, составляет 25 процентов всех операций ЕБРР. Однако акционеры стремятся к тому, чтобы, как минимум, принять к финансированию проекты во всех 26 странах-акционерах. Мы не должны уделять внимание только одной из них. Эти принципы оговорены Уставом банка. Поэтому в 1995-1996 годах мы провели свои операции во всех странах, хотя до этого работали в 22.
— Иногда говорят, что ЕБРР стал пророссийским банком. Так ли это?
ЛУ НАУМОВСКИ:
Конечно, так сказать нельзя, поскольку ЕБРР столь же активно работает в Польше, Чешской Республике и Венгрии, где успешное развитие рынка усиливает динамику экономики, где уже созданы дополнительные источники финансирования проектов. Эти страны — хороший пример того, что наш банк действительно играет роль катализатора экономики. Три-пять лет назад, когда мы начали здесь свою работу, ещё не было других источников финансирования. Но на Западе увидели, что риск ЕБРР оправдан, этот пример начал привлекать внимание других международных финансовых организаций и инвестиционных фондов.
Сюда придут большие капиталы... Лу НаумовскиСюда придут большие капиталы... Я надеюсь, что такое же произойдёт и в России, сюда придут большие зарубежные частные и государственные капиталы. Об этом можно говорить уже сегодня, поскольку начато переоформление внешнего долга бывшего Советского Союза, и Россия получила рейтинг трех лучших агентств мира, пользуется благосклонным отношением различных международных финансовых организаций. Эти факты доказывают, что инвестиционный климат в Российской Федерации благодаря не только ЕБРР, но и разумной макроэкономической политике правительства страны, МВФ и МБРР движется к улучшению. И может быть, лет через 10-15 деятельность Европейского банка в экономике России будет уже не столь необходимой. Сегодня же он играет, как я уже сказал, роль катализатора. Свежий пример: недавно мы финансировали пять проектов в области морского транспорта. Сначала было трудно найти партнёров среди зарубежных коммерческих банков, чтобы синдицировать стоимость этих проектов. Но когда мы принесли на рынок шестой проект, спрос на него был выше, чем на первые пять.
— Почему?
ЛУ НАУМОВСКИ:
Просто уже первые два проекта показали западным инвесторам, что российские морские компании могут быть прибыльными. Для этого потребовалось немалые усилия Европейского банка. А когда инвесторы убедились, что вложения дают выгоду, возник даже некий ажиотаж. Поэтому я и говорю, что Европейский банк — пример для западных инвесторов, заинтересованных в сотрудничестве с Россией и готовых рисковать своим капиталом. Хотя, замечу, уровень риска в России с каждым годом уменьшается, и это самое главное для инвесторов.
Парадоксально то, что ЕБРР направляет собственным капитал в Россию и привлекает других инвесторов, а в это же время огромная масса российского капитала уходит на Запад. Как Вы можете это объяснить, и почему Ваш пример не стал заразительным для российских банков и других структур, которые могли бы финансировать отечественную промышленность?
ЛУ НАУМОВСКИ:
В экономике есть такая теория: «рациональный человек». Если вы докажете ему возвратность кредита в 150 процентов в одном случае и предложите 20 процентов годовых в другом, он девять раз из десяти остановится на первом варианте. Потому что он хочет обеспечить прежде всего высокую возвратность кредита. Когда есть возможность вести операции с государственными обязательствами или имеется минимально рискованный ликвидный вексель, банки будут заниматься именно этими операциями. Какой банкир пойдёт на долгосрочные вложения в промышленность, если так велики различные риски — промышленные, рыночные и другие? Пока они сделали рациональный выбор — с векселями, но они могут инвестировать свой капитал в отечественную промышленность, если наступит макроэкономическая стабилизация, а Правительство России одержит победу над инфляцией. И когда Центральный банк снизит проценты на гособлигации и ломбардные займы, банки вынуждены будут искать другие пути более высокой возвратности своего капитала. Куда они пойдут? В промышленность, на путь среднесрочных и долгосрочных займов. Когда это наступит? Неизвестно. Хотя были надежды, что это произойдёт в начале нынешнего года. Это время вновь отсрочено.
— Не возникают ли у Вас претензии к Правительству РФ в том смысле, что оно должно бы принять меры, позволяющие заинтересовать российских бизнесменов, банкиров в инвестировании своего капитала в России?
ЛУ НАУМОВСКИ:
Нет, потому что знаком доверия банкиров и бизнесменов к экономике собственной страны служит готовность рисковать своими средствами, а не экспортировать их. Значит, можно с сожалением констатировать, что доверия нет. Конечно, все это мы понимаем, но у нас нет выбора и, выполняя свои функции, будем и дальше вкладывать свои средства в экономику России. Стоит отметить, что ЕБРР уже начал работу с российскими банками в целях совместного инвестирования в Вашей стране.
Правительство Российской Федерации может, однако, обеспечить равноправные условия для инвесторов, изменив итоговую политику и стандартизируя отчётность по мировым образцам, принять и другие меры, чтобы привлечь в страну не только иностранный капитал, но и отечественный тоже. Кстати, мы ведём в этом направлении совместную работу в рамках Консультационного совета по иностранным инвестициям при кабинете господина Черномырдина. Думаю, что политики России понимают, как важно быстрее принять новый Налоговый кодекс, который может стать не менее привлекательным, чем налоговые условия в других странах, куда успешно продвигается международный капитал. В российском правительстве прекрасно знают, что за привлечение международного капитала и мире идёт жёсткая борьба, существует трудная конкуренция. Чтобы в ней выиграть, нужно быстрее изменить налоговую политику, законодательно защитить инвесторов и, конечно, добиться политической стабильности.
— В 1994 году, по время форуме членов Совета управляющих директоров ЕБРР, проходившего в Санкт-Петербурге, президент банка господин Жак де Ларозьер* в нашей беседы говорил о создании Венчурного фонда для развития экономики Северо-Запада России. А какие ещё региональные программы приняты ЕБРР? И как складывается деятельность Европейского банка в российских регионах?
ЛУ НАУМОВСКИ:
Регионы России переживают большие трудности и все происходящее там естественно и закономерно. Естественно и то, что политическая сила из Москвы уходит в регионы — это хорошая тенденция. Мы начали работать напрямую с десятками администраций субъектов Федерации, хотя наша собственная политика имеет людские и финансовые ограничения.
Поэтому наша стратегия заключается в трех терминах: в одних регионах мы являемся преактивными (Санкт-Петербург, Екатеринбург, Приморский край и другие), в иных регионах — активными, а в-третьих — реактивными, то есть мы можем только реагировать на то, что нам предлагают в этих регионах.
— По каким причинам отдельные регионы стали для банка особо интересными?
ЛУ НАУМОВСКИ:
Санкт-Петербург — портовый город и второй город в России, Владивосток — это перспективы в отношении Азии. Екатеринбург — это вложения в тяжёлую промышленность и в природные ресурсы.
— Личность глав администраций регионов имеет значение?
ЛУ НАУМОВСКИ:
Это играет не последнюю роль, хотя средств ЕБРР не хватит, чтобы войти во все регионы России. Однако надо ещё объяснить второй термин — «активные»? Банк может быть активным только тогда, когда есть система программ: «Программа поддержки финансовых учреждений», «Программа поддержки одиннадцати венчурных фондов» и «Программа поддержки мелких предприятий в России».
Все программы оптовые, и мы работаем с посредниками. Первая программа — это сеть из 31 коммерческого банка России, которые после нашего тщательного изучения и рассмотрения их кандидатур получили нашу поддержку и были аккредитованы в ЕБРР. Потом они прошли процедуры аккредитации в Минфине и Центробанке. Теперь у них есть доступ к дополнительным средствам, чтобы ускорить и улучшить внутреннюю организованность. Я имею в виду образование и обучение персонала, сближение по уровню сотрудничества с западными банками. Первая программа имеет небольшую сумму — около трёхсот миллионов долларов, которые мы предоставили Правительству России.
Кроме того, есть ещё одна сумма — свыше трёхсот миллионов долларов, частью которых могут распоряжаться желающие банки, аккредитованные в программе FIDP. Эти банки должны иметь собственные программы и цель финансировать промышленность в своём регионе.
Вторая программа — сеть из одиннадцати региональных венчурных фондов, которые работают на развитие регионов. Суть программы в том, что средства Европейского банка привлекаются в акционерный капитал предприятий под гарантии опытных управляющих региональных венчурных фондов и компаний, которые приняты нами на конкурсной основе и работают только на ЕБРР. Эта программа имеет инвестиционные суммы от 3 до 300 миллионов долларов. И каждый фонд располагает в среднем по 50 миллионов, из которых 20 — средства технического содействия для обеспечения расходов управляющего фонда по изучению бухгалтерских отчётов, юридического расследования (по-английски «дележинс») и оказанию помощи. Однако важно отметить, что Европейский банк намерен стать акционером этих предприятий и фондов, чтобы вместе с существующими акционерами вести глубокую реструктуризацию предприятий, в которых обычно работают не более двух тысяч сотрудников. Предприятия приватизированы, но их надо реструктуризировать, между тем руководство и сами работники-акционеры против такого правила.
— Прав был поэт: «Умом Россию не понять...» Но все же, в чем причина противодействия? Ведь вроде бы все мечтают об инвестициях?..
ЛУ НАУМОВСКИ:
Желание сотрудничать с ЕБРР и привлекать инвестиции — это только начало, за этим должно последовать многое. Например, на одном из предприятий, где нам предстоит вложить серьёзный капитал, работают до 3000 человек, а по нашим расчётам должны работать не более 300. Мы также говорим, что выпускаемая сейчас продукция не имеет сбыта, она никому не нужна. Надо выпускать вот такую-то продукцию, которая пользуется большим спросом. Но директор против того и другого, против и рабочие. У них куча своих резонов, однако учёт их сложен, он может просто привести к краху всех замыслов. Против наших предложений выступают и налоговые организации, и политические силы, которые пускают в ход машину российской бюрократии. При такой ситуации можно долго говорить об инвестициях, но реального успеха добиться невозможно. И самая главная проблема — психологические препятствия. Типичный советский директор будто бы прав и делает добро для своих сотрудников, когда он отстаивает детские сады предприятия, колбасные цехи и другие «необходимые» структуры. Но мы знаем, что все это тяжкой гирей висит на балансе предприятия, все нерентабельно! На деле часто оказывается, что директор боится потерять свое кресло, думает, что мы отстраним его от руководства предприятием, хотя у нас совсем другая цель.
— При нынешних российских условиях, особенно в регионах, людей можно понять. Ведь, скажем, остаться без работы при сокращении персонала — это трагедия. И директора тоже можно понять. Да, он боится потерять свое директорское кресло и потому прячется за спиной тех, кому месяцами не платит зарплату, будто бы защищает их интересы. Как можно обойтись без больших социальных жертв при борьбе за эффективность производства, прибыльность капиталовложений?
ЛУ НАУМОВСКИ:
Решение социальных проблем на Западе — это прерогатива правительства страны. Акционеры и инвесторы не могут быть столь совестливыми, чтобы решать чужие проблемы, тогда не заниматься инвестициями, вообще своим делом. Да, пусть меньше, но все-таки они обеспечивают людям рабочие места и устойчиво платят им зарплату. Важно то, сколько будет таких успешных предпринимателей, настолько больше будет и рабочих мест с нормальной оплатой, значит, страна получит более стабильную экономику. Но такие работодатели не могут выполнять обязанности государства, решать те вопросы, которые находятся в ведении местных и федеральных властей. И как можно вывести предприятие из кризиса, если производимая продукция по ассортименту, качеству, стоимости не отвечает запросам рынка? Порой мы удивляемся тому, что люди надеются иметь прибыль от нерентабельного предприятия.
— Известно, что ЕБРР имеет специальную программу по развитию предпринимательства в Российской Федерации. Не могли бы Вы рассказать о ней?
ЛУ НАУМОВСКИ:
Сюда придут большие капиталы... Да, эта третья программа, о которой мне хотелось бы сказать подробнее. Она включает в себя поддержку мелких предприятий и весьма успешно реализуется. На сегодня российские предприниматели получили больше пяти тысяч займов и уже около 60 миллионов долларов использованы. Приятно отметить, что сейчас возвратность этих кредитов составляет 97 процентов — блестящий результат! Данную программу ЕБРР осуществляет через сеть российских коммерческих банков, которые стали её активными сторонниками. И в конечном итоге риск этих вложений ЕБРР делится между российскими банками и нами поровну. Программа не только хороша по своему выполнению, но также доказывает, что российские бизнесмены обладают способностью и предприимчивостью. Кстати, наш президент лично заинтересован в этой программе и является её патроном.

 

 

О ЕБРР В РОССИИ И МИРЕ

Сюда придут большие капиталы... Логотип ЕБРРСюда придут большие капиталы... Последние годы Европейский банк весьма активно работает в Российской Федерации. Более чем в 50 регионах из 89 он осуществляет по меньшей мере один финансируемый проект рамках технического сотрудничества. Самую активную деятельность ЕБРР ведёт в трех регионах страны — в Санкт-Петербурге, на Урале (Екатеринбург) и на Дальнем Востоке (Владивосток). Причём он работает с могучими российскими и западными спонсорами по всей территории Российской Федерации и откликается на их просьбы о предоставлении кредитов и финансировании проектов.
Сюда придут большие капиталы... Следует заметить, что Россия — крупнейший получатель средств банка по пинии технического сотрудничества — на общую сумму 358 млн ЭКЮ. Эти средства предоставляются безвозмездно и лишь в выборочном порядке для подготовки проектов и доведения их до уровня, на котором банк и другие потенциальные партнёры могут принять решение о предоставлении кредита или вложении средств в акционерный каптал.
К примеру, на конец июня 1997 года Совет директоров банка одобрил 91 инвестиционный проект для России с общим объёмом капиталовложений в размере 2,9 млрд ЭКЮ в виде кредитов или вложений в акционерные капиталы по проектам, общая стоимость которых составляет 8,5 млрд ЭКЮ.
Помимо развития финансовых учреждений банк продолжает накапливать опыт работы в отраслевом направлении. Основное внимание уделяется нефтеперерабатывающим предприятиям и транспортировке нефти, телекоммуникациям, транспортным проектам в государственном и частном секторе, АПК и энергосбережению. Новым приоритетным направлением стала аэрокосмическая промышленность. При финансировании инфраструктурных проектов банк сосредоточивает свои усилия на тех областях, где он способен помочь в формировании новаторских пакетов финансировании с ограниченным правом регресса и благоприятным экологическим воздействием. Банк уже накопил значительный опыт в таких отраслях, как судоходство, развитие портов и аэропортов, автомобилестроение и производство целлюлозы и бумаги — то есть в отраслях, имеющих сильные позиции на рынке.
В числе главных задач ЕБРР на 1998 год входит укрепление региональной деятельности путём формирования региональной гарантии, позволяющей расширить масштабы финансирования инфраструктурных проектов. Это гарантия должна подкрепляться ограниченными государственными гарантиями.
Сюда придут большие капиталы... Европейский банк реконструкции и развития, здание банка в Лондоне Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) был учреждён после окончания «холодной войны» для того, чтобы открыть новую эру в Центральной и Восточной Европе. Он сыграл в этом процессе историческую роль и накопил уникальный опыт в стимулировании преобразований в регионе — и за его пределами.
ЕБРР привержен делу продвижения перехода к «экономике, ориентированной на рынок, а также развития частной и предпринимательской инициативы». С момента создания Банка в начале 1990-х годов это неизменно являлось его руководящим принципом и, несмотря на новые проблемы и распространение сферы деятельности ЕБРР на новые страны, будет по-прежнему являться его миссией и в будущем.
ЕБРР был создан в сжатые сроки для решения проблем, возникших в переломный момент в истории Европы: момент краха коммунизма на востоке континента. Со дня, когда президент Франции Франсуа Миттеран впервые выдвинул в октябре 1989 года идею создания европейского банка, до открытия ЕБРР со штаб-квартирой в Лондоне в апреле 1991 года прошло всего 18 месяцев.
С самого начала одними из важнейших отличительных черт Банка неизменно являлись оперативность и способность быстро и решительно реагировать на эпохальные события, будь то распад Советского Союза, финансовые кризисы или «арабская весна».
В бурный период начала 1990-х годов Банку приходилось многократно доказывать правильность своей ориентации на частный сектор как главную движущую силу преобразований в Центральной и Восточной Европе. Именно в этот период сложилась репутация ЕБРР как эксперта в вопросах перехода к открытому рынку.
Сюда придут большие капиталы... Банк активно участвует в таких мероприятиях, как реформирование банковских систем, либерализация цен, приватизация (легализация и диалог по вопросам политики) и формирование надлежащей нормативно-правовой базы в отношении имущественных прав, т.е. во всех жизненно важных слагаемых преобразований.
Такие реформы подкрепляются квалифицированным консультированием, профессиональной подготовкой и передачей технических навыков и дополнялись крупными инвестициями в частный и государственный сектора. В условиях, когда отечественного капитала оказывается недостаточно для финансирования процесса преобразований, Банк предоставляет помощь в привлечении внешних ресурсов как из частных, так и из государственных источников.
Этот опыт оказался весьма полезным для Банка, когда он решил расширить первоначальный регион своих операций, распространив свою деятельность на новые страны, такие как Монголия (в 2006 году), Турция (в 2009 году), и Иордания, Тунис, Марокко, Египет и Косово (в 2012 году), Кипр (в 2014 году) Греция (в 2015 году) и Ливан в 2017 году. В настоящее время Банк активно работает в более чем 30 странах от Центральной Европы до Центральной Азии и в странах Южного и Восточного Средиземноморья и на Западном берегу, и в Газе. Единственным членом Банка, который вышел из числа стран операций и больше не получает инвестиций Банка, является Чехия.
Понимание ЕБРР того, как функционирует рыночная экономика, и взаимодействие с другими международными финансовыми организациями позволили Банку также сыграть решающую роль в стабилизации региона и подготовке планов перехода к восстановлению экономики после шока, вызванного мировым финансовым кризисом в 2008 году.
Сюда придут большие капиталы... Из всех банков развития только ЕБРР обладает политическим мандатом, предписывающим ему оказывать помощь лишь странам, «приверженным принципам многопартийной демократии, плюрализма и рыночной экономики и проводящим их в жизнь». Важнейшее значение для деятельности Банка имеют также принципы охраны окружающей среды и приверженность устойчивой энергетике.
ЕБРР действует в интересах всех своих акционеров — 69 стран, а также Европейского союза и Европейского инвестиционного банка, — а не только тех стран, которые получают его инвестиции. Мы все выиграем от более активной и глубокой интеграции региона ЕБРР в мировую экономику.

 

НАШЕ ДОСЬЕ: ЛУ ЛЬЮПКО НАУМОВСКИ

Сюда придут большие капиталы... Лу НаумовскиЛу Наумовски родился в 1957 году в Битоле, Македония — канадский предприниматель македонского происхождения.
Старший банкир ЕБРР, до ноября 1997 года руководил московским представительством ЕБРР в России. Македонец, гражданин Канады. Опытный дипломат, в течение 12 пет был торговым представителем Канады в СССР (Москва), работал в штатах Атланта и Джорджия (США) и в Багдаде (Ирак). Служил в Департаменте иностранных дел и внешних связей Канады, был заместителем директора Управления по развитию торговли и инвестиций в Восточной Европы и СССР, отвечал за развитие торговых связей и инвестиционной деятельности в отношениях между Канадой и республиками бывшего СССР. До назначен главой московского представительства ЕБРР в России (июнь 1992 год) занимал пост исполнительного директора Российско-Канадского делового совета.
Лу Наумовски большую часть своей дипломатической карьеры посвятил России, занимался проблемами канадско-российских отношений.
Имеет степень кандидата наук: экономика, история и международные отношения.
Лу Наумовски сегодня вице-президент и генеральный директор московского представительства корпорации Kinross Gold, крупнейшего иностранный золотодобытчик в России.
Женат, имеет двоих детей и частную собственность в Торонто и Москве.

 

* Сюда придут большие капиталы... В том 1994 году, на форуме членов Совета управляющих директоров ЕБРР в Санкт-Петербурге, благодаря Лу Наумовски, как единственный журналист из России мне удалось брать эксклюзивное интервью у президента ЕБРР господина Жака де Ларозьера. Сам Лу согласился в этом деле быть в роли переводчика — мы были оба заинтересованы, чтобы интервью президента банка получился как можно интересным для нашего делового журнала «Бизнес-Матч», созданный мной ещё в 1992 году специально для фонда Ролана Быкова. Однако это интервью стало достоянием более широкого круга читателей: некий собкор «Известий» в Санкт-Петербурге настойчиво попросил меня ознакомиться содержанием интервью Жака де Ларозьера — дать послушать запись нашего разговора с главой ЕБРР. И как позже выяснилось, это интервью он опубликовал на страницах своей газеты от своего имени, ни слово не говоря обо мне как об авторе.
Из архива публикаций за 1997 г.

 

ПОСТКРИПТУМ: ЖАК ДЕ ЛАРОЗЬЕР

Жак де Ларозьер - Jacques de LarosiereЭто французский финансист, бывший директор-распорядитель МВФ, президент Европейского банка реконструкции и развития.
Родился 2 ноября 1929 года в Париже. В 1950 году он окончил Парижский институт политических исследований, а в 1958 году — Национальную школу управления, после чего много лет занимал должности в Министерстве финансов Франции.
С 1978 по 1987 год он был директором-распорядителем Международного валютного фонда, потом стал управляющим Банка Франции. В 1993 году, после скандалов и смещения Жака Аттали, возглавил Европейский банк реконструкции и развития, оставаясь его президентом до 1998 года.

Несколько лет назад он выступил с заявлением о том, что Бреттон-Вудскую систему заменили на «отсутствие системы»:
— В 1971-1973 годах Бреттон-Вудская система фиксированного валютного курса исчезла. Она была заменена «отсутствием системы», в которой каждый участник в мировой экономике и области финансов может сделать все, что хочет. Если он хочет двигаться по течению, он двигается по течению; если он хочет менять одну валюту на другую, он может это делать; если он хочет контролировать, регулировать свой обменный курс понемногу, он может это делать.
Сюда придут большие капиталы... Никаких обязательств и никакой дисциплины в нынешней системе нет. Стабильность в обменной системе — это всего лишь продукт интервенций на валютном рынке, приобретение доллара, транзакции, покупка различного участия в ней, но все это обеспечивает лишь небольшую стабильность в обменной системе. Это не та система, где есть свои правила, обязательства. Она только несёт в себе определенное международное сотрудничество.
Сюда придут большие капиталы... В связи с этим сегодняшняя ситуация — это результат многих решений, которые ежедневно предпринимаются центральными банками.
Гибель долларовой системы неизбежнаОсновным минусом сегодняшней системы является отсутствие набора обязательств и обязанностей, а также совместных позиции, что за последние 40-50 лет породило огромную задолженность в системе. Данная задолженность, составляющая 250% мирового ВВП, характеризует современный мир. Это огромная сумма долга, которая увеличивалась ежегодно в течение последних 40 лет и продолжает расти. По сути, это результат отсутствия системы, поскольку в нормальной системе было бы невозможно не оплачивать долг долгом до бесконечности!
Но сейчас это возможно. Многие страны скупают доллары, чтобы избежать излишнего удешевления собственных валют. Покупая доллары, они создают ликвидность и задолженность.
Таким образом, система, сложившаяся сегодня, характеризуется огромным финансовым дисбалансом, в котором живут многие страны. При этом не для кого не секрет, что большая задолженность в конечном итоге вызывает кризис, который необходимо предотвратить.

 

699 просмотров

   
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(47 голосов, в среднем: 2.7 из 5)

Материалы на тему