fbpx

МЕДИАТЕКА

Сенатор: всему своё время!


Карусель

Последние записи

РУССКИЕ ПИСЬМЕНА

Алексей Гиппиус, лингвист и текстолог, доктор филологических наук, член-корреспондент Российской Академии наук.«Не к несведущим мы пишем, но к насытившимся с избытком книжной сладости».
Митрополит Илларион,
«Слово о Законе и Благодати» (XI век).

 

Откуда берет свое начало русская письменность? К какому времени относятся ее первые памятники? На каком языке они написаны?
Читателя, задающегося подобными вопросами, современный российский книжный рынок ставит в непростое положение. На полках книжных магазинов мирно соседствуют издания, дающие на них прямо противоположные ответы. В то время как на одном фланге список «древностей русского языка» возглавляет «Влесова книга», излагающая историческое предание восточных славян с незапамятной древности, на другом — подделкой XVIII века объявляется все русское летописание во главе с «Повестью временных лет».
Предоставим энтузиастам этих концепций выяснять отношения друг с другом и попробуем коротко изложить точку зрения филологической науки, для которой «Влесова книга» является давно разоблаченной подделкой середины XX века, а «Повесть временных лет» — бесценным памятником отечественной истории и языка. Основу ее, как и сто лет назад, составляет представление, согласно которому письменность на Руси берет свое начало в деятельности славянских первоучителей Кирилла и Мефодия, а ее первые сохранившиеся памятники относятся к X-XI векам.
Вопрос о существовании у восточных славян оригинальной письменности в до кирилло-мефодиевскую эпоху в настоящее время, скорее, принадлежит к ее истории. Дискуссии на эту тему велись в основном вокруг одного загадочного эпизода из Жития Константина Философа (св. Кирилла). В нем рассказывается, как отправившийся с религиозной миссией к хазарам Константин, остановившись в Корсуне (античный Херсонес, на территории нынешнего Севастополя), «нашел здесь Евангелие и Псалтирь, написанные русскими письменами, и человека нашел, говорящего на том языке, и беседовал с ним, и понял смысл этой речи».

БОЛГАРИЯ. ПОД ОСМАНСКИМ ВЛАДЫЧЕСТВОМ

Кузьмичева Людмила Васильевна ― кандидат исторических наук, доцент кафедры истории южных и западных славян Исторического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.В 1829 году в Москве появилось сочинение молодого ученого Юрия Венелина «Древние и нынешние болгаре в политическом, народописном, историческом и религиозном их отношении к россиянам». Книга эта стала настоящей сенсацией и произвела огромное впечатление на читающую публику России. И неудивительно, ведь в ней говорилось о великой цивилизации, совершенно неизвестной россиянам. Между тем, как следовало из книги Венелина, средневековое Болгарское царство было когда-то грозным соперником даже могущественной Византии.

 

 

БОЛГАРЫ СТАРОГО ВРЕМЕНИ

Трудно было поверить, что этот небольшой народ, фактически растворенный в турецкой среде и больше известный под именем «турецких христиан», был создателем самого раннего государства у славян, что именно болгары первыми из славянских народов приняли христианство. И, наконец, что именно оттуда уже переведенные на славянский язык Библия, Евангелие и другие богослужебные тексты были принесены в конце Х века на только что крестившуюся Русь. Имена болгарских царей и военачальников, события бесчисленных войн с Византией, сопровождавшихся славными победами и сокрушительными поражениями — все это словно предстало воочию перед русскими читателями. И кто бы мог подумать, что не в далекой Индии, не заокеанской Мексике, а рядом, на земле, по которой не раз прошла с боями русская армия в войнах с Турцией, существовала великая культура. Эту культуру с ее литературными и архитектурными памятниками, фресками и иконами, с ее взлётом богословской мысли россиянам еще предстояло открывать и изучать.

АЛЕКСАНДР МЕНШИКОВ. МАСТЕРОВОЙ «ОКНА В ЕВРОПУ»

Александр МеншиковСовременные историки утверждают, что до сих пор множество документов о нем остаются неизученными, хотя и снимаются фильмы, пишут статьи и книги. Между тем официальный титул этого человека лишь «на две буквы» был короче императорского и звучал так: «Светлейший Святого Римского и Российского государства князь и герцог Ижорский; в Дубровне, Горы-Горках и Почепе граф; наследный господин Аринибургский и Батуринский; его императорского величества всероссийского над войсками командующий генералиссимус; верховный тайный действительный советник; государственной Военной коллегии президент; генерал-губернатор губернии Санкт-Петербургской; полковник Преображенский лейб-гвардии; полковник над тремя полками; капитан компании бомбардирской; от флота всероссийского вице-адмирал белого флага; кавалер орденов Святого апостола Андрея Первозванного, датского Слона, польского Белого и прусского Черного орлов и Святого Александра Невского кавалер Александр Данилович Меншиков».
Столь громкие титулы светлейшего были подкреплены и огромным состоянием: 90 000 душ крепостных только мужского пола, города Ораниенбаум, Ямбург, Копорье, Раненбург, два города в Малороссии — Почеп и Батурин, вотчины, промысловые заведения, дворцы в Москве и Санкт-Петербурге, Кронштадте и Нарве, Ораниенбауме и Ранненбурге, по роскоши сопоставимые с царскими, на миллион всякой движимости и бриллиантов, более 200 пудов золотой и серебряной посуды и неисчислимое количество «всякой рухляди» — мебель, хрусталь, картины, ковры, одежда и прочая, прочая. Но главным и неразменным его капиталом была любовь к нему Петра Великого…
Он был генералиссимусом и адмиралом белого флага, его заслуги перед Россией были огромны, его жизнь была удивительна, его личное состояние было одним из самых больших в империи, его корыстолюбие не знало границ. Среди «птенцов гнезда Петрова» это самая противоречивая фигура. И уж коли сегодня культурологи так охотно и столь много пишут о мистической природе Санкт-Петербурга, то следует признать, что мистика эта начинается не только с замысла града петрова, но и с какого-то чудесного появления и ухода из судьбы северной столицы её первого строителя — Меншикова. Будто какая-то сила неземная, породившая в России царя-революционера, вложила в руки ему этот подарок — второе сердце. Недаром же на пышном, «зело изукрашенном» гербе Светлейшего над всем нагромождением геральдических символов возвышалось не что-нибудь, а именно крылатое сердце.

СЕНАТОР: ПУТЬ К МИЛЛИОНАМ

Фред Искендеров, главный редактор и основатель Федерального журнала СЕНАТОР.Нередко пишут нам и спрашивают: «А почему именно «СЕНАТОР», что за американизм... тяга к Западу?..». Но многие из нас забыли, что в нашей стране ещё до 1917 года был свой Сенат и свои сенаторы — настоящие!..
Сенат существовал ещё в Древнем Риме и, как правило, в него избирали самых уважаемых людей — это были старейшины и мудрецы, которые впоследствии образовали аристократическое сословие римлян. Сенаторы (от лат. senex — старик или старейшина) в период расцвета Римской Республики представляли наиболее авторитетную власть, затем, спустя сотни лет, сенаторами стали именовать и глав аристократических родов.
Римские нововведения в государственном устройстве впоследствии привились и во многих странах — во Франции, Италии, США, Бразилии. В том числе и в России. В 1711 году Пётр Великий учредил Сенат, который просуществовал до 1917 года. Вначале это был высший государственный орган по делам законодательства и государственного управления, а с первой половины XIX века Сенат России стал высшим судебным органом и уже подчинялся только императору. Члены Правительствующего Сената представляли собой своего рода корпорацию лидеров страны общенационального уровня.
В сегодняшней России сословие сенаторов представляют члены Совета Федерации — верхней Палаты Российского Парламента, состоящей из представителей субъектов Федерации. При этом следует отметить, что в наше время (и не только в нашей стране) сенаторы стали чем-то вроде политического противовеса вечно бунтующим парламентариям, ибо последние в большей степени были подвержены влиянию сиюминутных партийных интересов. А верхняя Палата должна была микшировать, сдерживать и ограничивать попытки крайних радикальных перемен в стране, вызванных активностью той или иной фракции. Конечно, у нас в России Совет Федерации не ограничивает себя представлением только интересов регионов или межрегиональных структур. Он, как это было ещё во времена Петра Великого, становится цементирующим авторитетным органом государственной власти, символизирующим единство нашего государства в лице многонациональных народов России. Другими словами, Совет Федерации обязан стоять на позициях интересов не отдельных классов и групп, а всего государства в целом. Но будет ли он в наши дни официально называться «Сенатом России» — покажет время.

КАРЕЛИЯ В «СЕВЕРНОМ ИЗМЕРЕНИИ»

Валерий Шлямин, Петрозаводск, КарелияКонец двадцатого столетия смело можно называть временем информационной революции. Информационные технологии, особенно Интернет и «сотовая» связь, коренным образом изменили традиционные представления о географических расстояниях и государственных границах. Не признают границ и экологические проблемы, которые с каждым годом побуждают людей в разных странах мира объединять свои усилия перед угрозой природных и техногенных катастроф. И, конечно же, новый виток развития мировой экономики как никогда ранее включает в международное разделение труда даже те страны, которые по разным причинам в нем раньше не участвовали. Государства все более и более оказываются во власти мировых интеграционных процессов. Попытка не замечать этих перемен для любой страны чревата отставанием навсегда.
Глобализация стимулировала и межрегиональную интеграцию. Мир становится многополюсным: в противовес экономической экспансии Соединённых Штатов все активнее развиваются Европейский Союз и Азиатско-Тихоокеанский регион. А в самом Евросоюзе, как на Юге, так и на Севере, формируются новые деловые центры.

«СЕНАТОР»: ВАШУ РУКУ, ЧИТАТЕЛЬ!

Фред Искендеров, главный редактор и основатель Федерального журнала СЕНАТОР.Еще две с половиной тысячи лет назад Сократ предостерегал, что письменность негативно повлияет на способность человека мыслить. С тех пор мы пережили массу таких же мрачных пророчеств. Нас пугали, что появление журналов похоронит литературу. Затем возник новый жупел — радио, которое должно было принести неминуемую гибель газетам. Позже такую же угрозу увидели в телевидении. Ну а теперь главное пугало — интернет. Нам же представляется, что этого «электронного чудовища» особо бояться не стоит. И более того, как показал прошедшие два года, с ним даже можно дружить и активно сотрудничать на благо как пользователей всемирной сети, так и нашего журнала. С открытием сайта www.senat.org значительно возросло число читателей издания, расширилась и география его аудитории. Электронная версия «Сенатора», как и сам журнал, набирает популярность не только в России. Статистика посещений показывает, что его читают и в бывших республиках Советского Союза, и в Соединённых Штатах, Германии, Франции, Финляндии, Чехии, Польше, Италии, Греции, Турции, Израиле, Китае, Японии, Канаде, где теперь тоже немало «наших», и в таких экзотических странах, как Саудовская Аравия, Катар, Индонезия, Аргентина и Иран. Список очень велик, и там, где есть россияне или иностранец, владеющий русским, обращают внимание к Интернет-версии журнала и читают его. Примечательно, что Интернет магически расширяет аудиторию журнала до 70 тысяч, а это внушительное число для журнала, если учесть, что тираж его печатной версии составляет от 15000 до 20000 экземпляров.
«Уважаемая редакция «Сенатора»! — обращается к нам С. Красинская (выступившая в этом номере в роли одного из авторов) из Москвы. — Многие статьи, которые я прочитала в электронной версии, понравились мне своей обстоятельностью, серьёзностью, доступностью и патриотичностью. Почти везде соблюдён баланс между доходчивостью и информативностью…
Вместе с тем, в журнале нет рубрики, в которой читатель гарантированно нашёл бы портрет кого-либо из государственных деятелей, влияющих на политику и определяющих её, в «неформальной обстановке». Согласитесь, что из подобных публикаций можно составить для себя достаточно точный портрет человека.

МЕЧТАТЬ НЕ ВРЕДНО…

Санкт-Петербург — живая история России. Отнюдь не только с целью защитить северо-запад страны от территориальных претензий соседей Пётр Великий решил основать здесь город-форпост. Он был нужен и для того, чтобы прорубить «окно в Европу», и тогда, три века назад, и в последующие столетия выполнять важные геополитические задачи, быть связующим звеном между экономиками России и других государств нашего континента, а в последние годы — стать своего рода локомотивом в процессе интеграции России в Европу. Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге — выдающийся образец русского культового искусства. Он является одним из самых красивых и значительных купольных сооружений не только в России, но и в мире. По своим размерам храм уступает лишь соборам Святого Петра в Риме, Святого Павла в Лондоне и Святой Марии во Флоренции...

МИХАИЛ ЛЕРМОНТОВ. ТАРХАНСКИЕ ЭТЮДЫ

ЕЛЕНА РОДИНАРодина Михаила Юрьевича Лермонтова, село Тарханы в Пензенской губернии, — это уникальное заповедное место, которое вот уже более ста лет притягивает внимание сотен тысяч людей со всего света. Тарханы — это край детства и юности великого поэта России, его родной дом, в котором его любили при жизни, очень любят и сейчас, сохраняя, оберегая милую и дорогую его сердцу старинную русскую усадьбу. После революции село Тарханы переименовали в Лермонтово, а 30 июля 1939 года, ровно 75 лет назад, здесь был открыт дом-музей поэта. Сегодня «Тарханы» — Государственный музей-заповедник площадью почти в 150 гектаров. Это настоящая русская усадьба, где бережно хранят дух и традиции лермонтовской эпохи.
В дворянской усадьбе все должно радовать глаз и формировать хороший вкус. Величественные панорамы, тёмные аллеи, пруды… Усадьба, в которой переплетались народные и дворянские традиции, делилась на две части — хозяйственную и, что называется, «для души».
В мае здесь буйно цветут сирень и черёмуха, в ракитовых и ивовых зарослях заливаются соловьи, а воздух напоен ароматом просыпающейся земли. В середине лета в садах наливается соком «малиновая слива» и пахнет мёдом, а первое дуновение осени несёт с собой чувство лёгкой, почти неуловимой грусти. Вокруг простираются желтеющие поля, в садах и уютном парке звучит задумчивый шёпот трепещущей на ветру и падающей листвы и кажется, что солнце не в небе, а под ногами. Зима с глубокими снегами делает широкие просторы ещё необъятнее, и ощущаешь Россию во всей её красоте и необычности. И все это, воспетое Лермонтовым, завораживает, дарит отдых душе и сердцу.

ТАНЦОР ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ

Когда говоришь о нём, вдруг понимаешь, что практически невозможно подобрать такие слова, эпитеты или сравнения, которые на протяжении пятидесяти лет его творческой жизни не были бы уже многократно произнесены в разных высоких собраниях или написаны в самых престижных и серьезных изданиях.
Великого российского танцовщика Владимира Васильева можно по праву назвать Человеком Мира. Его знают и любят в разных уголках планеты, воспринимая как ценнейший образец того лучшего, что создало человечество в культуре и искусстве ХХ столетия. На земном шаре трудно найти место, где он не выступал бы или не ставил свои спектакли. Но все самое главное в его жизни связано родным домом, с людьми, ставшими близкими и друзьями с детства и юности, с милой сердцу природой — в общем, со всем тем, что носит великое и прекрасное имя Россия. Эта щедрая земля взрастила и воспитала его талант, открыла для него мир, в котором он нашел еще один любимый для себя край. Это солнечная и жизнерадостная Италия, которая сразу приняла и полюбила русского «гения» и сделала его своим богом — «Богом танца».
Владимир Васильев

СОВЕТСКАЯ РАЗВЕДКА… БЫЛА ЛУЧШЕЙ В МИРЕ!

Здание КГБ СССРНачальник Управления нелегальной разведки КГБ СССР, живая легенда отечественных спецслужб, генерал-майор Юрий Дроздов в нашем интервью рассказывает о секретных соглашениях Госдепа США и объясняет, что источник межнациональных конфликтов в России находится на Западе, раскрывает американские методы влияния на массы и вспоминает, как был резидентом советской разведки в Китае и США и спасал из нью-йоркской тюрьмы Рудольфа Абеля.

НЕДЕЛИМАЯ РОССИЯ И КУРИЛЬСКИЕ ОСТРОВА

Вячеслав Петрович Зимонин, — директор Института проблем безопасности и развития Евразии, капитан I рангаС интересом ознакомился с результатами опроса ИА REGNUM, в котором приняли участие 54.309 человек. Порадовала его достаточно высокая репрезентативность — и по числу оставшихся неравнодушными, и по охвату различных социальных слоев и возрастов россиян. Порадовало и то, что подавляющее число респондентов (89%) твердо заявили: Курилы при любом развитии отношений между Россией и Японией должны оставаться РОССИЙСКИМИ.
И это при том, что, к сожалению, опрос показал, что лишь 54-55% опрошенных достаточно хорошо информированы по существу вопроса, а остальные, очевидно, не имеют четкого представления о том, кому принадлежит приоритет в первооткрытии и первоосвоении Курильских островов и как исторически решался вопрос об их государственной принадлежности. Не вдаваясь в детальный анализ этих вопросов, отмечу, что вплоть до реформ Мэйдзи — ликвидации военно-бюрократической системы японского государственного устройства (сёгунатства) в 1867-68 годах и возвращения всей полноты власти в руки императора Муцухито, свидетельствуют карты «Полного атласа Японии», не только Курильские острова, но и один из крупнейших островов современной Японии — Хоккайдо не входили официально в состав этой страны.
Курильские острова в соответствии с нормами международного права исконно принадлежали Российской империи. Жесты доброй воли по передаче южных Курил Японии в 1855 г. во имя установления добрососедских отношений и развития торговли, а затем, в 1875 г. и всех Курил в обмен на полный отказ японской стороны от претензий на Сахалин, были восприняты императорской Японией отнюдь не адекватно: в результате Японско-русской войны 1904-1905 гг. Япония аннексировала и южную часть ранее принадлежавшего России Сахалина, проводила агрессивную политику в отношении Советской России в годы иностранной интервенции, захватив и удерживая вплоть до 1925 г. и северную часть Сахалина, а также являлась союзницей фашистской Германии в канун и в годы Второй мировой войны.

РУССКИЙ ПЕРВЕНЕЦ В КОСМОСЕ

Юрий ПавловНаверное, у каждого русского человека, кто жил в замечательную эпоху прорыва в космос, есть свой Гагарин. И неважно, имел он счастье видеть этого легендарного человека или был наслышан о нем, знает его по песням и кинофильмам. Потому что Гагарин — это эпоха, часть нашей жизни, уклад той, ещё недостаточно сытой, но счастливой, послевоенной поры. Гагарин — это все то, что мы тесно связываем с понятием «Родина».
И для меня он — олицетворение гулких просторов великой Русской равнины, где прошло моё детство, юность да и, можно сказать, вся моя жизнь. Леса и речушки, поля и луга, деревушки с церковками и погостами на холмах, крестьянские избы с иконами в красном углу и пожелтевшими фотографиями в рамках по стенам. И среди них — лица моих деда и бабушки, родителей, проживших нелёгкую жизнь с военной лихой годиной, их морщинистые, не знавшие отдыха руки... Гагарин для меня — это все, чем жил и живу.
День 12 апреля 1961 года выдался слегка пасмурным, но сухим. Лёгкая его хмурость была вызвана тем, что солнце пряталось за дымкой позднего утреннего тумана, какой обычно бывает в это время года. Он «съедает» последний снег, залежавшийся в тени дворов и оврагов, в глубине парков и скверов.
Мне хорошо видны из окна моего класса эти серо-грязные клочки в межах вытаявших на солнце грядок, под ещё голыми кустами смородины. Вон наш огород, спрятавшийся во дворах домов центральной улицы города. С третьего этажа моей школы, что располагается на той же улице Ленина, разрезающей Суздаль пополам, так же хорошо виден и наш зелёный дом, окнами выходящий на школу. По огороду прогуливаются куры, и если бы не их время от времени короткие перебежки, их можно было бы запросто издали принять за клочки не дотаявшего снега.
Немного позже появится мама с ведром, которое она выплеснет на грядки, вынесет из дома таз с бельём и начнёт развешивать на верёвке, протянутой от яблони к яблоне, настиранное. Через несколько минут на обед явится папа.

БЕЛЫЙ ГЕНЕРАЛ МИХАИЛ СКОБЕЛЕВ

Портрет генерала М.Д. СкобелеваГероями не рождаются. Ими становятся. Истина старая, как мир. Но за всю историю мира не так уж много наберёшь примеров, подтверждающих эту максиму. Михаила Дмитриевича Скобелева к этим немногим можно смело отнести.
Ещё будучи слушателем военной академии Михаил Скобелев был послан за 30 вёрст от Петербурга на берег Финского залива производить съёмку местности. Остановившись в небольшой деревушке, где прожил несколько месяцев, был поражён бедностью и нищетой местных крестьян. Истратив все жалование на покупку одежды и обуви местной детворе, он щедро помогал и местному крестьянину Никите, у которого жил все это время. Однажды он пошёл в лес за жердями и на обратном пути застрял в болоте. Захудалая белая сивка спасла жизнь будущего героя России. «Я её налево забираю, а она меня направо тянет, — говорил Скобелев Никите, — если где придётся мне на лошади ездить, так чтобы твою сивку помнить, всегда буду белую выбирать».
Очевидно, после этого у Скобелева возникло мистическое пристрастие к лошадям белой масти; а белый мундир во время боя был продолжением и завершением белизны его коня. Именно поэтому русские воины называли Скобелева «Белым генералом» , а в Средней Азии и на Балканах — «Ак-пашой»; его упоминание приводило в трепет азиатских неприятелей и турецких янычар. Простые российские солдаты относились к нему с уважением и пиететом. Офицеры-штабисты — недолюбливали, завидуя его успехам, шептались за его спиной, что он позёр, который нарочито щеголяет своей отвагой, презрением к опасности и к смерти. Отлично знавший генерала Василий Иванович Немирович-Данченко, брат основателя Художественного театра, отмечал, что «презрение к смерти — лучший жест из всех жестов, когда-либо придуманных людьми». Немирович-Данченко писал: «Он знал, что ведёт на смерть, и без колебаний не посылал, а вёл за собой. Первая пуля — ему, первая встреча с неприятелем была его. Дело требует жертв, и, раз решив необходимость этого дела, он не отступил бы ни от каких жертв».

ЗОВ ВЕЛИКОПОСТНОЙ ВЕСНЫ

Валентина БеляеваСолнечное снежное утро. Минуя людскую сутолоку, ларьки, шум перекрёстков, спешу от метро «Таганская» к Болгарскому подворью. Острый морозный воздух, скрипит снег под ногами, дыхание превращается в летучее белое облачко. И вот неожиданно, как чудо, — золото и голубизна куполов, ажурные кресты, сияющие на солнце, — церковь Успения Пресвятой Богородицы, подворье Болгарской Православной Церкви.
На внешней стороне храма — икона Богоматери Троеручицы, около которой останавливаются, несмотря на жестокий холод, прохожие. «Место бойкое, — как скажет после чтец Александр, — идут люди на работу и с работы — вот и заходят». Действительно, словно магнитом притягивает к себе эта небольшая, нарядная церковка. Какое-то удивительное ощущение покоя и радости под её сводами. Может, оттого что во времена разорения других храмов этот остался нетронутым, счастливо сохранив свой особый дух сердечности и уюта. А может быть, связь этой маленькой московской церкви с далёкой Болгарией объясняет то тепло, которое здесь охватывает душу…
Вот уже более 400 лет прошло с тех пор, как появилась на московской земле деревянная церковь Успения Богородицы. Это был приходской храм жителей Гончарной слободы, отсюда и название церкви — «в Гончарах». Как память о тех давних временах и по сей день несколько переулков, отходящих от неё, носят названия Гончарных. А нынешняя каменная церковь возведена в 1654 году. Первая запись о ней обнаружена в «Строельной книге церковных земель 1657 года»: «Под церковью земли и кладбища вдоль 15 сажень с четью... и то кладбище тесно, порозжих мест нет; а в писцовых книгах… тое церкви и церковной земли не написано. Да подле кладбища дворы: попа Якова Кузмина вдоль 8 сажень, двор пономарский Ивашки Михайлова, двор пуст просвирницы Акиньицы Самойловы дочери… Да подле проезжей большой улицы четыре лавки, и стоят те лавки задами к церкви и кладбищу, а владеют теми лавками Гончарной слободы тяглецы… И по Государеву указу к церкви Успения пречистыя Богородицы к старому кладбищу взято вновь под кладбище пономарское место…; и впредь тем землям быть в новом кладбище бесповоротно… И по Государеву указу старое кладбище огорожено заборами наглухо…»

БУДЬ СЧАСТЛИВА, АНЯ!

В последний миг перед смертью артист Алексей Беглов увидел, как он, знаменитый в 50-е годы чечеточник, и маленькая девочка в белом платьице и шляпке самозабвенно исполняют на веранде замысловатый и сложный танец. Роль Ани Ивановой, которая сыграла дочку главного героя Лену, невелика — всего три небольших эпизода. Но на всех плакатах и обложках кассет фильма «Зимний вечер в Гаграх» всегда воспроизводится именно этот кадр — высокий мужчина в костюме гаучо и его дочь… Маленькая Аня Иванова танцует чечётку - кадр из кинофильма "Зимний вечер в Гаграх"