НЕМЦЫ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ. История российских немцев: когда и почему они оказались в России? – историко-публицистический материал ВАЛЕНТИНЫ ЧЕБОТАРЕВОЙ
СЕНАТОР - SENATOR
журнал СЕНАТОР - Journal SENATOR

 

 

 
  

 
А вы у нас были?..
 
Счётчик тиц pr
 Subscribe

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФОРУМ НАРОДОВ РОССИИ

НЕМЦЫ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ
SENATOR - СЕНАТОР - SENAT


 

ВАЛЕНТИНА ЧЕБОТАРЕВА,
профессор, доктор исторических наук.

ВАЛЕНТИНА ЧЕБОТАРЕВА, Анна Герман, журнал Сенатор, российские немцы

Немцы России. Когда и почему они оказались в нашей стране?
Корни «немецкого вопроса» уходят вглубь веков. Первое упоминание об установлении дипломатических отношений России с Германией относятся к Х веку, когда Русью правила княгини Ольга, вдова князя Игоря. Русские летописи, датированные ХII веком, повествуют о торговых взаимоотношениях Руси и германских княжеств. В летописи от 1174 года отмечается, что в Киеве и Новгороде проживают немецкие торговые люди. Селились они обособленными общинами, по религиозному признаку, квартал, в котором они проживали в Киеве, местные жители именовали «Латиной». В Киеве вели торговлю купцы из Регенсбурга, Вены, Эмса.
О характере торговых отношений Новгорода с немецкими купцами дает представление летопись, датируемая 1195 годом, из которой узнаем, что немецкие купцы, приезжающие торговать, разделялись на две гильдии: морских и сухопутных, в зависимости от того, каким путем прибывали в Новгород.


 

     В правление князя Ярослава Владимировича было заключено соглашение, направленное на защиту интересов торговых людей. Договором было установлено: если убьют новгородского посла, заложника, или священника за морем и немецкого в Новгороде, то штраф составляет 20 гривен серебра «за голову; если же убьют купца, то 10 гривен; если мужа свяжут без вины, то 12 гривен за бесчестье; если ударят жену, или дочь мужа, то князю 40 гривен за бесчестье, столько же – обиженной... Немца в Новгороде, а новгородца в немецкой земле не сажать в тюрьму, но брать свое у виновного».

     Смоленский князь Мстислав в 1229 году заключил договор с Готским берегом и Ригой. В документе подчеркивалось, что этот акт был заключен для «избежания разлюбья», чтобы русским купцам в Риге и на Готском берегу, а немецким в Смоленской волости «любо было и добросердье вовек стояло». Условились: торгуют иностранцы беспрепятственно, без уплаты пошлин; долги выплачиваются прежде иностранцам. Соглашение предусматривало наказание при криминальных случаях: за убийство вольного человека следовало заплатить 10 гривен серебра, за холопа – гривну; за повреждение тела 5 гривен. Установили и «плату за бесчестье»: если кто застанет иностранца у своей жены, то «берет за позор» 10 гривен серебра; столько же – за насилие над свободной женщиной.

     Историк С.М. Соловьев писал, что торговле с немцами благоприятствовал целый ряд обстоятельств: «старание князей о торговле, обогащающих народ их; уживчивый вообще характер народонаселения, терпимость относительно веры, уважение, расположение к иностранцам, готовность уступать им разные выгоды» (Соловьев С.М. Сочинения. В восемнадцати книгах. Книга II. М., 1988. С.. 43).

     На протяжении всего средневековья представители германских земель прибывали на Русь в качестве послов с дипломатическими поручениями от правителей австрийских и прусских земель. В 1634 году в Москву прибыло голштинское посольство Филиппа Крузиуса и Отто Брюггемана просить государя о разрешении следовать через Россию в Персию и Индию с торговыми целями. В посольстве состоял Адам Олеарий, описавший свои впечатления в книге «Путешествия в Московию и Персию (Голштинское посольство к русскому царю и шаху Персии)».

     Дважды в Москве побывал на переговорах с Василием III Сигизмунд Герберштейн, представлявший интересы императора Максимилиана и австрийского герцога Фердинанда. В 1649 году Герберштейн издал «Записки о Московии». Труд этот, переведенный на латинский, немецкий и итальянский языки, стал одним из первых бестселлеров второй половины XVI века.

ВАЛЕНТИНА ЧЕБОТАРЕВА, Анна Герман, журнал Сенатор, российские немцы
Плеяда известных российских немцев:
Денис Иванович Фонвизин, Михаил Барклай-де-Толли,
Александр Бенкендорф, Екатерина II, Пётр Струве,
Патриарх Алексий II, Алиса Фрейндлих,
Отто Шмидт...

     В период правления Ивана Грозного в Москве возникает Немецкая слобода; к середине XVII века в городе насчитывалось уже около 400 немецких дворов и две кирхи.

     Немцам принадлежит честь создания на Руси первых учреждений культуры светского характера. В 1670 году царь Алексей Михайлович приказал найти мастеров, которые «умели бы всякие комедии строить». Было известно, что пастор Иоганн Готфрид Грегори руководит театральными постановками в приходском училище – ученики участвовали в постановке драматических произведений религиозного содержания. Пастор Грегори, получив предложение создать придворный театр, написал пьесу об Эсфири, жене персидского царя Артаксеркса.

     Алексей Михайлович щедро субсидировал «театральное дело». На государевом дворе в селе Преображенском был построен летний театр. Портные Немецкой слободы сшили костюмы, русские мастера построили и расписали декорации, музыкальное оформление обеспечили немецкие музыканты.

     Премьера «Артаксерскова действа» состоялась в октябре 1672 года. Разыграли пьесу на немецком языке жители Немецкой слободы, толмач отвечал за синхронный перевод на русский язык. Пьеса прошла с большим успехом. «В удивление царь смотрел целых десять часов», и наградил Иоганна Готфрида Грегори, а также и артистов ценными подарками: «Взять сорок соболей во сто рублев, да пару в восемь рублев, а отдать те соболи его великого государя как жалование магистру Готфриду за комедийное строение». Грегори был удостоен великой чести: «был у великого государя у руки и видел его, государя, пресветлые очи» (Миклашевская Е.П. Цепляева М.С. Знаменитые немцы Лефортова. История в лицах. М., 2000. С. 32).

     Театр, созданный И.Г. Грегори, просуществовал несколько лет, пока был жив Алексей Михайлович. Постановки были переведены в Кремль, репертуар расширен, поставлены спектакли на исторические темы: «О Товии младшем», «Юдифь», «Комедия об Адаме и Еве» и т.д. Через год после первого представления в немецкую школу для обучения комедийному действу отдали 26 мальчиков из московской Новомещанской слободы. В 1675 году комедийному делу обучалось уже 80 человек, среди которых преобладали русские юноши.

     При Петре I театральное дело не получило развития. И только через 84 года после первой премьеры театра Грегори, в 1756 году возник русский национальный театр Федора Волкова.

     Основателем первой гимназии в России был пастор Иоганн Эрнст Глюк. Он возглавил школу Посольского приказа, созданную в Немецкой слободе в 1703 г. для подготовки переводчиков, необходимых для реализации международных связей. Учеников обучали немецкому и другим иностранным языкам. Талантливый организатор педагогического дела, пастор Глюк разработал программу обучения подростков не только иностранным языкам, но и «риторике, философии, геометрии, географии, и иным математическим частям, политике, гистории и прочему…». В связи с увеличением контингента – в 1705 году 8 педагогов обучали 30 учащихся – школа была переведена из Немецкой слободы на Покровку (ныне дом №11 по ул. Маросейка ).

     Петр Первый специальным указом от 25 февраля 1705 года определил статус школы как общеобразовательного учебного заведения светского характера, и оно вошло в историю под названием «Гимназия Глюка». Царским указом было установлено: «… а в той школе бояр и окольничих, и думных, и ближних всяких служилого и купецкого чина людям детей их, которые своею охотою приходить в тое школу записываца станут, станут учить греческого, латинского, итальянского, французского, немецкого и иных разных языков и философской мудрости, а за то учение с тех учеников денежного и никакого и в его неволею взятия не будет и о том по грацким воротам прибить указы» (Миклашевская Е.П. Цепляева М.С. Знаменитые немцы Лефортова). После смерти пастора Глюка в связи с потребностями дипломатического ведомства, его школа была разделена на латинскую, французскую и шведскую языковые школы.

     Пастор Глюк вошел в историю не только как ректор первой российской гимназии, но и как пастор г. Мариенбург, в доме которого воспитывалась девочка-сирота, которая через много лет станет императрицей Екатериной I. Мариенбург в 1702 году был взят русскими войсками под командованием Б. Шереметьева. Пастор вместе со всеми домочадцами оказался в плену и по приказу Шереметьева был направлен в Москву. Глюк был образованным человеком, владел русским языком и даже занимался переводом Библии Мартина Лютера на русский язык. Шереметьев определил пастора на государственную службу при Посольском приказе в качестве толмача.

     Как известно, по приглашению Петра I в Россию прибывали и устраивались на службу тысячи военных инженеров, строителей, архитекторов, художников. Правительство нанимало их для проведения строительных работ, связанных с созданием новой российской столицы. Таким образом, до середины XVIII века немецкое население России формировалось преимущественно за счет квалифицированных специалистов, причем среди них были не только выходцы из германских курфюрств, но и молодые искатели счастливой доли из Швеции, Дании, Италии, Швейцарии.

     С воцарением на престоле Екатерины II начинается новый этап переселения жителей германских курфюрств на территорию России. При Екатерине Великой в результате победоносных войн с Турцией границы империи продвинулись далеко на юг – до северных берегов Черного и Азовского морей, до Кавказского хребта. Обширные просторы с плодородными землями представляли собой безлюдную пустыню, лишь по берегам мелких речек кочевали немногочисленные калмыцкие, башкирские и киргиз-кайсацкие племена. Чтобы укрепить российскую государственность в приграничных районах, Екатерина принимает решение о колонизации края. В 1762, 1763 годах она подписывает манифесты, приглашающие иностранцев пожаловать в империю для освоения пустынных земель. Переведенные на иностранные языки, эти манифесты вывешивались в церковных храмах стран Западной Европы. Императрица обещала переселенцам: свободный выбор места поселения, свободу вероисповедания, самоуправление, освобождение от воинской службы, от податей, налогов и всякого рода повинностей, беспроцентную ссуду на обзаведение хозяйством с уплатой через 30 лет.

     Германские земли к этому времени были истощены изнурительной Семилетней войной. Льготные условия, обещанные русской императрицей привилегии, вызвали интенсивную колонизацию. И потянулись на Восток обозы бедняков, среди которых были преимущественно безработные ремесленники, безземельные крестьяне, солдаты, бездомные бродяги. За короткий срок (в 1764-1770 годах) на берегах Волги возникло 117 немецких колоний, в том числе в Саратовской губернии – 46, в Самарской – 56.

     Для управления колониями Екатерина учредила «Канцелярию опекунства иностранных», которая обязана была заботиться, чтобы колонисты «никакому изнурению или тяготам подвергнуты не были». Президент «Канцелярию опекунства» граф Орлов докладывал императрице: землю получили по 30 десятин 6333 семейства (23100 человек); каждой семье в потомственное пользование даровано по 30 десятин (1 дес. равна 1,5 га земли) земли: 15 пашенной, 5 для усадьбы, часть «про запас для будущих детей, дабы, оные, пришедши в возраст и женясь, сами хозяевами быть могли». На государственные средства было построено 4560 домов, 2086 амбаров, 1327 конюшен, закуплено 13800 лошадей, более 12000 голов крупного рогатого скота.

     Все поволжские колонии были распределены на 15 церковных приходов. Одновременно с жилыми и хозяйственными постройками возводились церкви. К 1771 году было построено 12 кирх, 12 домов для пасторов, 13 школ. Пасторам было определено жалованье в 180 рублей за счет государственной казны.

     Екатерина взяла под свой контроль устройство колоний. Ее всеобъемлющая забота о колонистах проявилась в многочисленных законодательных актах Сената. За Манифестом 1763 года последовали: установления о невзыскании с колонистов пошлин, о вознаграждении иностранцев, желающих вступить в военную службу, об устройстве аптек, учреждении должности лекаря в колониях; целый ряд постановлений разрешал колонистам «прирезать недостающие земли».

     Немцы размещались на выделенной территории по религиозному признаку: католики, евангелические лютеране и менониты селились отдельно друг от друга. Вселение в колонии представителей других этнических групп было категорически запрещено.

     Жизнь в колониях строилась в соответствии с Инструкцией для колонистов, подписанной Екатериной в 1769 году. Иностранным поселенцам было предложено самоуправление на основе этнических, религиозных и бытовых традиций, которые были свойственны тем германским землям, из которых колонисты прибыли в Россию. В частности, судопроизводство по гражданским делам производилось в волостных (немецких) судах в соответствии с теми законами, которые применялись в Германии.

     Императрица запретила своим новым подданным приобретение предметов роскоши, игру в карты. «Всякая роскошь, – указывалось в Инструкции, – поселянина в убожество привести может, того ради на свадьбах на крестинах и других пиршествах должно начальство того смотреть, чтобы все умеренно и порядочно происходило, без всяких излишеств, и чтобы более десяти человек гостей на свадьбы не съезжались, а подарков, доколе долгов своих казне не заплатят, отнюдь никаких не чинить, если кто сие приступит, то взыскать штрафу два рубля». Инструкция категорически запрещала тунеядство и бродяжничество: «Никого бродить по колониям и просить милостыню и без дела шататься отнюдь не допускать, а определять всех таковых в работники к семействам, в противном случае за несмотрение… начальники наказаны будут» (как это актуально сегодня в России – ред.).

     Царское правительство щедро субсидировало колонистов – в 1800-1850 годах было основано еще 218 немецких поселений. Через 100 лет после обнародования первого Манифеста Екатерины в России насчитывалось 505 иностранных колоний, в подавляющем большинстве населенных немцами; к 1908 году численность немцев в империи составляла 2 070 000 человек.

     Широкое применение капиталистических методов хозяйствования имело следствием создание крупных помещичьих латифундий. Немцы-землевладельцы заняли господствующее положение в экономике южных губерний; так, например, в одесском регионе в 1905 году из 300 помещиков 176 были немцами. На Волге и Украине к концу XIX века возникли сотни промышленных предприятий по производству сельскохозяйственной и другой техники, владельцами которых были немецкие предприниматели. Они успешно вели свои коммерческие дела и через столетие после оседания в Россию первых эмигрантов среди их потомков было немало капиталистов, создавших в России миллионные состояния.

     К 1913 году на юге и юго-западе России насчитывалось более 3000 колоний, им принадлежало 7 000 000 десятин земли, не считая владений в Сибири, на Кавказе и в Туркестане. Как предприниматели, немцы вели хозяйство на широкую ногу, как правило, брали в аренду обширные массивы земель, на обработку которых нанимали батраков из безземельных крестьян – русских, украинцев, татар.

     Начиная с XVII века вплоть до Первой Мировой войны формируется немецкая составная часть населения русских городов – Москвы, Санкт-Петербурга, Одессы и других городов.

     За счет выходцев из германских земель формируется административный ресурс империи, кадровые вопросы, начиная с Петра Великого, решаются в значительной степени за счет приглашаемых иноземцев. Царь учредил Иноземный приказ для набора за границей знатоков военного дела и разных ремесел. В 1702-1704 годах правительство объявило вызов иностранцев на военную службу, вскоре Иноземным приказом было завербовано около 700 иностранцев, имевших опыт боевых сражений или организации армейской службы.

     В целях подготовки кадровых офицеров были созданы Сухопутный, Артиллерийский и Инженерный кадетские корпуса. Основы военных наук в этих учебных заведениях преподавали иностранцы.

     Иноземцы активно участвовали в войнах, которые вела Россия. В Северной войне против Швеции (1700–1721) в сражениях русскими войсками руководили: генерал-фельдмаршал-лейтенанты Генрих Гольц и Георг Огильви; главнокомандующим русскими войсками в войне с Персией был генерал-фельдмаршал принц Гессен-Гамбургский; в войнах России с Польшей (1733–1735), с Турцией (1735–1739) и Швецией (1741–1745) главные военные посты занимали: генералиссимус герцог Антон Ульрих Брауншвейг-Люнебургский, генерал фельдмаршал Бурхард Миних, генерал-аншефы: Рудольф-Август Бисмарк, Яков Кейт и другие. Более 50 высших и старших офицеров – выходцев из германских земель – участвовали в Семилетней войне (1757-1761).

     Не менее 2000 иностранцев, в подавляющем большинстве немцев, участвовали в войнах России с Наполеоном. Боевой славой покрыли себя генерал-фельдмаршал Фабиан Остен-Сакен, генералы от инфантерии Карл Бистром, Григорий Берг, генералы от кавалерии Леонтий Беннингсен, Павел Грабе, Карл Саксен-Веймарский, Федор Редигер, Карл Ламберг.

     Главнокомандующим русскими войсками в русско-турецкой войне (1828–1829) был генерал-фельдмаршал Иоганн Дибич, получивший почетный титул Забалканский. В Кавказской (1817-1864) и Восточной (Крымской 1853-1856) войнах личной храбростью и организаторскими способностями отличились представители именитых германских родов: генералы от инфантерии А. Бруннер, Г. Гасфорд, Г. Засс, Г. Розен, Е. Майдель, генералы от артиллерии Ф. Дитерихс, Э. Бриммер, М. Таубе, Э. Тотлебен, адмиралы М. Берх, М. Дюгамель, П. Рикорд (Немцы на военной службе в Российской империи. М., 2006. С. 32-34).

     К началу ХХ века в вооруженных силах Российской империи проходили службу, занимали высокие должности представители более 40 русских ветвей германских родов. Некоторые из них насчитывали по нескольку генерал-фельдмаршалов, генерал-аншефов, инженер-генералов, адмиралов, высших офицеров. Высоким авторитетом в военных кругах пользовались представители германских родов: Ангальтов, Бенкендорфов, Будбергов, Врангелей, Каульбарсов, Остен-Сакенов, Редигеров. Они, как и многие другие талантливые выходцы из германских земель, были увенчаны высокими правительственными наградами, в том числе самым почитаемым в России Орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Высшими степенями этого Ордена были награждены генерал-фельдмаршал П.Х. Витгенштейн, генерал от инфантерии К.И. Бистром, генерал от кавалерии Л. Беннигсен. Только четыре офицера Российской армии были награждены четырьмя степенями этого знака отличия, одним из них был генерал-фельдмаршал И.И. Дибич-Забайкалский.

     Немцы широко привлекались русскими императорами к управлению государством. Можно представить длинный список немцев-чиновников, которые правили русскими губерниями и на Юге, и на Востоке, и на Западе империи. Достаточно сказать, что губернаторами в прибалтийских губерниях на протяжении всего XIX века (за исключением периода правления Александра III), были немцы. В Эстляндии правили: Врангель, фон-Лангель, Будберг, Эссен, фон-Гриневальдт, Ульрих и другие; в Лифляндии – Рихтер, Ган, Фелькерзам, Эссен, Эттинген, Лизандер и прочие.

ВГенерал Э.И. Тотлебень, Анна Герман, журнал Сенатор, российские немцы

     Немцы-военачальники, покрывшие себя неувядаемой славой в сражениях за русское Отечество, пользовались в России высоким авторитетом и уважением. Один из них – Э.И. Тотлебен – сыгравший важную роль в жизни Ф.М. Достоевского, когда молодой писатель оказался в трудном положении.

     Достоевский, будучи учащимся офицерского класса Инженерного училища в Петербурге, жил на одной квартире со своим другом и сокурсником Адольфом Тотлебеном – братом Эдуарда Ивановича Тотлебена. Здесь и познакомился юноша Достоевский с Эдуардом Ивановичем.

     После четырехлетней сибирской каторги Фёдор Достоевский был направлен рядовым солдатом в Казахстан, в Семипалатинск. Через посредничество друзей писатель, будучи больным, ходатайствовал об увольнении из армии и устройстве на гражданскую службу, но безуспешно. В марте 1856 году Достоевский направляет письмо Э.И. Тотлебену. Достоевский извиняется за то, что беспокоит высокопоставленного генерала, известного героя обороны Севастополя (1854), просьбой: «Мне как-то совестно и тяжело было бы напоминать Вам о себе… Если б Вы знали с какой гордостью припоминал я, что имел честь знать Вас лично! Когда здесь узнали об этом, то меня закидали вопросами о Вас… и мне было так приятно говорить о Вас! Я не боюсь написать Вам это. Ваш подвиг так славен, что даже такие слова не могут показаться лестью… Благодарность русского к тому, что в эпоху несчастья покрыл грозную оборону Севастополя вечной, неувядаемой славой, – понятна. Но… и в мыслях моих не было беспокоить Вас собою. Но теперь, в минуту уныния и, не зная, к кому обратиться, я припомнил, как вы были со мною всегда радушны, просты и ласковы. Я припомнил Вас всегда с смелыми, чистыми и возвышенными движениями сердца и – поверил надежде… Простите же смелость мою… и если что можете сделать для меня, умоляю Вас, сделайте!» (Ф.М.Достоевский. Собрание сочинений в 15 томах. Т. 15. М., 1996. С. 140).

     Э.И. Тотлебен принял самое живое участие в судьбе писателя. Он препроводил ходатайство Достоевского в Штаб генерал-инспектора по инженерной части великого князя Николая Николаевича, который направил документ военному министру с предложением (в соответствии с просьбой писателя), перевести Достоевского из рядовых в прапорщики и «дозволить ему литературные занятия с правом печатания на узаконенных основаниях». Военный министр И.О. Сувхозанет довел ходатайство до императора Александра II и тот дал указание произвести Достоевского в прапорщики. Это дало возможность писателю обратиться к императору с просьбой об увольнении из армии по состоянию здоровья. В 1858 году Достоевский был уволен с военной службы.

     Можно было бы привести множество примеров эффективной деятельности немцев на различных постах государственной службы. Нельзя не отметить, что и после Октябрьской революции выходцы из Германии принимались на службу советскими властями. Представляет интерес судьба Эрнста Рейтера (1889-1953), уроженца Германии. Весной 1916 года он был призван в германскую армию, на Восточном фронте попал в русский плен. После излечения в госпитале, в 1918 году Рейтер – один из лидеров прокоммунистических организаций военнопленных в России. В этом качестве он обращает на себя внимание большевистских вождей, которые доверяют ему создание Немецкой коммуны на Волге. В апреле 1918 года бывший военнопленный возглавил Поволжский Комиссариат по немецким делам в Саратове. Колонисты избирают его председателем исполкома Трудовой Коммуны немцев Поволжья. Как делегат поволжских колонистов на VI Всероссийский съезд Советов, он отбывает в Москву и больше уже не возвращается на Волгу. Последний документ, подписанный Рейтером в качестве руководителя Немецкой коммуны, была приветственная телеграмма Карлу Либкнехту по случаю его освобождения из тюрьмы в дни Ноябрьской революции 1918 года в Германии.

     В декабре 1918 года Рейтер направляется в Берлин, где становится одним из лидеров Компартии Германии. Однако политика партийных верхов и Коминтерна вызывает у него принципиальное несогласие, и в начале 1922 года Рейтер полностью порывает с коммунистами. Со временем он становится заметной фигурой в Социал-демократической партии Германии. Приход к власти Гитлера застает Рейтера на посту обер-бургомистра Магдебурга. Его дважды бросают в концлагерь, а с 1935 года он вынужден жить в эмиграции. Возвратившись в послевоенную Германию, Рейтер вскоре становится правящим бургомистром Западного Берлина. На этом посту он приобретает мировую известность, возглавив в 1948 году многомесячное противостояние блокаде Берлина, организованной Сталиным. Умер в Берлине в 1953 году.

     Славу российской науке составили выдающиеся ученые-востоковеды, немцы по национальной принадлежности: В. Бартольд, П. Лерх, К. Залеман, В. Каллаур, Н. Марр, В. Тизенгаузен и многие другие. Чтобы дать представление о масштабах их деятельности, приведу в пример биографические сведения о двух немцах-ориенталистах.

     Мировое признание получили труды арабиста В.Р. Розена (1849-1908). Он принадлежал к старинной дворянской фамилии. Благодаря способностям, исключительному трудолюбию получил блестящее образование: в совершенстве знал русский и немецкий языки, свободно владел французским и английским, хорошо знал латинский и греческий, изучал арабский, персидский и еврейский языки. Почти каждое лето В.Р. Розен выезжал за границу для работы в научных библиотеках Вены, Парижа, Лондона, Флоренции, Болоньи, где были сосредоточены собрания восточных рукописей.

     Пройдя курс обучения у крупнейших ориенталистов своего времени, Розен превзошел их по целому ряду направлений ориенталистики. Большую часть своей жизни ученый посвятил систематической разработке старинных восточных рукописей Парижа, Лондона, Болоньи, Петербурга. Его эрудиция во всем блеске проявилась при текстуальном анализе арабской словесности, который включал в себя: дешифровку и сличение различных списков; исправление ошибок переписчиков и восстановление «угасающих» фрагментов; выявление времени написания рукописи; установления автора, его зависимости от предшественников; характеристику научного потенциала автора и т.д. Для проведения такого анализа необходимо было не только глубокое знание арабского и персидского языков, истории стран Востока, но и редкостного трудолюбия, фанатичной преданности науке.

     В конце 70-х – начале 80-х годов увидели свет четыре тома классических описаний Розеном восточных раритетов. Изучив арабскую литературу ХI-Х веков, он провел изыскания в области истории Византии, издал труд «Известия ал-Бекри и других авторов о Руси и славянах» (Спб.,1879). Непревзойденным остается его исследование, посвященное путешественнику Ибн-Фадлану. По мнению специалистов, ни один русский арабист не дал столько науке, сколько Розен.

     В 1885 В.Р. Розен возглавил Восточное отделение Русского Археологического Общества. Основанные им в 1886-м «Записки» этого общества стали первым научным журналом по вопросам ориенталистики на русском языке. В.Р. Розен провел гигантскую работу по редактированию 17 томов «Записок», написал более 80 рецензий для этого издания. С начала издания «Записок» Розен перестал печатать свои работы на иностранных языках, благодаря его энергии русский язык становится привычным для западных ориенталистов, многие стали изучать его, чтобы читать «Записки». Английский журнал «The Indian antiquary» с 1877 года печатал обзоры статей «Записок Восточного отделения Русского Археологического Общества». Рецензируя труды ориенталистов, Розен определял новые направления исследований, и тем самым заложил прочную основу формирования научных кадров.

     Розен представлял Петербургский университет на съездах ориенталистов в Лондоне, Берлине и Вене (1881, 1883, 1886), в 1876 организовал международный съезд востоковедов в Петербурге. Ему принадлежит честь создания новой – петербургской школы востоковедения, которую представляли В.В. Бартольд, Д.Г. Гинцбург, В.А. Жуковский, Е.Ф. Каль, И.Ю. Крачковский, Н.Я. Марр, С.Ф. Ольденбург, А.Э.Шмидт, А.Ф. Шебунин.

     Известный языковед Н.Я. Марр оценил титанический труд Розена в следующих словах: «В.Р. Розен, арабист-исламовед и византиновед, но в то же время знаток арабской доисламской поэзии, персовед, специалист по иранскому эпосу, турковед со специальным интересом к этносу различных турецких и монгольских племен, кавказовед по интересу его к истории и литературе Кавказа, …Розен был исследователем исторических событий <…> Он знал всю Переднюю Азию, социально включавшую не только Туркестан, Крым, Кавказ, Поволжье, но и Египет и весь средиземноморский мир с островами и с мавританской Андалузиею на Иберийском полуострове до Пиренейских гор». Оценивая труды В.Р. Розена, И.Ю. Крачковский писал: «В истории нашей арабистической науки только два таких гиганта – Френ в начале ХIХ века, Розен – в конце его».

     Известный востоковед Н.Веселовский о Розене писал: «Виктор Романович был убежденным и горячим русским патриотом… Он пламенно желал величия и блага своему Отечеству и русскому народу и в этом отношении превосходил очень многих русских по рождению».

     Исключительными способностями языковеда-полиглота обладал А.Э. Шмидт (1871–1939). Он владел немецким, французским, английским, итальянским, голландским, испанским, древне- и ново-еврейским, латинским, греческим, арабским, персидским и тюркскими («османским и узбекским») языками. Ученик В.Р. Розена, он с 1918 года работает профессором в кафедре арабской словесности восточного факультета Петроградского университета.

     Вместе с В.В. Бартольдом, Н.И. Веселовским, Н.Я. Марром, С.Ф. Ольденбургом А.Э. Шмидт входил в комиссию по созданию в Ташкенте Туркестанского государственного университета, был избран заместителем ректора этого учебного заведения. С 1920 года в качестве профессора Туркестанского восточного института читал лекции по арабскому языку и словесности, мусульманскому праву, мусульманской эгзегетике и догматике, истории арабской литературы и арабского языка. В 1921 году А.Э. Шмидт назначается деканом и профессором историко-филологического факультета Ташкентского университета. Будучи членом Совета Туркомстариса при Совнаркоме ТАССР, принимает участие в научном обосновании охраны памятников исламской культуры в Средней Азии; выезжает в Бухару с экспедицией, во время которой было собрано более 880 ценнейших раритетов – рукописей и старинных книг по истории Центральной Азии.

     В 1921 году А.Э.Шмидт работает в Туркестанской публичной библиотеке в качестве специалиста по изучению и организации хранения восточных рукописей. Одним из первых он приступил к описанию арабских и тюркских раритетов, хранившихся в Ташкенте. Это начинание завершилось уже другими специалистами в 1960-1980-х годах изданием восьмитомного «Собрания восточных рукописей Академии Наук УзССР».

     Немцы – живописцы, архитекторы внесли выдающийся вклад в развитие русского искусства живописи и архитектуры. Уникальным талантом обладал Н.К. Рерих, художник, археолог, общественный деятель. Одним из первых он обратился к исторической живописи, задумав серию «Начало Руси. Славяне». Известны его картины из этой серии: «Гонец. Восстал род на род», «Заморские гости», «Идолы», «Дозор». Разрабатывая славянскую тематику, Рерих развил традиции А.М. Васнецова, М.В. Нестерова, А.И. Куинджи. В 1910 годах художник создал превосходные эскизы декораций к опере «Князь Игорь» А. Бородина и к драме «Снегурочка» А. Островского. Вместе с композитором И. Стравинским сочинил по мотивам языческой мифологии либретто балета «Весна священная» и оформил спектакль для постановки в Париже. Рерих был и церковным художником – ему принадлежат росписи церкви в Пскове и других городах.

     Как теоретик символизма Н.К. Рерих оказал сильное влияние на многих русских художников. По его инициативе в 1929 году была создана «Международная Конвенция по защите памятников искусства», получившая название «Пакт Рериха». В 1930-е годах этот документ ратифицировали более 30 государств. В 1954 году Пакт был положен в основу Международной Гаагской конвенции по защите памятников искусства. Н.К. Рерих был учредителем научных и художественных обществ в Индии, где провел многие годы своей жизни, президентом Ассоциации восточного искусства в Калькутте, Института по исследованию Тибета и Гималаев. Его сыновья также вписали свое имя в отечественную историю: сын Юрий стал известным историком-востоковедом, Святослав – знаменитым художником.

     Немцы составили целые династии в области науки, театра, музыки, декоративного искусства, архитектуры. Историкам культуры хорошо известны музыкально-театральные династии Гедике, Гельцеров, Нейгаузов.

     Украшением обеих столиц России – Москвы и Петербурга являются архитектурные шедевры, созданные русскими архитекторами – немцами по происхождению. Яркий след в архитектурном облике столицы оставил К.А. Тон. По его проекту построен Храм Христа Спасителя; он завершил архитектурный облик Кремля, возвел при участии Ф.Ф. Рихтера и Н. Чичагова Большой Кремлевский дворец; по его проекту построено здание Оружейной палаты на территории Кремля, реконструировано здание Малого театра, построенного по проекту О. Бове.

     Огромное архитектурное наследие в Москве оставил А.И. Штакеншнейдер. Он – автор таких прекрасных сооружений, как Мариинский, Николаевский и Новомихайловский дворцы в Петербурге, а также дворец Белосельских-Белозерских у Аничкова моста. Много труда он вложил в отделку интерьеров Зимнего дворца и эрмитажных зданий.

     Ряд выдающихся произведений архитектуры в Москве связаны с именем Р. Клейна. Его авторству принадлежит комплекс Средних торговых рядов на Красной площади (ГУМ); универсальный магазин Торгово-промышленного товарищества «Мюр и Мерилиз» на Петровке (ныне ЦУМ). Одним из первых в России он стал использовать металлический каркас при строительстве зданий. Клейн построил и здание «Колизея» (ныне театр «Современник»). Но самым совершенным его творением является грандиозное здание Музея изящных искусств на Волхонке, построенного по инициативе проф. Ивана Цветаева.

     Русский модернизм в архитектуре воплотился в творчестве талантливого Ф. Шехтеля. Им построены в Москве доходные дома, частные особняки, вокзалы. Широкую известность принес Шехтелю дом на Спиридоновке, построенный для С. Морозова. Необычайное сочетание в пластике модерна, готического и мавританского стилей до сих пор восхищает всех, кто имеет возможность видеть интерьеры этого творения талантливого зодчего. Ф. Шехтель увековечил свое имя, построив здание Ярославского вокзала в Москве, в декор которого положены национальные русские мотивы, также стилизованные под модерн.

     И другой московский вокзал связан с именем российского немца – Киевский вокзал построил И. Рерберг. Это был архитектор-новатор, одним из первых в России он использовал новейшие по тому времени железобетонные и металлические конструкции.

     Крупнейшим мастером скульптуры еще современники признавали П.К. Клодта фон Юргенбурга, происходившего из древнего дворянского рода в Вестфалии. Самым знаменитым творением Клодта стали 4 бронзовые группы коней, установленные на пьедесталах на Аничковом мосту в Петербурге. Эти группы вызывали всеобщее восхищение, и Николай I передал две из них в дар королю прусскому в Берлин, две другие были подарены неаполитанскому королю. В 1843 году скульптор создал новые две группы коней, которые олицетворяют тему победы разума над стихийными силами природы, эти скульптуры стали одним из символов северной российской столицы. Клодт – автор известного памятника баснописцу И.А. Крылову, установленного в Летнем саду в Петербурге, выразительного памятника Николаю I на Исаакиевской площади. Один из сыновей Клодта также был одарен талантом художника – Михаил являлся реставратором Эрмитажа, одним из учредителей Товарищества передвижных художников.

     Немцы России – это огромная тема в истории нашего государства, в истории ее культуры и науки. Немцы России – это не только земледельцы, которые в XVII–XIX веков своим трудом и талантом селекционеров ввели в хозяйственный оборот миллионы гектаров целинных земель; это и историки, юристы, медики и фармакологи, естествоиспытатели, горные инженеры и т.д. и т.д. Мы рассказали только о немногих из них. Откройте любую энциклопедию, вы найдете там сотни немецких имен. Недавно вышло в свет 4-х томное издание – «Энциклопедия. Немцы России». И уже прозвучали голоса критиков: слишком фрагментарно представлены российские немцы в этих четырех томах; их вклад в развитие Отечества настолько велик, что несправедливо ограничиваться этим изданием. Несомненно, в перспективе работа энциклопедистов над сюжетами «Немецкой истории России» будет продолжена.

[an error occurred while processing this directive]