ПЫЛАЮЩИЕ СЕРДЦА МАСТЕРОВ ИСКУССТВА

Вступление

Заслуженный работник культуры Карелии.

Калевала и остров Кижи, КарелияЖизнь выдающегося русского художника Николая Рериха в начале XX века тесно переплелась с судьбой не менее знаменитого финна, иллюстратора «Калевалы», лидера финского неоромантизма Аксели Галлен-Каллела. Двух живописцев объединил интерес к легендарному прошлому Севера, взгляд на мир через историю и мифологию. В их творчестве пересеклись эпохи мировых катаклизмов, и оба художника прошли через суровые времена, веря в высокое назначение искусства, не давая погаснуть своим пылающим сердцам.

Текст статьи

Сходство живописи молодого Николая Рериха и Аксели Галлен-Каллела отмечали многие критики и современники этих художников. Рериху, по словам Александра Бенуа, Балтика подсказала те же сказки, те же сюжеты, что и финскому художнику.
Впервые Рерих познакомился с живописью Галлен-Каллела на Всероссийской культурно-промышленной выставке в Нижнем Новгороде в 1896 году, где финский мастер представил свою знаменитую калевальскую серию — триптих «Айно», «Защита Сампо», «Ковка Сампо», портрет Сибелиуса и другие работы. Выставка принесла Галлен-Каллела широкую известность, но не принесла ему радости: художника больше ругали, чем хвалили. Его «вызывающие» картины раздражали публику, воспитанную на господствовавших в те годы бытовых сюжетах поздних передвижников и на салонных академических пейзажах.

Николай Рерих Аксели Галлен-Каллела

Весной следующего года Сергей Дягилев задумал устроить выставку русских и финляндских художников, которая положила бы начало новому обществу «Мир искусства», и начал переговоры с финнами через известного финского художника А.Эдельфельта. Галлен-Каллела, опасаясь, что его картины снова не поймут, поначалу отказался принимать участие в ней. В письме Эдельфельту так объяснил свой отказ: «От меня требуют слишком многого, когда хотят, чтобы я был козлом отпущения для разъярённой критики, которая, не знаю почему, выбрала именно меня... Мои произведения представляют то как образец больного искусства, то как стремление к оригинальничанью, то как модный снобизм, то как потрясающий вызов...»

И все же финский живописец отдал 11 работ на «Выставку русских и финляндских художников», которую неутомимый Дягилев открыл в январе 1898 года в залах музея Художественного училища Штиглица. Выставка эта имела огромное значение для культурной жизни России. Она пробудила большой интерес у петербуржцев к творчеству финских художников. Александр Бенуа писал о ней в своих воспоминаниях: «Та выставка, из которой мы после ряда выступлений соединились в одну группу (впоследствии назвавшуюся «Миром искусства»), соединила нас и с нашими финляндскими друзьями». Сергей Дягилев решил привлечь финских художников и к изданию нового журнала «Мир искусства»Сергей Дягилев решил привлечь финских художников и к изданию нового журнала «Мир искусства». Он писал Галлен-Каллела: «Я намерен побывать у Вас на даче недели через две. Речь пойдёт об иллюстрированном журнале, который я хотел бы издавать, и о Вашем обязательном участии в нем». И уже в первом, ноябрьском номере «Мира искусства» Дягилев поместил репродукции с картин финского мастера.
В 1899 году А.Галлен-Каллела, А.Эдельфельт, Э.Ярнефельт, М.Энкель и другие финские художники приняли участие в Международной выставке «Мир искусства», которая также экспонировалась в музее училища Штиглица. На сей раз к этой выставке критика в целом отнеслась доброжелательно. В то время Рерих был помощником главного редактора журнала «Искусство и художественная промышленность», который считал своей важной задачей... борьбу против мирискуссников. И тем не менее он в статье «Наши художественные дела» тепло отозвался о выставке и с восхищением писал о Галлен-Каллела: «Галлен — талантливый художник, никто не станет оспаривать достоинства его «Сампо» и «Айно».
Словом, к началу XX века слава Аксели Галлен-Каллела в России была если не безупречной, то бесспорной. И не только в России. В Париже на Всемирной выставке 1900 года экспонировались его портреты и картины на темы «Калевалы», фрески и даже архитектурные проекты. При создании финского павильона Галлен-Каллела выполнил эскиз интерьера. Художник был удостоен золотой медали и приглашён участвовать в работе русского отдела Венского «Сецессиона».
Творчество А.Галлен-Каллела, всколыхнувшее культуру Финляндии, России и всего мира, доказывает простую истину: художник, если он любит свою страну, служит своему народу, воспевает ценности национального духа, рано или поздно будет понят всеми, его искусство будет востребовано и своим народом и ценителями европейских салонов.
Художник подолгу жил во Франции и в Германии, путешествовал по Африке и Америке. Но долгие годы, прожитые А.Галлен-Каллела за пределами Финляндии, не уменьшили его художнической любви к родине. Финская природа, народное искусство, история, запечатлённая в рунах, продиктовали ему сюжеты картин, принёсших мировую славу. 44 года Гален-Каллела работал над своей калевальской серией. В некотором роде он и сам оказался рунопевцем.
Поездка по Северу, которую совершил Николай Рерих в 1899 году, помогла ему ещё глубже понять картины этого финского мастера, проникнуться его интересом к эпической древности. Поиск монументальных характеров в далёких эпохах приводил обоих художников к героическому эпосу северных народов. В одно и то же десятилетие Галлен-Каллела ездил по Карелии, собирая материалы для картин на темы «Калевалы», а Рерих совершал путешествие «из варяг в греки» в поисках сюжетов для картин и сказок о викингах. Под впечатлением поездки Рерих пишет одну из самых известных своих картин «Заморские гости» (1901).
В 1907 году Николай Рерих побывал в Финляндии, и яркие впечатления от этой поездки воплотились в восьми этюдах: «Вентила», «Нислот. Олафсборг», «Пунка-Харыо», «Иматра», «Седая Финляндия», «Сосны», «Камни», «Лавола». Характерная особенность этих работ — законченность композиции и тщательная проработка деталей. Если человек в живописи раннего Рериха лишён индивидуальности, обобщён, то каждый камень неповторим и своеобразен, наделён необычной формой и извилистым рисунком вкраплений.
Это путешествие вдохновило художника на создание «Триумфа викинга» (1908) и «Варяжского моря» (1910). В «Варяжском море», возможно, изображено сватовство норвежского конунга Харальда Сурового к дочери Ярослава Мудрого Елизавете. В «Песне о викинге» (1907) художник создаёт образ северянки, женщины, одиноко ждущей на берегу возвращения воина из похода. Рериховские красавицы не похожи на модных моделей французских салонов. Они лучезарны, лиричны, чисты и почти всегда одиноки. Им хорошо знакомо чувство ожидания, долгого и даже вечного.

 

НАШЕ СПРАВКА: КАЛЕВАЛА

«Калевала» — это эпическое название страны, в которой живут и действуют финские народные герои. Суффикс la означает место жительства, так что Kalevala — это место жительства Калева, мифологического родоначальника богатырей Вяйнямёйнена, Ильмаринена, Лемминкяйнена, называемых иногда его сынами.
В Калевале нет основного сюжета, который связывал бы между собою все песни. Содержание её чрезвычайно разнообразно. Открывается она сказанием о сотворении земли, неба, светил и о рождении дочерью воздуха главного героя финнов, Вяйнямёйнена, который устраивает землю и сеет ячмень. В Калевале нет основного сюжета, который связывал бы между собою все песни. Содержание её чрезвычайно разнообразно. Открывается она сказанием о сотворении земли, неба, светил и о рождении дочерью воздуха главного героя финнов, Вяйнямёйнена, который устраивает землю и сеет ячмень. Далее рассказывается о разных приключениях героя, встречающего, между прочим, прекрасную деву Севера: она соглашается стать его невестой, если он чудесным образом создаст лодку из осколков её веретена. Приступив к работе, герой ранит себя топором, не может унять кровотечения и идёт к старику-знахарю, которому рассказывает предание о происхождении железа. Возвратившись домой, Вяйнямёйнен поднимает заклинаниями ветер и переносит кузнеца Ильмаринена в страну Севера, Похьёлу, где тот, согласно обещанию, данному Вяйнямёйненом, сковывает для хозяйки Севера таинственный предмет, дающий богатство и счастье — мельницу Сампо (руны I-XI).
Следующие руны (XI-XV) содержат эпизод о похождениях героя Лемминкяйнена, воинственного чародея и соблазнителя женщин. Далее рассказ возвращается к Вяйнямёйнену; описывается нисхождение его в преисподнюю, пребывание в утробе великана Виипунена, добытие им от последнего трёх слов, необходимых для создания чудесной лодки, отплытие героя в Похьёлу с целью получить руку северной девы; однако последняя предпочла ему кузнеца Ильмаринена, за которого выходит замуж, причём подробно описывается свадьба и приводятся свадебные песни, излагающие обязанности жены и мужа (XVI-XXV).Следующие руны (XI-XV) содержат эпизод о похождениях героя Лемминкяйнена, воинственного чародея и соблазнителя женщин. Далее рассказ возвращается к Вяйнямёйнену; описывается нисхождение его в преисподнюю, пребывание в утробе великана Виипунена, добытие им от последнего трёх слов, необходимых для создания чудесной лодки, отплытие героя в Похьёлу с целью получить руку северной девы; однако последняя предпочла ему кузнеца Ильмаринена, за которого выходит замуж, причём подробно описывается свадьба и приводятся свадебные песни, излагающие обязанности жены и мужа (XVI-XXV).
Дальнейшие руны (XXVI-XXXI) снова заняты похождениями Лемминкяйнена в Похьёле. Эпизод о печальной судьбе богатыря Куллерво, соблазнившего по неведению родную сестру, вследствие чего оба, брат и сестра, кончают жизнь самоубийством (руны XXXI-XXXVI), принадлежит по глубине чувства, достигающего иногда истинного пафоса, к лучшим частям всей поэмы.
Дальнейшие руны содержат пространный рассказ об общем предприятии трёх финских героев — добывании сокровища Сампо из Похьёлы, об изготовлении Вяйнямёйненом кантеле, игрою на которой он очаровывает всю природу и усыпляет население Похьёлы, об увозе Сампо героями, о преследовании их колдуньей-хозяйкой Севера, о падении Сампо в море, о благодеяниях, оказанных Вяйнямёйненом родной стране посредством осколков Сампо, о борьбе его с разными бедствиями и чудищами, насланными хозяйкой Похьёлы на Калевалу, о дивной игре героя на новой кантеле, созданной им, когда первая упала в море, и о возвращении им солнца и луны, скрытых хозяйкой Похьёлы (XXXVI—XLIX).
Последняя руна содержит народно-апокрифическую легенду о рождении чудесного ребёнка девой Марьяттой (рождение Спасителя). Вяйнямёйнен даёт совет его убить, так как ему суждено превзойти могуществом финского героя, но двухнедельный младенец осыпает Вяйнямёйнена упрёками в несправедливости, и пристыженный герой, спев в последний раз дивную песнь, уезжает навеки в челноке из Финляндии, уступая место младенцу Марьятты, признанному властителю Карелии.Последняя руна содержит народно-апокрифическую легенду о рождении чудесного ребёнка девой Марьяттой (рождение Спасителя). Вяйнямёйнен даёт совет его убить, так как ему суждено превзойти могуществом финского героя, но двухнедельный младенец осыпает Вяйнямёйнена упрёками в несправедливости, и пристыженный герой, спев в последний раз дивную песнь, уезжает навеки в челноке из Финляндии, уступая место младенцу Марьятты, признанному властителю Карелии.
Вяйнемейнен — согласно Калевале, он родился сразу после сотворения мира и стал первым человеком. Он — богатырь, вещий руно певец, сеятель и мудрец. Вяйнемёйнена можно отнести к наиболее архаическому типу эпических героев: он несёт явные черты шамана и действует чаще колдовством, чем мечом или копьём. Кроме того, Вяйнемёйнен имеет божественное происхождение: «он от Ильматар родился», дочери воздушного пространства.
Ильматар — женское божество воздушной стихии. Обернувшись матерью воды, родила Вяйнямейнена. Будучи беременной и дрейфуя по морю, она участвует в создании мира из яйца, формирует рельеф морского дна.
Идея сотворения мира, есть вера в то, что человек есть неотъемлемая часть Вселенной, а его душа вечна. Поэтому Ильматар — это ещё и символ желания по-настоящему проявить себя там, где только это и возможно. Желания, присущего простому смертному, но избранному.
Утка — праматерь земли в карело-финской мифологии, некая потусторонняя сила, которая участвует в сотворении мира.
Яйцо — не только символ происхождения, но и знак промежуточности. Олицетворяет мировое яйцо, образ которого выражает промежуточное состояние между хаосом и миропорядком.
В «Калевале» говорится: «Из семи яиц, снесённых Уткой (шесть золотых и одно железное), и родилась Вселенная, весь видимый и невидимый мир:
Из яйца, из нижней части,
Вышла мать-земля сырая;
Из яйца, из верхней части,
Встал высокий свод небесный,
Из желтка, из верхней части,
Солнце светлое явилось;
Из белка, из верхней части,
Ясный месяц появился;
Из яйца, из пёстрой части,
Звезды сделались на небе;
Из яйца, из темной части,
Тучи в воздухе явились...»

Ильмаринен — один из главных героев Калевалы, верный и неизменный помощник и соратник Вяйнямейнена. Вмести с ним создал огонь на небе, при этом искра упала на землю и послужила на пользу людям. В народнопоэтической традиции карелов и финнов эпический герой И. сохранил ряд присущих небесному божеству черт, в ряде случаев эти черты соотносимы с мифической фигурой «птицы воздуха» (ilman-lintu).
Лемминкяйнен — один из главных героев «К», балагур, весельчак, любимец женщин, задиристый драчун и вояка, стремящийся стяжать себе боевую славу. Он и могучий маг, и чародей (подобно Вяйнямейнену), и воинственный викинг, для которого битвы и завоёванные в них боевые трофеи дороже всего на свете.
Похьёла — это противостоящая Калевале страна. Она во многом враждебна калевальцам: там зарождаются болезни, оттуда идут холод и всякие невзгоды. Несмотря на враждебное отношение калевальцев и эпических героев народных рун к Похьеле, именно там они сватают (или похищают) себе жён, похищают культурные блага (сампо), поэтому между Калевалой и Похьелой существуют родственные отношения.Похьёла — это противостоящая Калевале страна. Она во многом враждебна калевальцам: там зарождаются болезни, оттуда идут холод и всякие невзгоды. Несмотря на враждебное отношение калевальцев и эпических героев народных рун к Похьеле, именно там они сватают (или похищают) себе жён, похищают культурные блага (сампо), поэтому между Калевалой и Похьелой существуют родственные отношения.
Основание опоры мира — корень «мирового дерева» — находится, согласно финской мифологии, где-то за северным горизонтом, в Похьёле. Основная сюжетная линия эпоса «Калевала» включает выковывание чудо-мельницы Сампо.
Как символ Сампо — путеводная звезда народа, источник жизни и процветания, «счастья вечного начало». Как правило, его представляют в виде мельницы.
Сампо намалывает столько хлеба, соли и денег, что хватает на еду, припасы и устройство пиров. Крышка мельницы символизирует усеянный звёздами небесный купол, вращающийся вокруг центральной оси — опоры, на которой покоится весь мир. Во время борьбы Сампо разбивается, обломки тонут в море (потому море, согласно народным верованиям, богаче, чем суша). Часть обломков, однако, прибивает к земле: они влияют на урожай. Крышка была потеряна, что привело к гибели мирового дерева на Северном полюсе – это символическое изображение смены эпох, глобальных космических изменений, отражающихся на Земле.
Куллерво — трагический герой «Калевалы». Куллерво борется против зла внутри своего сообщества. Вся история его жизни — это иллюстрация пагубности вражды и раздоров между членами общества.
Кантеле – карело-финский инструмент. Согласно эпосу «Калевала», создателем и первым исполнителем на кантеле стал рунопевец Вяйнемейнен, сделавший первое кантеле из пасти гигантской щуки. Кантеле — это символ, объединяющий в себе и культуру, и трудовую деятельность, и историческое развитие многих поколений людей северного народа. Кантеле — карело-финский струнный щипковый инструмент. На кантеле играют соло, аккомпанируют рунам народного эпоса «Калевала». Дева Марьятта — имя девушки, родившей в непорочном зачатии от съеденной брусниченки чудесного мальчика. Имя Марьятта восходит к имени пресвятой девы Марии. В то же время оно созвучно слову marja — ягода.
«Калевала» — эпос карело-финских народов. Мифы, лежащие в его основе, складываются во II-I тысячелетиях до н.э., во времена финно-угорского единства, сюжетное ядро «Калевалы» сформировалось к I тысячелетию н.э. В тридцатые годы XIX в. руны «Калевалы» были записаны Элиасом Леннротом; после издания их в 1849 г. эпос становится достоянием мировой культуры. «Калевала» — наиболее архаичное из европейских эпических сказаний, стоящее на грани шаманского мифа и собственно эпоса. Материалом для сложения обширной поэмы из 50 песен послужили Леннроту отдельные песни (руны), частью эпического, частью лирического, частью магического характера, записанные со слов финских крестьян, самим Леннротом и предшествовавшими ему собирателями. Лучше всего помнят старинные руны в русской Карелии, в Архангельской и Олонецкой губерниях, а также в некоторых местах Финляндской Карелии и на западных берегах Ладожского озера, до Ингрии. Руны были записаны в значительном количестве на западе от Петербурга и в Эстляндии. Древним словом руна финны называют песню вообще; но в древности, в период язычества, особенным значением пользовались магические руны или руны-заговоры, как продукт шаманских верований, господствовавших некогда среди финнов. Отличительная внешняя форма руны — короткий восьмисложный стих, не рифмованный, но богатый аллитерацией. Особенность склада — почти постоянное сопоставление синонимов в двух рядом стоящих стихах, так что каждый следующий стих является парафразою предыдущего. Последнее свойство объясняется способом народного пения в Финляндии: певец, условившись с товарищем о сюжете песни, садится против него, берет его за руки, и они начинают петь, покачиваясь взад и вперёд. При последнем такте каждой строфы наступает очередь помощника, и он всю строфу перепевает один, а между тем запевала на досуге обдумывает следующую. Хорошие певцы знают множество рун, иногда хранят в памяти несколько тысяч стихов, но поют либо отдельные руны, либо своды из нескольких рун, связывая их по своему усмотрению. Когда певец поёт руны, он играет на кантеле. Кантеле — карело-финский струнный щипковый инструмент. На кантеле играют соло, аккомпанируют рунам народного эпоса «Калевала».
«День народного эпоса Калевалы» — национальный праздник, отмечается 28 февраля. Каждый год в Финляндии и Карелии проходит «Калевальский карнавал», в форме уличного костюмированного шествия, а также театрализованных представлений по сюжету эпоса. Вяйнемейнен играет на своем кантеле для птиц и животных. Ленинградская область, Государственный национальный ансамбль песни и танца Карелии «Кантеле» — один из старейших национальных музыкальных коллективов, исполняющий музыку, песни и танцы народов Карелии — русских, финнов, карелов, основанный в 1936 году.
В 80-х годах «Кантеле» выпускает новую программу «Руны Калевалы». Она состояла из двух частей: I часть посвящалась 150-летию карело-финского эпоса «Калевала» («Руны Калевалы»); II часть — 40-летию Победы в Великой Отечественной войне («Новое Сампо»). Программа «Руны Калевалы» вызвала резонанс среди самых разных слоёв публики, прессы, новой волной оживив интерес к ансамблю. Восторженный приём ждал «Руны Калевалы» в Финляндии. С этой программой ансамбль «Кантеле» стал участником II Всероссийского смотра ансамблей песни и танца, заключительный показ которого проходил в Москве в Концертном зале им. П. И. Чайковского в 1986 году
Многие художники были вдохновлены карело-финским эпосом. Одним из наиболее заметных среди них был Аксели Галлен-Каллела, создавший цикл картин, иллюстрирующих сцены из Калевалы.
По мотивам эпоса «Калевала» карельским композитором Гельмером Синисало написан балет «Сампо», впервые был поставлен в Петрозаводске 27 марта 1959 года. Это произведение имело большой успех и неоднократно исполнялось как в СССР, так и за рубежом.
В 1959 году был снят совместный советско-финский фильм «Сампо» по карело-финскому эпосу «Калевала».
«Калевала» — самый «миролюбивый» из эпосов: в центре его находятся не воинские подвиги героев, а сокровенное знание «о происхождении вещей»; когда же бой все-таки происходит, то он ведётся либо исключительно магическими средствами, либо с применением магии. Мудрое слово решительно доминирует над действием.
«Калевала» — вечная книга, ибо мифологическая основа даёт её героям существовать и в прошлом, и в настоящем, и в будущем. Во многих странах учёными и критиками написаны о «Калевале» горы литературы. В поисках вдохновения к ней во всем мире обращаются поэты, художники, композиторы.
Вяйнемейнен играет на своем кантеле для птиц и животных. Ленинградская область, Выборг, парк Монрепо.Под влиянием «Калевалы» Э. Леннрота в период национального пробуждения народов мира на романтической волне XIX века родились «Калевипоэг» эстонца Ф. Крейцвальда и «Песнь о Гайавате» американца Г Лонгфелло. «Калевала» оказала своё воздействие и на латышский эпос «Лачплесис» А. Пумпура. Финский и карельский народы, гордясь лённротовской «Калевалой», воспринимают её как национальное достояние, но каждый народ по-своему. Для финнов — это национальный эпос, который выполнил свою главную роль — пробуждение национального самосознания, формирования нации. «Калевала» и сегодня – произведение — шедевр, прекрасный образец как для молодых, так и развитых литератур. Она привлекает внимание своей совершенной формой и гуманистическим содержанием. Каждая её страница — высочайшая поэзия. Будущие поколения читателей найдут в ней источник эстетической радости и вдохновения. И как источник вечного вдохновения, эпос никогда не будет предан забвению.
Легенда Айно: Есть в сказаниях и более приземлённый, бытовой план, описываются повседневные занятия людей. Охота, рыбная ловля, женские дела по дому, сватовство и свадьбы. «Калевала» включает обширный цикл свадебных песен, высоко оценённых Лённротом. Несколько необычен цикл рун о трагической судьбе раба Куллерво. В нем повествуется уже об имущественных распрях, о распаде родовых отношений и о патриархальном рабстве.

Крупнейший представитель финской культуры, исследователь карело-финского эпоса «Калевала» Элиас Лённрот Крупнейший представитель финской культуры, исследователь карело-финского эпоса «Калевала» Элиас Лённрот

Триптих «Легенда об Айно» написан в 1891 году, на основе поэтического эпоса «Калевала». Триптих последовательно рассказывает легенду о девушке Айно, которая, встретив в лесу старого мудреца Вяйнямёйнена, в ужасе сбрасывает свои украшения, отвергая любовь «вековечного песнопевца» (левая часть). В отчаянии, обещанная уже старцу, Айно уходит к морю (правая часть) и видит: «там три девы по волнам морским стремятся. Айно хочет к ним идти четвёртой». Центральная часть изображает последнюю встречу Вяйнямёйнена с Айно, которая рыбой попадает ему в сеть, но, не узнанная им, навсегда исчезает в волнах. Живописный строй триптиха содержит новые формальные черты — декоративную линейность и уплощённость объёмов, обобщённость интенсивных цветовых пятен. Триптих заключён в орнаментально исполненную раму с написанными на ней отрывками из рун, что позволяет говорить о влиянии на художника стилистики живописного символизма, эстетики стиля «модерн».
В 1916 году в Сортавале произошла следующая встреча Рериха с Севером. Сортавала встретила художника морозом, тишиной и дивным светом луны, столь живописно переданным в пейзаже «Лунный свет. Сортавала». Увлечение северным пейзажем подготовило его к художественному постижению пейзажа гор. А переход от техники масляной живописи к гуаши и темпере помог ему мастерски овладеть чистым локальным цветом.В 1916 году в Сортавале произошла следующая встреча Рериха с Севером. Сортавала встретила художника морозом, тишиной и дивным светом луны, столь живописно переданным в пейзаже «Лунный свет. Сортавала». Увлечение северным пейзажем подготовило его к художественному постижению пейзажа гор. А переход от техники масляной живописи к гуаши и темпере помог ему мастерски овладеть чистым локальным цветом.
Николай Рерих и А.Галлен-Каллела встретились в 1917 году в Петрограде, куда они приехали на большую выставку финского искусства. На ней в основном были представлены произведения молодых живописцев Ю. Риссанена, Т. Саллинена, М. Ойнонена. Финские художники, приветствовавшие февральскую революцию в России, с большим воодушевлением отнеслись к проведению этой выставки. На её открытии выступил с эмоциональной, полной любви к Финляндии речью А.М. Горький. Ему же было поручено написать предисловие к каталогу выставки. В нем он не столько выразил свое отношение к финской живописи, сколько воспел жизненную силу финского народа, его любовь к своей земле. Подобные чувства испытывал к Финляндии и Николай Рерих, входивший в почетный комитет этой выставки. Тогда же, в апреле 1917 года, Рерих пригласил А. Галлен-Каллела погостить у него в Юхинлахти, одном из красивейших мест Приладожья, в имении, принадлежавшем педагогу и фольклористу, ректору сортавальской семинарии Оскару Реландеру. Сын Реландера Тауно в своих воспоминаниях писал: «Академик Рерих перед отъездом подарил моим родителям один очень красивый пейзаж, написанный на веранде Юхинлахти».
Для Рериха, изображавшего в своих северных картинах бурю и штиль, безмолвие леса и игру облаков, природу в движении и неподвижности, сочетавшего динамику и статику, пейзаж «Юхинлахти» выглядит на редкость спокойным. В другом пейзаже «Юхинниеми», созданном в имении Реландера, Рерих старался передать природу Приладожья в плоскостном изображении чистым цветом и чёткими линиями. Создавая контрастную цветовую композицию, организуя пространство, Рерих обратился к приёмам иконописи, что помогло ему показать Приладожье реальным и в то же время сказочным…Для Рериха, изображавшего в своих северных картинах бурю и штиль, безмолвие леса и игру облаков, природу в движении и неподвижности, сочетавшего динамику и статику, пейзаж «Юхинлахти» выглядит на редкость спокойным. В другом пейзаже «Юхинниеми», созданном в имении Реландера, Рерих старался передать природу Приладожья в плоскостном изображении чистым цветом и чёткими линиями. Создавая контрастную цветовую композицию, организуя пространство, Рерих обратился к приёмам иконописи, что помогло ему показать Приладожье реальным и в то же время сказочным…
Можно сказать, что в октябре 1917 года революция прошла мимо Рериха. Но в 1918 году он поддержал Леонида Андреева, автора известного воззвания к народам мира «SOS», призывавшего к походу на большевиков. В Финляндии статья Леонида Андреева была опубликована с рисунком Н.Рериха «Меч мужества» и при непосредственном участии художника.Можно сказать, что в октябре 1917 года революция прошла мимо Рериха. Но в 1918 году он поддержал Леонида Андреева, автора известного воззвания к народам мира «SOS», призывавшего к походу на большевиков. В Финляндии статья Леонида Андреева была опубликована с рисунком Н.Рериха «Меч мужества» и при непосредственном участии художника.
В сложной обстановке 1918 года, когда финская рабочая революция потерпела поражение, и отношение к революционной России со стороны властей Финляндии становилось нетерпимым, Рерих порой сталкивался с недоверием к себе как русскому. Он пишет Галлен-Каллела о своём положении, просит его помочь.
Письма Рериха знаменитому финскому живописцу представляют огромный интерес уже потому, что относятся к немногим подлинным документам его сортавальского периода жизни. Они ещё раз свидетельствуют, что даже в самые трудные времена искусство сближает людей, живущих в разных странах, говорящих на разных языках, рождает между ними истинную дружбу.
Судя по всему, именно благодаря помощи А.Галлен-Каллела Рериха не коснулись проблемы выселения. Более того, художнику прекрасно работалось, и он смог подготовиться к персональным выставкам в Скандинавии. Третья и последняя выставка в северных странах прошла в Финляндии. К этой выставке прямое отношение имел Аксели Галлен-Каллела. Он выступил на её открытии в галерее Стриндберга 29 марта 1919 года с приветствием от финского правительства…Судя по всему, именно благодаря помощи А.Галлен-Каллела Рериха не коснулись проблемы выселения. Более того, художнику прекрасно работалось, и он смог подготовиться к персональным выставкам в Скандинавии. Третья и последняя выставка в северных странах прошла в Финляндии. К этой выставке прямое отношение имел Аксели Галлен-Каллела. Он выступил на её открытии в галерее Стриндберга 29 марта 1919 года с приветствием от финского правительства…
Весной 1919 года началась новая страница в жизни Николая Рериха. В апреле он выехал в Англию, а в 1920 году, получив приглашение директора Чикагского художественного института Роберта Харше устроить в Америке выставочное турне, отправился в Чикаго. Здесь его ждал поистине грандиозный успех, сравнимый разве что с триумфом С. Дягилева в Париже. В апреле 1921 года в Художественном институте прошла выставка Н.Рериха, после которой он был приглашён в оперный театр оформлять постановку «Снегурочки» Н. Римского-Корсакова.
К русскому искусству Николай Рерих привлёк многих американцев, но и сам заинтересовался творчеством американских живописцев. Во время работы выставки он познакомился с группой американских художников, объединившихся в организации «Cor Ardens» («Пылающее сердце»). Секретарь и впоследствии президент «Cor Ardens» Карл Хекнер писал об этом А. Галлен-Каллела, приглашая финского художника к сотрудничествуК русскому искусству Николай Рерих привлёк многих американцев, но и сам заинтересовался творчеством американских живописцев. Во время работы выставки он познакомился с группой американских художников, объединившихся в организации «Cor Ardens» («Пылающее сердце»). Секретарь и впоследствии президент «Cor Ardens» Карл Хекнер писал об этом А. Галлен-Каллела, приглашая финского художника к сотрудничеству: «Cor Ardens» — организация без географических ограничений, без ограничений численности, без каких бы то ни было интриг, спровоцированных духом наживы, который является недостойным художников… Когда Николай Рерих приехал в Чикаго, он вошёл в нашу организацию, внёс много ценных предложений и в настоящее время начинает сотрудничать с художниками всего мира, разделяющими идеи «Cor Ardens».
Финского художника на пост почётного президента предложил, конечно же, Николай Рерих, искренне желавший работать вместе со своим другом. Францию в «Cor Ardens» представлял выдающийся художник Морис Дени, Бельгию — Морис Метерлинк, Рабиндранат Тагор был избран почётным президентом от Индии, а Николай Рерих от России.Финского художника на пост почётного президента предложил, конечно же, Николай Рерих, искренне желавший работать вместе со своим другом. Францию в «Cor Ardens» представлял выдающийся художник Морис Дени, Бельгию — Морис Метерлинк, Рабиндранат Тагор был избран почётным президентом от Индии, а Николай Рерих от России.
3 августа 1921 года Рерих пишет из Нью-Йорка в Финляндию: «Дорогой друг Галлен! Я рад послать тебе свидетельство об избрании в новое братство художников почётным президентом, представляющим Финляндию. Я пользуюсь здесь большим художественным успехом, и я рад, что твоё имя здесь действительно очень высоко ценят».
Галлен-Каллела был обрадован этим назначением. 28 сентября 1921 года он отправил Рериху письмо с выражением искренних симпатии и к самому русскому художнику и к рериховской идее единства деятелей культуры разных стран, призывающей художников к дружественному общению: «Мой дорогой Рерих! Твой зов приходит в тот момент, когда все мы разъединённые друзья-коллеги, ощущаем истинную потребность в объединении высокого духа. Было бы большой честью для меня работать в этом направлении для «Cor Ardens», а состоять в братстве — священный долг».
Вслед за «Cor Ardens» в 1922 году, но на сей раз в Нью-Йорке, Николай Рерих основывает Международный художественный центр «Corona Mundi» («Венец Мира»). Создавая его, он желал воплотить в жизнь все ту же мечту о народной академии искусства, считая одной из главных целей «…проведение выставок во всех типах галерей, на заводах, школах, даже в госпиталях, тюрьмах и в деревнях вдали от центров искусства». Рерих вновь привлекает Аксели Галлен-Каллела к работе, посылает ему новое письмо, предлагая устройство выставки в Нью-Йорке…
О долгой дружбе Николая Рериха и Аксели Галлен-Каллела, возможно, мало кто знает, но судьбе было угодно, чтобы в память об этой дружбе картины обоих художников находились в Финляндии рядом, в собрании одного музея — в Атенеуме. «Как живёт в Атенеуме моя картина? — спрашивал Рерих у С.В. Тигерстедта в письме из Индии. — Имеется ли каталог? Когда-то я был членом общества финских художников по рекомендации Стриндберга и Галлена...».
«Сказано, что не будет большего певца Священных Гор. Навсегда он останется непревзойдённым в этой области. Действительно, кто сможет настолько посвятить себя такому постоянному предстоянию перед величием и красотою этих вершин, воплотивших и охраняющих величайшую Тайну и надежду Мира — Сокровенную Шамбалу. Со мною останется одно из последних запечатлений его Мечты, его любви — «Песнь Шамбалы». На фоне величественного заката, освещённая последним лучом сверкает в отдалении Сокровенная Гряда, за ней расстилается непроходимая область, окружённая снеговыми гигантами. Впереди, на темной пурпуровой скале, сидит сам Певец... Весь смысл его жизни, его устремления, его творчества, его знания и великого служения запечатлены в этой песне Шамбалы и о Шамбале» (Е.Рерих. «У порога Нового Мира» — избранные письма. 9 апреля 1948 года.)
Финляндию Рерих всегда вспоминал с большой теплотой. В книге «Держава Света» (1931) художник писал: «Когда я вспоминаю замечательные музеи искусства, археологии и этнографии, созданные Финляндией, я чувствую, с какой заботой и самосознанием финны собирали свои сокровища. И мы знаем, как глубоки финские корни… Истинно слово «культура» близко и легко произносимо на финской земле».
Хотя непосредственно по мотивам «Калевалы» Рерих не создавал картин, он высоко ее ценил и ставил в первый ряд словесных памятников, созданных человечеством: «Когда мы плыли по незабываемым финским озерам, — вспоминал художник, — вызывая образы мудрого Вайнемайнена (имеется в виду Вяйнямейнен — Е.С.), Айно и Сампо, мы видели и развалины седых замков, и древние храмы и знакомились с такими же древними обычаями, и мы чувствовали так ясно, почему Калевала стоит в первом ряду вечных человеческих творений», и как подлинное творческое завещание звучит дневниковая запись художника: «Должен сказать, что встречал (в Финляндии — Е.С.) для себя и моих близких самое доброе отношение. Многие финляндцы даже говорили мне, что я как художник принадлежу в их глазах одинаково как России, так и Финляндии. Это обращение дает мне как русскому право обратиться от всего сердца с обоюдным пожеланием, чтобы Россия и Финляндия обоюдно подлинно знали друг друга». «Должен сказать, что встречал (в Финляндии — Е.С.) для себя и моих близких самое доброе отношение. Многие финляндцы даже говорили мне, что я как художник принадлежу в их глазах одинаково как России, так и Финляндии. Это обращение дает мне как русскому право обратиться от всего сердца с обоюдным пожеланием, чтобы Россия и Финляндия обоюдно подлинно знали друг друга»

 

P.S. После революционных событий 1917 года Финляндия закрыла границы с Россией, и Николай Константинович Рерих с семьёй оказался отрезанным от Родины.
В 1919 году, получив приглашение из Швеции, Николай Рерих едет с выставками по странам Скандинавии. В том же году едет в Лондон, рассчитывая отправиться в Индию. Вместе с женой вступает в основанное Е. П. Блаватской Теософское общество. Осенью того же года по приглашению С.П. Дягилева оформляет в Лондоне русские оперы на музыку М.П. Мусоргского и А.П. Бородина.
В 1920 году Н.К. Рериху приходит предложение от директора Чикагского института искусств организовать большое выставочное турне по 30 городам США. В числе 115 полотен художника экспонировались: «Сокровище ангелов» (1905), «Ангел последний» (1912), «Дочь викинга» (1917), «Зов солнца» (1918), «Экстаз» (1917), серии «Героика» и «Сны Востока» и другие. Выставки имели большой успех. В Америке Рерихом были написаны серии картин «Санкта» (Святые), «Новая Мексика», «Сюита океана», «Мечты мудрости» и других.
В Америке Рерих заработал репутацию провидца, гуру и противника войны, в особенности среди зажиточных людей, которые предоставляли ему средства. За счёт предоставленных средств Рерих среди прочего основывает корпорацию «Белуха», которая вела борьбу за приобретение горнодобывающей и земельной концессий в окрестностях горы Белухи на юго-западном Алтае Также были основаны культурно-просветительские организации. В ноябре 1921 года в Нью-Йорке открылся Мастер-Институт объединённых искусств, главной целью которого было сближение народов через культуру и искусство.

«Искусство объединит человечество. Искусство едино и нераздельно. Искусство имеет много ветвей, но корень един… Каждый чувствует истину красоты. Для всех должны быть открыты врата священного источника. Свет искусства озарит бесчисленные сердца новой любовью. Сперва бессознательно придёт это чувство, но после оно очистит все человеческое сознание. Сколько молодых сердец ищут что-то прекрасное и истинное. Дайте же им это. Дайте искусство народу, куда оно принадлежит» (Рерих Н.К. «Об искусстве»)Определяя задачи Института, Рерих писал: «Искусство объединит человечество. Искусство едино и нераздельно. Искусство имеет много ветвей, но корень един… Каждый чувствует истину красоты. Для всех должны быть открыты врата священного источника. Свет искусства озарит бесчисленные сердца новой любовью. Сперва бессознательно придёт это чувство, но после оно очистит все человеческое сознание. Сколько молодых сердец ищут что-то прекрасное и истинное. Дайте же им это. Дайте искусство народу, куда оно принадлежит» (Рерих Н.К. «Об искусстве»).
Почти одновременно с Институтом объединённых искусств в Чикаго было учреждено объединение художников «Cor Ardens» — «Пылающие сердца», а в 1922 году возник Международный культурный центр «Corona Mundi» — «Венец Мира». В ноябре 1923 года открылся нью-йоркский музей Николая Рериха, содержащий большую коллекцию картин художника.Почти одновременно с Институтом объединённых искусств в Чикаго было учреждено объединение художников «Cor Ardens» — «Пылающие сердца», а в 1922 году возник Международный культурный центр «Corona Mundi» — «Венец Мира». В ноябре 1923 года открылся нью-йоркский музей Николая Рериха, содержащий большую коллекцию картин художника.

Финляндию Рерих всегда вспоминал с большой теплотой. В книге «Держава Света» (1931) художник писал: «Когда я вспоминаю замечательные музеи искусства, археологии и этнографии, созданные Финляндией, я чувствую, с какой заботой и самосознанием финны собирали свои сокровища. И мы знаем, как глубоки финские корни… Истинно слово «культура» близко и легко произносимо на финской земле».

Финляндию Рерих всегда вспоминал с большой теплотой. В книге «Держава Света» (1931) художник писал: «Когда я вспоминаю замечательные музеи искусства, археологии и этнографии, созданные Финляндией, я чувствую, с какой заботой и самосознанием финны собирали свои сокровища. И мы знаем, как глубоки финские корни… Истинно слово «культура» близко и легко произносимо на финской земле».

Финляндию Рерих всегда вспоминал с большой теплотой. В книге «Держава Света» (1931) художник писал: «Когда я вспоминаю замечательные музеи искусства, археологии и этнографии, созданные Финляндией, я чувствую, с какой заботой и самосознанием финны собирали свои сокровища. И мы знаем, как глубоки финские корни… Истинно слово «культура» близко и легко произносимо на финской земле».

Финляндию Рерих всегда вспоминал с большой теплотой. В книге «Держава Света» (1931) художник писал: «Когда я вспоминаю замечательные музеи искусства, археологии и этнографии, созданные Финляндией, я чувствую, с какой заботой и самосознанием финны собирали свои сокровища. И мы знаем, как глубоки финские корни… Истинно слово «культура» близко и легко произносимо на финской земле».

Финляндию Рерих всегда вспоминал с большой теплотой. В книге «Держава Света» (1931) художник писал: «Когда я вспоминаю замечательные музеи искусства, археологии и этнографии, созданные Финляндией, я чувствую, с какой заботой и самосознанием финны собирали свои сокровища. И мы знаем, как глубоки финские корни… Истинно слово «культура» близко и легко произносимо на финской земле».


  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(1 голос, в среднем: 5 из 5)

Материалы на тему