fbpx

АРХЫЗ. НАЕДИНЕ С ВЕЧНОСТЬЮ

Вступление

главный редактор Федерального журнала «Сенатор».

Архыз. На протяжении веков караваны, груженные дорогими товарами, выходили через западные ворота Чань-Ань, столицы древнего Китая времён династии Тан, и устремлялись за шесть тысяч километров в Европу.На протяжении веков караваны, груженные дорогими товарами, выходили через западные ворота Чань-Ань, столицы древнего Китая времён династии Тан, и устремлялись за шесть тысяч километров в Европу.
Главным товаром, совершавшим это опасное путешествие степями и горными тропами Центральной Азии, был шёлк. Именно это и побудило немецкого географа и геолога XIX века Фердинанда Рихтгофена назвать караванные пути, связывающие Восток и Запад, «шёлковыми».
Ирано-византийские войны VI-IX веков и вся политическая ситуация древнего времени вызвали к жизни кавказский вариант (т.н. «Северный вариант») торгового пути из Азии в Европу, ныне известного как Великий Шёлковый путь. Ярким подтверждением прохождения трассы через Кавказ служат находки шёлковых тканей в скальных могильниках Северного Кавказа.

Текст статьи

Карачаево-Черкессия, Архыз...Надо заметить, что территория нынешней Карачаево-Черкесской Республики в VII-IX веках входила в состав Западной Алании. Аланы контролировали удобные проходы через главный Кавказский хребет по долинам рек Зеленчук, Кяфарь и других. В течение двух-трёх веков здесь в немалых количествах скапливались шёлковые ткани, поскольку шёлк был платой за право прохода через перевалы.
Более 500 фрагментов тканей обнаружено в скальных могильниках Нижнеархызского городища, которое расположено на древних речных террасах правого берега реки Большой Зеленчук, в 2-3 километрах выше станицы Зеленчукской.
Именно здесь, на городище десять лет общается с прошлым старший научный сотрудник Нижнеархызского комплекса, археолог, специалист по средневековому текстилю Ольга Орфинская.

 

Ольга Орфинская— ...Нет, я не здесь родилась, — рассказывает она, — а в Карелии. Приехала сюда 20 лет назад, и Кавказ меня навсегда покорил, пленил собой. Я так и стала «кавказской пленницей».
Это было 20 лет назад…
Кавказ потрясает многообразием цвета. Если посмотреть выставку карельских художников, то там — серое небо, серые камни. Мягкие, приглушенные тона. А здесь — взрыв цвета. Это очень красиво, потрясающе.
У нас замечательный и совершенно необычный посёлок. Посёлок астрономов и археологов. Здесь люди живут вечностью. Не скажу, что деньги для них — ничто. Это актуально, но это — не главное. Здесь иная шкала ценностей. Познание как смысл жизни. Психологически иная среда обитания. Сейчас, наверное, такое редко можно встретить.
...А вы знаете, археологом стала почти случайно. По диплому я — ландшафтный архитектор. Это как бы учить природу дисциплине.
Археология... Я с более интересной областью знаний не сталкивалась. К примеру, держать в руке вещь, которой более тысячи лет, — это непередаваемое ощущение. Я и вечность! Что такое «Я» с неважно сколькими годами, и что такое вот этот тысячелетний храм?..
Кстати, о храме — это первая четверть X века. Аланская верхушка принимает христианство, пришедшее из Византии. И храм строится как первый христианский собор. Заметим, что это было раньше, чем на Руси. Тем он и уникален. Есть такое устное предание, что в районе Верхней Кубани в VII веке был монастырь Иоанна Крестителя. Но поскольку хазары приняли иудейство, монастырь был разрушен. Хазары исчезли, Албания освободилась и стала сама принимать решения, какой вере следовать. Этому способствовали и старые связи (с VI века) с Византией. Их связывает и «шёлковый путь», который здесь проходил.
А в нашем городище в X веке происходили события, которые разделили власть на светскую и духовную. И в результате этого возник самостоятельный посёлок аланской епархии. Всего тогда в городище, как полагает археолог Кузнецов В.А., жило до 4 тысяч человек. Для X века это очень много. Поэтому он предполагает, что здесь была столица Алании.
Вся жилая застройка — из камня, который подгоняли насухо, камень к камню. А храмы строили на растворах. Вот, когда говорят, что пришла советская власть и все разрушила — это очень примитивный взгляд. Это совсем не так, поскольку любая новая культура, накладываясь на старую, частично или полностью уничтожает старую. Например, в конце XIX века сюда пришли монахи, которым нужно было где-то жить. И тогда они начали строить. Нужен строительный камень, а рядом — готовый материал, обработанный камень. Вот они и разобрали часть городища X века.
Карачаево-Черкессия, Архыз... Карачаево-Черкессия, Архыз... Карачаево-Черкессия, Архыз... Карачаево-Черкессия, Архыз...Сначала стоит задача — выжить. А когда построил дом — тогда можно и о душе поговорить.
Поэтому и вид у городища такой, что и показывать нечего. Камешки да стеночки. А ведь раскопки ведутся более тридцати лет, собрана масса археологического материала. Здесь немало языческих захоронений, что для археолога является бесценным материалом. Погребальная посуда, детские игрушки, монеты. ...Человек уходит в другой мир. При этом одну дверь он закрывает за собой, а другую открывает. Все, что нужно ему было в этой жизни, нужно и в той.
Сейчас поругивают молодёжь, что она увлекается косметикой. Но косметические наборы были и тысячу лет назад. Вспомним хотя бы Египет... И ещё раньше. Вот, пожалуйста, — ногтечиска, ухочистка, плоская ложечка для растирания румян, ложечка-цедилка для переливания ароматических веществ с одной дырочкой. Это провинциальный римский стиль. Бронзовые зеркала, серьги с серебряными шариками, очень интересные и хорошей сохранности
Вместе с предметами, с тканями идёт по Великому шёлковому пути и мода, приходят, как мы сейчас говорим, высокие технологии, можно проследить эволюцию изготовления предметов из стекла, серебра, золота...
Уникальность храмов в том, что их единожды построили и больше не перестраивали. Страничка, которую написали и больше не переписывали. Наши храмы на Кавказе — это образец византийской культуры в чистом виде.
X век. Жил народ, аланы. Жили здесь около 400 лет. Потом, возможно, было стихийное бедствие или смертельная болезнь, а, скорее всего, городище погибло в результате похода Тамерлана. А с гибелью городища и самой Алании не стало христианства. И вплоть до начала реставрационных работ в советские времена город стоял мёртвый.
Городище, Архыз Христианские храмы Архыза Христианские храмы АрхызаВ конце XVIII века русские постепенно продвигались на Кавказ. И несли собой православную веру. И каково же было их удивление, когда в мусульманском окружении они увидели храмы X века. И, естественно, здесь в 1882 году возник Александро-Афонский мужской монастырь, а в соседней долине реки Теберды — женский. Понятное дело, появляются легенды о том, как мужчины и женщины рыли навстречу подземные ходы. Но реальной основы нет: какие подземные ходы при горном рельефе? Хотя, кто знает, ведь любовь способна на многое.
Архыз. Река времени, всё течёт и меняется Архыз. Река времени, всё течёт и меняется Архыз. Река времени - всё течёт и меняется. И звёзды Архыза, до которых рукой подать, тому свидетели....Продолжаем раскопки, хотя отсутствие средств во многом мешает нам работать, нет финансирования нашей деятельности, по несколько месяцев не получаем зарплату. Иногда приходит отчаяние — не бесполезно ли все то, что делаем? Но когда на экскурсию приходят ребятишки, и видишь, как у них загораются глаза, видишь, как живо они воспринимают рассказы о прошлом городище, — исчезает сиюминутное. Течет время. Уходят народы. Не уходят плоды их труда.
А когда ощущаешь время и себя в этом времени, тогда по-другому относишься к жизни. В масштабах вечности. И твоё маленькое «Я» наполняется иным содержанием. Иной мерой ответственности.
Есть притча о том, как выплеснуть чашу своего «Я».
«Ученик приходит к старому учителю и говорит: «Научи меня». Учитель начинает рассказывать. Но ученик все время его перебивает. Замолк учитель и говорит: «Давай пить чай!» Ученик подставляет чашку. Учитель льёт, льёт и льёт. Чаша уже переполнена, и чай вытекает, переливаясь из чашки, а учитель все продолжает лить.
— Что же Вы, учитель? Чаша уже переполнена!
— Вот так же и ты переполнен собой. И пока не выплеснешь лишнего, тебе не дано услышать других».
Я вижу людей, которые приходят сюда. Приобщаются к прошлому. Я вижу, как у них выплёскивается здесь лишнее.
И тогда отчаяние отступает.


  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(0 голосов, в среднем: 0 из 5)

Материалы на тему