ГОРОД НАДЫМ — ГАЗОВАЯ СТОЛИЦА РОССИИ!

Вступление

главный редактор журнала «Сенатор».

город НадымНа вопросы главного редактора отвечает мэр города Надым и Надымского района Ямало-Ненецкого Автономного округа Владимир Николаевич Ковальчук.

Текст статьи

Ковальчук Владимир Николаевич«СЕНАТОР»: Владимир Николаевич, вы в прошлом были авиатором, а оказались в кресле мэра...
ВЛАДИМИР КОВАЛЬЧУК:
Да, я по образованию авиатор, а потом, так уж вышло, стал главой администрации города Надыма... И потом: летающий — не умеет ползать — знаете?! Мне бы хотелось поговорить не об этом. Вспоминаю, вы как-то писали о Когалыме, городе нефтяников. Находится он тоже в Тюменской области, по сибирским масштабам немного южнее нашего города. Во многом начальные условия в становлении наших городов схожи, но вот в дальнейшем жизни наши сложились по-разному. Я по-дружески очень завидую и мэру Когалыма, и самому городу, который благодаря компании «ЛУКОЙЛ» стал таким красивым и богатым. Знаю, что эта компания до сих пор участвует во всей жизни города и у него нет никаких проблем.

«СЕНАТОР»: Что ж завидовать, ведь и за Надымом тоже стоит такой же гигант — «Надымгазпром», дочернее предприятие «Газпрома»?
ВЛАДИМИР КОВАЛЬЧУК:
Увы, он выбрал другую тактику, фактически отказался от нас — перестал финансировать строительство жилья и поддерживать соцкультбыт в Надыме.

«СЕНАТОР»: Интересно, ведь Надым был построен как базовый город газовиков для освоения многих крупнейших газовых месторождений — Уренгоя, Медвежьего и других. Что ж получается: сейчас газ идет во все концы России и в страны Европы, а сами газовики здесь, на Севере, остались без своего покровителя? Город не нужен больше «Газпрому»?
ВЛАДИМИР КОВАЛЬЧУК:
Да, вы правы, именно газовики построили когда-то не только этот город, но также и заложили фундамент Нового Уренгоя... Кстати, когда Новый Уренгой получил статус города, кадровый состав администрации города тоже составляли надымчане. Надым стал форпостом в освоении и Ямбургского месторождения. В феврале 81-го года, первый тракторно-санный поезд на Ямбург вышел из Надымского района, из посёлка Пангоды. И дирекция газового месторождения изначально находилась в Надыме. Теперь это уже история...

«СЕНАТОР»: А сейчас?
ВЛАДИМИР КОВАЛЬЧУК:
А сейчас вроде бы город никому, кроме нас самих, и не нужен. С одной стороны, уменьшились поступления из федерального бюджета. А с другой — начала падать добыча газа на стареющем Медвежьем месторождении, где градообразующим предприятием «Надымгазпром» добывались основные объёмы топлива. Соответственно сократились и отчисления газовиков в местный бюджет, уменьшилась помощь городу и району.
Особенно это сказалось на жизни национальных поселков, территории которых находятся вне сферы интересов газодобывающих предприятий монополии. Там газовики просто оставляют объекты инженерного обеспечения поселков, а муниципальное образованье вынуждено брать их на обслуживание. В районе имеется много временного, ветхого и бесхозного жилого фонда, часть которого в недавнем прошлом принадлежала и «Надымгазпрому». Это жилье требует значительного внимания и расходов на его содержание или ликвидацию в случае непригодности к эксплуатации. О Надыме впервые даже заговорили как о стареющем бесперспективном городе.
Кроме того, резко сократились объёмы работ на строительстве трубопроводов, объектах газодобычи и градостроительства. Базирующаяся именно в Надыме и в районе основная часть строителей и транспортников округа осталась невостребованной, брошенной на произвол судьбы. А таких людей насчитывается 19,3 тыс. человек, они составляют более 38% от числа работающих. Изменилась и позиция самого ОАО «Газпром» в отношении освоения новых газовых месторождений Ямала. Оно отложено, по крайней мере, на четверть века. Газодобывающие предприятия начали активно освобождаться от непрофильных структурных подразделений, не занятых непосредственно добычей и транспортировкой газа. Это моментально привело к росту безработицы на рынке рабочей силы города и района. Градообразующее же предприятие не стало утруждать себя тем, чтобы выделять средства на организацию новых рабочих мест и выплату пособий. Не предусмотрели они и переселение освободившихся людей «на большую землю».

«СЕНАТОР»: Владимир Николаевич, а кем были эти люди, приехавшие сюда более двадцати лет назад? Что двигало ими — романтика или желание заработать большие деньги?
ВЛАДИМИР КОВАЛЬЧУК:
Какая разница, разве это принципиально? Главное — они сумели покорить тундру и освоить крупное газовое месторождение. Да, конечно, кто-то ехал сюда за романтикой, а кто-то и за большими деньгами. А если говорить о деньгах, разве такие уж большие деньги тогда платили людям? Например, те же операторы по добыче газа получали около 350 рублей, а в это время на трассе геолог, нефтяник или буровик зарабатывал по тысяче и более. Был и азарт, благодаря которому люди соглашались жить и работать в таких экстремальных условиях.
Хотя сегодня, в условиях рыночной экономики, я думаю, главную роль будет играть материальный фактор. Но опять-таки хочу сказать, что суть не в этом. Наши люди обеспечивают страну газом. В суровую зиму 1998 года новое Ямсовейское месторождение помогло всему «Газпрому» выдержать пиковые нагрузки потребления газа в России. Об этом мало кто писал, но это известно специалистам-газовикам.
И в наши дни тоже осваиваются новые месторождения, но это несравнимо с теми годами, когда люди приезжали в необъятные места в тундру, где комары, мошкара, болота, холод, грязь, мороз, вьюги. А сейчас они приезжают в уютный и тёплый город, где есть все условия для нормальной и полноценной жизни, хотя от проблем и от комаров все равно никуда не денешься. Применительно к тому времени ещё одно могу сказать: был тогда и элемент эксплуатации той же романтики и энтузиазма, потому о них так много и говорили ...

«СЕНАТОР»: Сейчас пишут про них и говорят, что они «стали заложниками Севера». Что значит, быть заложником Севера?
ВЛАДИМИР КОВАЛЬЧУК:
Не знаю, спросите у тех людей, которых называют заложниками, если таковые есть в Надыме. Я, например, не заложник Севера — это моя земля и моя вторая родина... Вот вы скажите мне, что такое заложник? Нечто схожее я слышал от бывшего депутата от Надыма Гомона, который палец о палец не ударил ради этих северян и ради этого города, только и говорил, что все здесь заложники Севера. А что он подразумевал под этими словами — не знаю.

«СЕНАТОР»: Может быть, имеются в виду проблемы пенсионеров-газовиков, которые уже не могут жить на Севере и уехать на юг из-за финансовых трудностей тоже не могут. Ведь сколько стоит дом купить или построить, сколько усилий нужно, чтобы получить землю, обживать её?
ВЛАДИМИР КОВАЛЬЧУК:
Это понятно. Но сегодня надо говорить о другом. Надо говорить об отсутствии федеральной программы или федеральной политики по отношению к Крайнему Северу, имеющему огромный комплекс нерешённых проблем, не как к географическому понятию, а как части территории Российской Федерации, где имеются огромные запасы нефти и газа, драгоценных металлов, золота и платины, и многого другого. И соответственно, к населению, проживающему на этой территории.
Резкое сокращение затрат на содержание северных территорий чётко просматривается в ситуации с северным завозом. Красноречивее ничего не скажешь: если Российская Федерация провозгласила себя правопреемником бывшего СССР, то она должна нести ответственность по всем обязательствам и выполнять их и в экономике, и в социальной политике. Но федеральный центр пока несостоятелен в этом вопросе, не выполняет этих обязательств. И при этом начали говорить о бесперспективности северных территорий, тогда как Север, по различным данным, даёт 60 процентов внутреннего валового продукта страны. Скажем просто, без цифр: Север обеспечивает весомую часть дохода всего национального продукта всей России. Откуда же тогда утверждения, что северные территории не перспективны, что надо сворачивать многие программы, закрывать предприятия, увозить людей и так далее?

«СЕНАТОР»: Ну, может быть, это идёт от тех людей, кто никогда не был на Севере?
ВЛАДИМИР КОВАЛЬЧУК:
Да хуже то, что они бывали здесь, приезжали и не раз. Например, господин Немцов, который бывал здесь, видел все это своими глазами и изрёк: «Ну и что у вас такого особенного?!» Знаете, когда люди столь высокого ранга говорят нечто подобное и относятся к Северу так равнодушно, без понимания и знания его значения для всей страны, то это лишний раз доказывает, что у нас отсутствует федеральная комплексная программа или же концепция федерального центра по отношению к Северу.
Соответственно, пагубные последствия этих публичных высказываний лишь усугубляют проблемы как самих территорий, так и местных органов. Хотя каждая территория старается хоть в какой-то степени улучшить ситуацию: крутятся, вертятся, каждый в силу своих возможностей, находят какие-то решения. Правда, этого совсем не достаточно. Только чётко определённая государственная политика может решить многие из проблем Севера.

город Надым город Надым«СЕНАТОР»: В нашей беседе хотелось бы затронуть и ещё одну сторону деятельности муниципальных органов. В Надыме многие говорят о вас как о хорошем хозяине: чистые улицы, ухоженные тротуары, скверы и парки. Видя все это, невольно вспоминаешь другие города, где ничего подобного нет... В чем тут дело?
Я имею в виду закон о местном самоуправлении. Ведь он один, а все города России отличаются друг от друга, имеют различный потенциал. Даёт ли этот закон возможность мэрам быть настоящими хозяевами своих городов?

ВЛАДИМИР КОВАЛЬЧУК:
Ну, во-первых, надо говорить, что в наше время нам, руководителям городов и муниципальным образований, предоставлена возможность самостоятельно решать многие важные проблемы городского хозяйства. Как бы тяжело ни было с финансированием, все же существует минимальная законодательная база, которая позволяет нам проявлять инициативу на местах. Может быть, только благодаря этому мы сегодня находимся на плаву и не утонули в водовороте проблем.
Да, порой приходится делать невероятные усилия, чтобы город жил спокойно и стабильно. Но разве лет 15 назад мы могли представить себе или позволить сделать то, что сегодня для нас является обыденным? Разве раньше председатель горисполкома взял бы на себя смелость самостоятельно решить даже такой простой вопрос, как, например, ремонт какого-то участка улицы или какого-то дома? Нет, он обязательно обращался наверх, собирал бумаги, получал разрешение — строить или не строить, ремонтировать или не ремонтировать. А в наше время закон о местном самоуправлении дает возможность городскому главе самостоятельно решать такие вопросы.
Зачастую я не понимаю своих коллег — мэров городов, которые много говорят, ругаются, спорят, а в то же время не могут взять метлу и у себя под носом вымести мусор, убрать грязь за углом. Наведи порядок, ведь порой для этого не нужны миллионы рублей! Есть такие возможности, и не надо для этого бегать куда-то, звонить кому-то: можно я это сделаю?
Нет, я нисколько не упрощаю ситуацию. Она на самом деле очень сложна. Но я бы хотел отметить, что есть достаточно возможностей (причём без особых усилий!) реализовать положения закона о местном самоуправлении. И то, что вам приятно видеть в нашем городе, это и мне приятно как городскому главе.
В то же время, скажу честно, что зачастую мэр, по сути, выполняет роль громоотвода. И в какой-то критической ситуации все стрелки переводят на него. Мы это хорошо видим на примере столичного мэра Лужкова, которого обвиняют в том, что террористы взрывают дома в Москве. Спрашивать за все можно, лишь дав сначала местному самоуправлению всю полноту власти, чтобы глава исполнительной власти мог полноценно руководить городом и нести за него всю полноту ответственности.
Кроме того, практически мы не имеем права решать ряд важных проблем и вопросов. Далеко ходить не надо: подчиняются ли сегодня мэру те федеральные органы, которые находятся на территории города? Понятно, нет.
Когда меня избрали мэром, люди дали мне наказ, чтобы я боролся с преступностью. Обещал: буду! А как я могу бороться с этим злом, если начальник милиции не подотчётен мэру, как и прокурор, и судья? Более того, все они назначаются вышестоящими федеральными органами. Как и начальник казначейства, налоговой инспекции, санэпидстанции — несть им числа... Все они на шее мэра, хотя являются «федералами». Это, может быть, прекрасные и хорошие люди, но я говорю не о них, а о принципах системы управления. Коли люди возлагают надежды на своё местное руководство, то надо дать ему соответствующие права для решения всех жизненно важных вопросов в городе.

«СЕНАТОР»: Выходит так, что по закону вам даны права, а на деле их ограничивают?
ВЛАДИМИР КОВАЛЬЧУК:
Не просто ограничивают, а делают это, прикрываясь лозунгом борьбы с развалом России, сепаратизмом и так далее. Возьмём, к примеру, проблему имущества. Наш город находится на балансе местного самоуправления — начиная от тротуаров и кончая домами и лифтами. Но часть этого самого имущества принадлежит Госкомимуществу. Мы говорим: дайте нам ваш пакет акций, ведь нам виднее здесь, на местах, как нужно рационально управлять всем этим? С пользой для дела и людей мы решим все вопросы. В ответ — эмоции: как так и по какому праву какой-то мэр заявляет о своих притязаниях? Ишь ты, какой умный нашёлся! И тут же делают вывод: это сепаратисты, они растаскивают Россию по углам и карманам!
Вот такова политика нашего федерального центра. Вспомните, какой накат был на нашего губернатора Неёлова, когда он инициировал вопрос относительно «Пурнефтегаза». Тут же в московской прессе появились статьи о том, что он, дескать, тянет одеяло на себя. Или наезд на Лебедя: мол, он лично для себя хочет заполучить акции местных предприятий. Но ведь и ЯНАО, и Красноярский край, в конце концов, являются субъектами Российской Федерации, и их руководители бьются за благополучие России и самих россиян. То же самое было и со мной: не успел я заикнуться о том, что нам нужен пакет по управлению организацией, которая поставляет бытовой газ в каждый дом, тут же столичная пресса обрушилась на меня, обвиняя во всех смертных грехах...

«СЕНАТОР»: Что же вы предлагаете?
ВЛАДИМИР КОВАЛЬЧУК:
Настало время пересмотреть разделение полномочий, во-первых, между Центром и субъектами Федерации и, во-вторых, между субъектами Федерации и муниципальными образованьями. Давайте декларации о местном самоуправлении и реальные полномочия закреплять законодательным путём.
Возьмём, к примеру, сбор налогов. По какому праву все они уходят в Центр? Спрашиваю у казначея, а что остаётся городу? Он отвечает: вот пришла из Москвы бумага, в соответствии с которой сначала надо перечислить средства в столицу, а потом в местный бюджет. А разве нам не надо выплачивать зарплату учителям и врачам, вовремя выдавать пенсии старикам, не говоря уже о разного рода пособиях. Куда я дену девять тысяч бюджетников, которым мы платим из своей казны?

«СЕНАТОР»: А как складываются ваши взаимоотношения с губернатором Неёловым: он помогает вам в решении этих вопросов?
ВЛАДИМИР КОВАЛЬЧУК:
По всем важным вопросам мы всегда находим общий язык. Хотя иногда возникают проблемы, не без этого. Это жизнь. Мы часто встречаемся, обсуждаем возникшие проблемы. Конструктивный диалог помогает нам решать все насущные вопросы. Конечно, губернатор заинтересован, чтобы население на его территории было социально защищено. Это касается и территории Надыма и всего нашего района.

«СЕНАТОР»: Владимир Николаевич, а что думают горожане о местном самоуправлении? Понимают ли они, насколько зависит их благополучие от их активного участия в жизни города?
ВЛАДИМИР КОВАЛЬЧУК:
Знаете, люди только начинают понимать, что такое местное самоуправление, привыкать к мысли, что многое зависит не только от руководства, но и от них самих.

«СЕНАТОР»: Чего вы ждёте от обновлённой государственной думы? Будет ли она, на ваш взгляд, заинтересована в том, чтобы внести необходимые изменения в существующий закон о местном самоуправлении, да и вообще — в совершенствовании существующего законодательства? Короче говоря, чего ожидаете от новых депутатов?
ВЛАДИМИР КОВАЛЬЧУК:
Считаю, что кандидат Иванов или Сидоров, становясь депутатом Госдумы, не должен быть лоббистом своего города или региона, он не должен быть хозяйственником или решать серьёзные проблемы, связанные с жизнедеятельностью всего государства. Мне хотелось бы, чтобы будущие депутаты Госдумы профессионально занимались разработкой и принятием ключевых экономических законов, без которых невозможно развитие страны.
У России нет в запасе времени, чтобы в течение ещё четырёх лет прозябать в застое. Ведь многие законы находятся в зачаточном состоянии, либо они приняты, но до сих пор не действуют. Думаю, что не плохо было бы чётко определить статус депутата — что он должен делать, а чем заниматься не должен. Дело депутатов — принимать законы! И это главная сфера его деятельности, о которой они нередко забывают.

«СЕНАТОР»: Говоря о городской жизни, хотелось бы спросить: каким образом вы можете характеризировать деловую активность города Надыма? Какую роль играют в его жизни предприниматели?
ВЛАДИМИР КОВАЛЬЧУК:
Надо сказать, что город Надым заселён не только газовиками. Вторая по численности и значению профессия — строители. Они возводят и газовые объекты, и жилье, и всю инфраструктуру города. Когда объёмы строительства сократились, многие остались без работы. А ведь у нас было 30 тысяч строителей!
Если говорить о деловых кругах, то они играют в Надыме немаловажную роль. Они практически обеспечивают половину потребности продовольственного рынка. Благодаря им в городе круглый год есть все: свежие овощи, фрукты, мясо, колбасные изделия, молочные продукты, а также товары народного потребления. А мы, администрация города, не мешаем их развитию. Наоборот, помогаем им, создаём благоприятные условия, чтобы предприниматели чувствовали себя свободно и занимались своим делом. Ведь они решают огромную социальную задачу, снабжая население продовольствием, причём по ценам, сопоставимым с ценами в других городах. А ведь его надо доставлять за тысячи вёрст, по железной дороге Тюмень — Сургут — Коротчаево — Надым, что влечёт огромные транспортные расходы. Автомобильной дороги пока нет. Хотя вскоре, не позже чем через три года, будет построено шоссе, которое свяжет нас с «материком».

город Надым город Надым«СЕНАТОР»: Скажите, каким вы видите будущее Надыма в новом столетии?
ВЛАДИМИР КОВАЛЬЧУК:
Будущее Надыма напрямую связано с добычей нефти и газа в нашем регионе. Именно они дают сегодня огромные отчисления в городской бюджет.
Думаю, что этот источник ещё долго не иссякнет. На территории Надымского района, по подсчётам специалистов, не менее семидесяти перспективных месторождений залежей газа и нефти.
Уверен, что страна преодолеет кризис и начнёт возрождать свою экономику. С этим мы связываем и свои перспективы. Но главная наша надежда в наших людях. У нас очень много молодёжи, и она хочет работать, хочет зарабатывать, хочет жить в достойных человека условиях.
Надо сказать, что социально-экономическая ситуация в нашем регионе выправляется. Об этом свидетельствует и тот факт, что у нас больше нет оттока населения. Наоборот, многие из тех, кто когда-то уехал из Надыма, хочет вернуться назад. То есть у нас наблюдается обратный процесс — реэмиграция населения.

«СЕНАТОР»: А как она регулируется, или все происходит спонтанно?
ВЛАДИМИР КОВАЛЬЧУК:
Мы пытаемся регулировать миграционные процессы. Порой для этого вынуждены использовать и непопулярные методы. В частности, ограничиваем въезд в Надым. А что делать? Сегодняшнее законодательство практически не даёт возможности для регулирования этой проблемы. Приходится балансировать.
Должен сказать, что мы контролируем миграционный процесс во благо населения нашего города, хотя нас постоянно критикуют за это: дескать, мы нарушаем конституционные права граждан. Да, может быть, это так, но, порой невольно нарушая право одного человека, мы защищаем целый город, а это 75 тысяч человек!
Более того, в 40 километрах от нас пересекаются семнадцать ниток магистральных газопроводов, по которым перекачивается 90 процентов добываемого всей Россией газа. А ведь есть такое понятие — национальная безопасность страны, не говоря об экономической безопасности. Это обстоятельство диктует нам необходимость регулировать процессы миграции на территории, от которой зависит вся экономика страны. Куда только мы не обращались вместе с губернатором Неёловым, чтобы решили этот вопрос. Но нам говорят: есть декларация прав человека, и её нельзя нарушать! А что, в Америке в любой город можно проехать? Ничего подобного. Существуют территории, куда посторонний носа не сунет. Почему же мы должны быть открытыми всем? Ведь у нас в Надыме ещё 15 лет назад была пограничная зона, и посторонние въехать сюда не могли, только по разрешению КГБ и МВД. Потому что наша территория — это стратегический район, который снабжает всю Россию и Европу газом.
Разгул терроризма в России, варварские взрывы домов в Москве и других городах заставляют нас с ещё большей серьёзностью относиться к проблеме своей безопасности. Чтобы потом не было поздно, мы предлагаем ввести на территории Нарымского района особый режим передвижения.

 

 

НАШЕ ДОСЬЕ: КОВАЛЬЧУК ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВИЧ

КОВАЛЬЧУК ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВИЧОн — мэр муниципального образования г. Надым и Надымского района. С 1994 года — глава Администрации города, а в 1997 году стал первым избранным мэром, недавно он вновь избран на должность градоначальника Надыма.
Родился 2 января 1954 года в поселке Новый Свет Ижморского района Кемеровской области. Трудовую деятельность начал авиатехником в Риге, окончив Рижский институт инженеров гражданской авиации. С 1978 года работал инженером в Надымском объединенном авиаотряде. Затем возглавил городскую комсомольскую организацию, работал на руководящих должностях предприятия «Надымгазпром», ОАО «Газпром».
1994-2006 годы — мэр города Надым и Надымского района.
2006-2008 годы — главный федеральный инспектор в Ямало-Ненецком автономном округе.
2008-2012 годы — первый заместитель губернатора Ярославской области.
Кандидат экономических наук. Награжден орденами «Дружбы» (1997 год), «Святого благоверного князя Даниила Московского» (1997 год, награда Русской православной церкви), медалью «За трудовое отличие» (1985 год), званиями «Почетный работник газовой промышленности» и «Почетный гражданин города Надыма». Имеет множество благодарственных писем и грамот от правительства, администрации президента РФ, министерств и ведомств.

         
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(1 голос, в среднем: 5 из 5)

Материалы на тему