ПАРАДОКСАЛЬНАЯ ПАМЯТЬ О ВОЙНЕ С ЯПОНИЕЙ | Основной доклад научно-практической конференции
СЕНАТОР - SENATOR
журнал СЕНАТОР - Journal SENATOR

 

 

 
  

 

 
  
НОВОСТНОЙ КАНАЛ SENAT NEWS

ПАРАДОКСАЛЬНАЯ ПАМЯТЬ О ВОЙНЕ
Межрегиональная общественная организация ВЫДАЮЩИЕСЯ ПОЛКОВОДЦЫ И ФЛОТОВОДЦЫ ОТЕЧЕСТВА
Стоит ли помнить о военных преступлениях японцев во Второй мировой войне
и День Победы над Японией – 3 сентября 1945 года?


 

Махмуд ГАРЕЕВ,
президент Академии военных наук, генерал армии,
участник советско-японской войны.

Махмуд ГАРЕЕВ, президент Академии военных наук, генерала АрмииВ этом зале мы уже отмечали 60-летие Нюрнбергского судебного процесса, а теперь настало время вспомнить судебные процессы и решения Токийского военного трибунала.
Решение – добиваться безоговорочной капитуляции фашистской Германии, империалистической Японии и привлечь к судебной ответственности всех военных преступников гитлеровской коалиции было принято главами трех держав – СССР, США и Великобритании, во время Тегеранской конференции и закреплено Ялтинским и Потсдамским форумом союзников.

 

Главная вина заправил Германии и Японии состояла в том, что они предприняли агрессию против других стран, несмотря на то, что ими были подписаны в 1919 году Конвенция о недопустимости агрессивных войн и вели войну с преступными целями и методами, с применением запрещенных средств, нарушающих международные договоры и элементарные законы и обычаи ведения военных действий.

Токийский военный трибунал над главными японскими военными преступниками проходил в Токио с 3.5.1946 г. по 12.11.1948 г. в Международном военном трибунале для Дальнего Востока.

Для проведения процесса 19.01.1946 г. в соответствии с соглашением между правительствами СССР, США, Великобритании, Китая, Франции, Австралии, Канады, Нидерландов и Новой Зеландии, к которому присоединились Индия и Филиппины, был учрежден Международный военный трибунал для Дальнего Востока, его председателем был назначен У.Аэбб (Австралия). От СССР в состав трибунала входил член Верховного суда СССР И.М. Зарянов. Главным обвинителем стал представитель США адвокат Дж.Кинан; представители других 10 стран выступали дополнительными обвинителями (от СССР – член-корреспондент АН СССР С.А. Голубинский, в 1946 г. – прокурор Москвы А.Н. Васильев).

  • БЕЗ СРОКА ДАВНОСТИ
  • МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ
  • ТОКИЙСКИЙ ВОЕННЫЙ ТРИБУНАЛ
  • ЮРИДИЧЕСКИЙ АПОФЕОЗ ВТОРОЙ МИРОВОЙ
  • ПАРАДОКСАЛЬНАЯ ПАМЯТЬ О ВОЙНЕ
  • ПРИНУЖДЕНИЕ АГРЕССОРА К МИРУ
  • КИТАЙСКАЯ ПАМЯТЬ О ВОЙНЕ С ЯПОНИЕЙ
  • А.М. ВАСИЛЕВСКИЙ И ЕГО ВКЛАД В ПОБЕДУ
  • 3 СЕНТЯБРЯ – ЗАБЫТЫЙ ДЕНЬ ПОБЕДЫ
  • ФИЛЬМ «ЗАБЫТЫЙ ПАРАД СОЮЗНИКОВ»
  • МАРШАЛ СССР А.М. ВАСИЛЕВСКИЙ
  • ВОЗВРАЩЕНИЕ АННЫ ГЕРМАН
  • ГЕРМАНО-ЯПОНСКИЙ СОЮЗ
  • МТК «ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ!»
  • Перед судом предстали 28 человек: премьер-министры Японии разных лет – К.Койсо, Х.Тодзио, К.Хиранума, К.Хирота, вице-премьер-министр Н.Хосино; военные министры С.Араки, С.Итагаки, Д.Минами, С.Хата; военный вице-министр Х.Кимура; морские министры О.Нагано, С.Симада; морской вице-министр Т.Ока; командующий японскими войсками в Центральном Китае И.Мацуи; представители высшего генералитета А.Муто, К.Сато, К.Доихара, И.Умэдзу; министры иностранных дел И.Мацуока, М.Сигэмицу, С.Того; дипломаты Х.Осима, Т.Сиратори; министр финансов О.Кайя; организатор фашистского движения молодежи К.Хасимото; идеолог японского милитаризма С.Окава; правительственные чиновники К.Кидо, Т.Судзуки. Подсудимым обеспечивались возможности защиты: каждый из них имел 3-4 адвоката. В ходе судебного процесса были проведены 818 открытых и 131 закрытых заседаний. Суд рассмотрел 4356 документальных доказательств и 1194 показания свидетелей (419 из них были заслушаны на процессе непосредственно). Стенограмма Токийского процесса составила 48412 страниц, приговор – 1214 страниц. Виновность всех подсудимых полностью доказана. 4.11.1948 г. после совещания, длившегося более 6 месяцев, трибунал приступил к оглашению приговора. В нем осуждалась японская агрессия во всех ее проявлениях на протяжении всего рассматриваемого трибуналом периода – с 1928 г. по 1945 г. В приговоре отмечалось, что политика правящих кругов Японии была направлена на подготовку и проведение агрессивных войн. Японские милитаристы совместно с руководством Германии и Италии стремились к завоеванию мирного господства, порабощению народов Китая, СССР, США, Великобритании и других стран. Трибунал отметил виновность японского милитаризма в проведении политики массового и зверского уничтожения мирного населения и военнопленных на оккупированных территориях. Таким образом, агрессивная война, военные преступления и преступления против человечности признавались тягчайшими международными преступлениями.

    Трибунал приговорил к смертной казни через повешение Тодзио, Итагаки, Хироту, Мацуи, Доихару, Кимуру и Муто, 16 подсудимых – к пожизненному тюремному заключению, 1 – к 20, и 1 – к 7 годам лишения свободы. Мацуока и Нагано умерли во время процесса, дело о них прекращено, Окава признан невменяемым, дело о нем приостановлено. Приговор над осужденными к смертной казни приведен в исполнение во дворе тюрьмы Сугамо в Токио в ночь на 23.12.1948 года.

    Токийский процесс наряду с Нюрнбергским процессом имел существенное значение для утверждения справедливых принципов и норм международного права. Осуждение военных преступников – это суровое предостережение всем, кто становится на путь агрессии.

    Следует отметить, что в отличие от Нюрнбергского процесса Токийский процесс для Дальнего Востока проходил уже в изменившейся военно-политической обстановке, когда началась «холодная война». После фултонской речи Черчилля 5 марта 1946 г. (в присутствии президента США Трумэна) политика западных стран по отношению к японским милитаристам начала смягчаться и усилилась ее антисоветская направленность. Например, председатель трибунала Кинан рекомендовал главнокомандующему американскими оккупационными войсками генералу Макартуру освободить из тюрьмы Сугамо 23-х японских деятелей (в основном военных промышленников), причастных к совершению преступлений. Макартур и Кинан стремились всячески обелить японского императора – Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами, доказывая его непричастность к развязыванию агрессивных войн. Американские и японские адвокаты пытались доказать, что Токийский международный трибунал не правомочен судить верхушку японских милитаристов. Но трибунал все же признал, что Япония вела агрессивную войну против Китая и развязала войну на Тихом океане, совершив агрессию против США, Великобритании, Голландии, Франции и других стран. Во время процесса были приведены многочисленные факты жестокости японских войск. Например, в приговоре международного военного трибунала указывалось: «…К моменту вступления японской армии в город Нанкин утром 13 декабря 1937 года всякое сопротивление прекратилось. Японские солдаты бродили толпами по городу, совершая различного рода зверства. Многие солдаты были пьяны. Они ходили по улицам, без разбора убивая китайцев – мужчин, женщин и детей, пока площади, улицы и переулки не были завалены трупами. Насиловали даже девочек-подростков и старух. Многих женщин, изнасиловав, убивали, а их тела обезображивали. После ограбления магазинов и складов, японские солдаты часто поджигали их» («Милитаристы на скамье подсудимых». М., 1985). Таких примеров было сотни.

    В приговоре значительное место отводится японской агрессии против СССР. В нем сказано: «Трибунал считает, что агрессивная война против СССР предусматривалась и планировалась Японией в течение рассматриваемого периода (1928-1945гг.), что она была одним из основных элементов японской национальной политики, и её целью был захват территории СССР на Дальнем Востоке».

    Относительно пакта о нейтралитете, заключенного Советским Союзом и Японией 13 апреля 1941 г. в Москве, в приговоре отмечается, что Япония не была искренней при заключении этого пакта и использовала его как ширму для оказания помощи Германии и для подготовки нападения на СССР.

    Японские спецслужбы не только вели разведку на территории российской империи и СССР, они десятилетиями тратили огромные деньги для подрывных действий против нашей страны.

    Во время русско-японской войны значительная часть российской прессы подпитывалась японской агентурой, что было грубым вмешательством во внутренние дела России. Например, группа петербургских студентов после Цусимского сражения послала поздравительную телеграмму японскому Микадо. Это продолжалось и в советские годы. В 1932 году генштаб японской армии дал следующее указание военному атташе Японии в Москве Кавабэ Торасиро: «Для подрыва обороноспособности Советского Союза: оказать поддержку движению за независимость Украины и Азербайджана и поднять там восстания; заставить эмигрантские организации русских установить связь с их единомышленниками внутри Советского Союза, поднять в различных частях Союза восстания с целью свержения рабоче-крестьянского правительства; еще в мирное время оказать материальную поддержку сепаратистам и держать с ними неразрывный контакт; с началом войны с Советским Союзом снабжать сепаратистов денежными средствами и оружием, чтобы они приступили к конкретной работе» (там же).

    То, что мы сегодня называем – «неправительственные организации», они действовали и тогда. В 30-е годы японцы, захватив Маньчжурию, совершали непрерывные провокации на наших границах, были кровопролитные сражения на КВЖД, у о. Хасан и на р. Халхин-Гол. Причем все эти провокации получали поддержку США и Великобритании. Так, в Меморандуме президента США Гувера американским послам было сказано: «В пользу Японии надо сказать, что если бы японцы прямо заявили, что агрессия направлена против Советского Союза и революционных сил Китая, то мы не могли бы выдвинуть возражений (против оккупации Маньчжурии – там же, прим. ред.).

    Несмотря на заключенный в 1941 г. договор о нейтралитете, на протяжении всей Великой Отечественной войны, японцы нарушали наши наземные, воздушные и морские границы, топили наши торговые корабли, вынуждая советское командование в самые трудные дни войны против Германии держать на Дальнем Востоке до 40 дивизий, крайне нужных на советско-германском фронте.

    Продолжением Токийского процесса явился Хабаровский судебный процесс 1949 года над группой бывших военнослужащих японской армии, обвинявшихся в подготовке и применении бактериологического оружия для массового истребления войск и мирного населения СССР и других государств накануне и в годы Второй мировой войны и проходил в Хабаровске с 25 по 30 декабря. Дело рассматривалось на открытых заседаниях Военного трибунала Приморского военного округа.

    Суду было предано 12 бывших военнослужащих японских вооруженных сил:

    – главнокомандующий Квантунской армией О.Ямада;

    – начальник санитарного управления этой армии К.Рюдзи;

    – начальник ветеринарной службы армии Т.Такаацу;

    – начальник отдела бактериологического отряда №731 К.Киоси;

    – начальник отделения отряда №731 К.Томио;

    – начальник санитарной службы 5-й армии С.Сюндзи;

    – начальники филиалов отряда №731 Н.Тосихидэ и О.Масао;

    – сотрудники отряда №100 М.Кадзуо и Х.Дзенсаку и отряда №731 К.Юдзи и К.Норимицу.

    На основании документов, вещественных доказательств, свидетельских показаний, заключений экспертов и признаний подсудимых в ходе процесса было установлено, что японские власти намеревались в широких масштабах применить против своих противников, в том числе против Советского Союза бактериологическое и химическое оружие. При этом они сознательно шли на нарушение Женевского протокола от 17.6.1925 года «О запрещении применения на войне удушливых, ядовитых и других подобных газов и бактериологических средств». С этой целью еще в 1931 г., после захвата Маньчжурии, в составе Квантунской группировки армий был создан так называемых «отряд Того» под руководством одного из идеологов бактериологической войны И.Сиро, а в 1937 г. развернуты два крупных учреждения – отряды №731 и №100, в которых выращивались бактерии чумы, сибирской язвы, сапа, брюшного тифа, других инфекционных заболеваний. В отрядах велась подготовка специальных диверсионных групп для заражения населения, посевов, скота и водоемов. В них систематически проводились эксперименты над людьми, в результате которых с конца 1937 г. и до лета 1945 г. погибло свыше 4000 человек. Бактериологическое оружие применялось против советских и монгольских войск в период боев на р. Халхин-Гол (1939 г.) и в войне против Китая (1940-1942). В 1040-1941 гг. к границе СССР направлялись группы, которые заражали водоемы в пограничных местностях. В отношении всех подсудимых обвинение было признано полностью доказанным, и они были приговорены к лишению свободы на различных сроки – от 2 до 25 лет.

    Японцы широко применяли болезнетворные вещества (в частности, бактерии чумы, оспы) на территории Китая, Монголии и в других местах.

    В строго засекреченных формированиях – отрядах №731, 100, «Эй-1644» и других, находящихся под особым наблюдением военного министерства Японии, шла усиленная подготовка средств истребления миллионов людей. С циничным хладнокровием рассказывали подсудимые на процессе, как они в созданных фабриках смерти выращивали бактерии чумы, холеры, тифа, сибирской язвы и других опасных инфекционных заболеваний, разрабатывали особые виды вооружения, готовили кадры для ведения бактериологической войны. В застенках бактериологических отрядов японской армии совершались страшные пытки людей, производились варварские опыты, которые могут сравниться только с тем, что творили эсэсовские палачи в белых халатах врачей в Дахау, Освенциме, Заксенхаузене, Равенсбрюке.

    Японские милитаристы не только готовили истребление, но и уничтожили тысячи людей, испытывая на них действие бактериологического оружия. Помимо бомб, начали изготовлять специальные конфеты, начиненные бациллами, тросточки и автоматические ручки для распыления бацилл.

    Бывший сотрудник отряда №100 – подсудимый Хирадзакура подробно рассказал на суде, как по заданиям генерала Вакамацу направлялись специальные разведывательно-диверсионные группы в районы Трехречья и Хайлара для производства бактериологических диверсий против СССР и Монгольской Народной Республики.

    Своим подчиненным Вакамацу постоянно твердил: на случай войны Японии с Советским Союзом 100-й отряд должен стать фабрикой по выпуску в массовом количестве различных бактерий и сильнодействующих ядов для ведения диверсионно-бактериологической войны против Советского Союза.

    Командование Квантунской группировки армий разработало планы бомбежек бактериологическими бомбами наших городов – Владивостока, Ворошилова, Хабаровска, Читы, Благовещенска. Уже разведывались районы предстоящей бактериологической войны, создавались группы диверсантов.

    Многие годы японские захватчики планомерно подкрадывались к границам нашей страны, создавая плацдармы для готовящегося нападения. Даже в случае высадки американских войск на Японских островах руководство страны планировало перебраться в Маньчжурию и, опираясь на Квантунскую армию и широко применяя бактериологическое оружие, продолжать сопротивление и добиваться заключения достойного мира. Комитет начальников штабов США признавал, что в этом случае пришлось бы еще воевать не менее 1-1,5 лет и потери союзников по их расчетам могли составить более 1 млн. человек.

    Только вступление в войну Советского Союза против Японии и быстрый разгром Квантун сорвало эти планы японских милитаристов и позволило предотвратить массовое применение бактериологического оружия против войск и главным образом населения.

    С началом войны и стремительного продвижения наших войск японские преступники взорвали заводы бактериологического оружия в районе Харбина, в других местах и начали заметать следы существования бактериологического оружия. Но это в полной мере им не удалось, нашими войсками было захвачено и в последующем представлено большое количество документов и фактов преступной деятельности командования Квантунской группировки армий Японии, в частности, генерала Ямадо и руководителей японской военно-медицинской и ветеринарной службы.

    Одним из уроков Дальневосточной военной кампании и блестяще проведенной Маньчжурской стратегической наступательной операции под руководством маршала А.М.Василевского является: военные преступления надо пресекать не только юридическими и судебными процессами, их нужно предотвращать умелыми военными действиями. Выбивая из рук преступников оружие их злодеяний и лишая их возможности совершения преступлений надо переносить военные действия как можно скорее на территорию противника. Так, что наши лозунги воевать на чужой территории были не такими уж глупыми. Жаль, что их в 1941 г. не удалось осуществить.

    Токийский и Хабаровский процессы, как и предшествовавший им Нюрнбергский, явились выражением существующих принципов и норм международного права. Огромное историческое значение имел сам факт судебного преследования военных преступников и их наказание по приговору Международного военного трибунала.

    Материалы Токийского и Хабаровского судебных процессов не утратили и поныне своего актуального значения потому, что в стране, где судили японских военных преступников, вновь возрождаются и развиваются те же самые опасные для дела мира тенденции, которые привели её лидеров на скамью подсудимых.

    В первые послевоенные годы американские оккупационные власти и японское правительство, вынужденные считаться с мировым общественным мнением и обстановкой в стране, характеризовавшейся активизацией прогрессивных сил, провели ряд политических реформ. Была принята новая конституция, запрещающая Японии иметь вооруженные силы и провозгласившая отказ от войны как суверенного права нации.

    Однако уже в 1948-1949 гг. в обстановке «холодной войны», начатой США против СССР и национально-освободительных движений и подготовки войны в Корее, Япония стала постепенно превращаться в верного союзника и проводника американской политики на Дальнем Востоке, своего рода в «непотопляемый авианосец» Америки. Началась подготовка к превращению Японии в державу с большим военным потенциалом и это являлось одним из центральных направлений деятельности ее правительства.

    Фальсификаторы стремятся извратить подлинную историю Второй мировой войны, всячески преуменьшить роль Советского Союза в победе над фашистской Германией и милитаристской Японией, пытаются реабилитировать в глазах новых поколений, не знающих ужасов мировой войны, политику фашизма и его злодеяния.

    Японские войска уже направляются в Ирак и Афганистан. Дело дошло до того, что к нам уже предъявляются территориальные претензии, в Японии ежегодно отмечается так называемый «День северных территорий». Японское правительство ввело в практику посмертного награждения тысяч солдат и офицеров бывшей императорской армии, им присваиваются также придворные звания. И это не только на Востоке. В Прибалтике, в Украине чествуют и награждают государственными орденами бывших эсесовцев и бандеровцев. Причем это не вызывает осуждения со стороны демократов Евросоюза. И мы сегодня должны прямо сказать, что все это является грубейшим нарушением духа Нюрнбергского, Токийского и Хабаровского судебных процессов.

    В свете всего этого особенно прискорбно, что у нас стесняются своей победы и перестали отмечать День Победы (3 сентября) над милитаристской Японией. Даже в Московской мэрии в этом году почему-то отмечали не День Победы, а день окончания Второй мировой войны. Почему эта война вдруг кончилась? Может быть, был разгромлен противник, была одержана победа. (Странно, почему-то данное критическое и вполне справедливое замечание известного ветерана в России и за рубежом вызвало бурю возмущений у представителей Правительства Москвы, присутствовавших на форуме?! С чего бы это?.. – ред.).

    Такая наша податливость и беспринципность только поощряет новых неонацистов и агрессоров, подтверждением чего является агрессия Саакашвили против народа Южной Осетии и российских миротворцев. По всем международным нормам его надо судить, как судили германских и японских преступников. А его еще защищают на Западе. Это является серьезным предупреждением для всех нас и для всего международного сообщества.

    Между тем, военное искусство должно развиваться в рамках международного права и в современных условиях. Теперь после окончания боев в Южной Осетии не только на Западе и в нашей ультра либеральной печати немало публикаций о том, что мы воевали по-старому, не по современному, недостаточно «демократично».

    В этих кругах эталоном современных демократических способов ведения войны считается агрессия, развязанная США и другими натовскими странами против Югославии в 1999 г., когда агрессоры ударами с воздуха разрушили жизненные центры страны, коммуникации, устрашили население и вынудили югославское правительство к капитуляции, а сухопутные войска вообще не вступали в сражение. Некоторые наши горе-теоретики назвали это варварство «войнами шестого поколения». Согласно такой теории в Южной Осетии в августе с.г. российские войска должны были разбомбить Тбилиси, Кутаиси, Поти, Батуми, другие города и инфраструктуру страны, а сухопутные войска вообще не задействовать. Вдумайтесь к чему все это ведет: в Первую мировую войну – потери гражданского населения составили 5%, во Вторую мировую войну в результате зверства германских фашистов и японских милитаристов 55%, а во Вьетнаме потери мирного населения из общего числа потерь составили 95%.

    В последние годы фальсификаторы много пишут и о том, что наши военные потери были в несколько раз больше, чем потери немецко-фашистской армии. Здесь многое просто надумывается. Но и в действительности наши военные потери больше, чем германские. Но за счет чего? В германском плену было около 4,5 млн. наших военнослужащих, вернули нам около 2 млн. военнопленных. Остальные 2-2,5 млн. погибли в результате зверского обращения с ними в лагерях военнопленных. Разве бы составляло много труда для того, чтобы уравняться с безвозвратными потерями после того, как вся фашистская армия капитулировала перед нами в 1945 году. Но наша армия не поступала и не могла поступить так, как это делали германские фашисты и японские милитаристы, за что их и судили на процессах, которые мы сегодня рассматриваем.

    Так, что после всего этого мы будем продолжать прославлять изуверские способы ведения войны или может быть пора уже в первую очередь ведущим юристам и военным ученым сказать свое веское слово по поводу таких варварских способов ведения войны. Мы обязаны изучить уроки, вытекающие из Нюрнбергского, Токийского и Хабаровского процессов, не только в историческом плане, но и настойчиво работать над тем, как их реализовать в современных условиях? Хотя бы во имя памяти о тех миллионов людей, которые не вернулись с войны, чтобы живые ветераны войны были убеждены в том, что мы не напрасно воевали, а дело нашей Великой Победы будет жить и жить.


     

    ® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
    Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
    Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
    Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
    .


    © 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
    Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.