Карусель


Страница тега "Академик Дмитрий Лихачёв"

Описание страницы тега

СЕНАТСКИЕ БЕСЕДЫ | ЧТО ТАКОЕ ПАТРИОТИЗМ?

Академик Академии наук СССР Дмитрий Сергеевич Лихачёв... Для средневекового человека — это, прежде всего, восторг перед собственной военной силой, силой своего народа. Побеждать врага, овладевать большими территориями... И это действительно свидетельствовало в своё время, пусть в малой мере, о нравственном достоинстве народа, потому что в этом выражалась его воля, бесстрашие, быстрота сообразительности, решимость рисковать своей жизнью, жертвовать жизнью.
Сейчас чувство патриотизма должно основываться совсем на другом. Оно должно основываться на иных представлениях о нравственном достоинстве нации. Военная победа сейчас покоится на хорошо работающих заводах и на решимости полководцев жертвовать чужими жизнями — не своей.
Нравственное достоинство нации состоит, прежде всего, в умении общаться с другими нациями и народам. Вот как человек: если он хорошо, по-доброму общается с другими людьми, умеет социально жить, — он приобретает нравственный авторитет. Если человек склонен к милосердию, уважает других людей, помогает слабым, — он тем самым ведёт себя с достоинством, заслуживает уважения.
Так и с большой нацией, которой поручено нашей Конституцией поддерживать малые нации. Поведение большой нации в отношении малых, живущих на её территории, входящих в её состав, должно быть таким же, как у сильного человека по отношению к слабому: предупредительным, уважительным, «социальным» в широком смысле.
Если страна ведёт себя с соседями по-добрососедски, а с малыми народами, входящими в её состав, по-доброму, то это позволяет относиться к ней как цивилизованной державе. Нравственный авторитет нации, страны определяется и многими другими особенностями их бытия. Скажем, отношением к наукам, особенно к фундаментальным наукам. Фундаментальные науки играют в нравственном авторитете нации несравненно большую роль, чем нефундаментальные и технические. Это можно было бы легко установить опросным путём, выясняя отношение к открытиям в тех или иных областях. Огромное значение имеют для авторитета нации и страны гуманитарные науки.

ПИСЬМА О ДОБРОМ И ПРЕКРАСНОМ

От издателя. Перед вами книга «Письма о добром и прекрасном» одного из выдающихся учёных современности, председателя Советского Фонда культуры, академика Дмитрия Сергеевича Лихачёва. Эти «письма» адресованы не кому-либо конкретно, а всем читателям. Прежде всего — молодым, кому ещё предстоит учиться жизни, идти её сложными путями.
То, что автор писем Дмитрий Сергеевич Лихачёв — человек, чьё имя известно на всех континентах, выдающийся знаток отечественной и мировой культуры, избранный почётным членом многих зарубежных академий, носящий и другие почётные звания крупнейших научных учреждений, делает эту книгу особенно ценной.
Ведь давать советы может только авторитетный человек. Иначе к таким советам не прислушаются. А советы, которые можно получить, прочитав эту книгу, касаются практически всех сторон жизни.
Это сборник мудрости, это речь доброжелательного Учителя, педагогический такт которого и умение говорить с учениками — один из главных его талантов. Впервые книга была издана в нашем издательстве в 1985 году и уже стала библиографической редкостью — об этом свидетельствуют многочисленные письма, которые мы получаем от читателей.
Эту книгу переводят в разных странах, переводят на многие языки. Вот что пишет сам Д.С. Лихачёв в предисловии к японскому изданию, в котором он объясняет, почему эта книга написана:
«По моему глубокому убеждению добро и красота едины для всех народов. Едины — в двух смыслах: правда и красота — вечные спутники, они едины между собой и одинаковы для всех народов.
Ложь — зло для всех. Искренность и правдивость, честность и бескорыстие всегда добро. В своей книге «Письма о добром и прекрасном», предназначенной для детей, я пытаюсь самыми простыми доводами объяснить, что следование путём добра — путь самый приемлемый и единственный для человека. Он испытан, он верен, он полезен — и человеку в одиночку и всему обществу в целом.
В своих письмах я не пытаюсь объяснить, что такое добро и почему добрый человек внутренне красив, живёт в согласии с самим собой, с обществом и с природой. Объяснений, определений и подходов может быть много. Я стремлюсь к другому — к конкретным примерам, исходя из свойств общей человеческой натуры.
Я не подчиняю понятия добра и сопутствующего ему понятия красоты человека какому бы то ни было мировоззрению. Мои примеры не идеологичны, ибо я хочу растолковать их детям ещё до того, когда они станут подчинять себя каким-либо определенным мировоззренческим принципам.
Дети очень любят традиции, гордятся своим домом, своей семьёй, как и своим селением. Но они же охотно понимают не только свои собственные, но и чужие традиции, чужое мировоззрение, улавливают общее, что есть у всех людей.
Я буду счастлив, если читатель, к какому бы возрасту он ни принадлежал (случается ведь, что и взрослые читают детские книги), найдёт в моих письмах хотя бы часть того, с чем он сможет согласиться.
Согласие между людьми, разными народами — это самое драгоценное и сейчас самое необходимое для человечества».

ДМИТРИЙ ЛИХАЧЁВ. ДОБРЫЙ РЫЦАРЬ БЕЗ СТРАХА

Валерий Попов, писатель, публицист (Санкт-Петербург).Идеалы его, что удивительно, не из светлого будущего, которого все мы так долго ждём, а из светлого прошлого, из дореволюционной России. И единственным живым оттуда был он. В нём сохранилось всё самое достойное из того времени, когда купеческое слово не нарушалось (предки его были купцы), а уж дворянская честь ценилась выше жизни (отцу Лихачёва, талантливому инженеру, было пожаловано дворянство, и именно в дворянских традициях воспитывались дети). Один из главных принципов, внушаемых с детства, — «всегда держать спину прямой», в буквальном и переносном смысле слова, и именно таким Лихачёв и был.
Помню, как я впервые столкнулся с Лихачёвым, причём столкнулся буквально.
Мы с моим лучшим другом Гагой Смирновым, аспирантом Института русской литературы, отдыхали, условно говоря, в Доме творчества писателей в Комарово. Мы вышли из магазина с «маленькой» и помчались обратно, перебрасываясь бутылкой. Мы бросали хрупкий сосуд друг другу всё более изощрённо, так, что его всё трудней, почти невозможно было поймать. И, наконец, Гага изощрился — кинутая им бутылочка, звякнув, разбилась о пень. «Я виноват! — Гага рухнул на колени. — И пройду весь обратный путь так!» Когда мы подошли к калитке, она вдруг сама открылась. За ней, держась за ручку, стоял высокий, красивый старик. Гага, на коленях, глядел на него снизу вверх.
— Здрасьте, Дмитрий Сергеевич! — поклонился он. — Проходите!
— Да нет же! Вы проходите, Игорь Павлович! Вы, кажется, спешите? — проговорил с улыбкой мужчина и сделал шаг назад. И Гага так, на коленях, и прошёл. Затем я. И лишь потом этот человек, который неожиданно отнёсся к нам так тепло. Гага стоял, несколько сконфуженно стряхивая сосновые иголки с коленей.
— Это мой научный руководитель, академик Лихачёв, — пояснил он.
— Надо же, какие бывают руководители! — удивился я. — Приятный человек, вовсе не памятник!

    
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(1 голос, в среднем: 5 из 5)
Free website hits
Журнал Анна Герман