НА САХАЛИНЕ. ОНИ РАБОТАЮТ… НА ЯПОНИЮ

Вступление

главный редактор журнала «Сенатор».

Невельский пролив, остров СахалинНедалеко от Холмска, на побережье Невельского пролива, между двумя живописными холмами расположен посёлок Калинино. Здесь природа создала райский уголок, и не только для жизни людей. «В разгар путины сюда возвращается на нерест большое количество рыбы, которая раньше погибала, — говорят местные. — Но теперь мы заботимся о ней, ухаживаем, помогаем обрести потомство».

Текст статьи

Холмский район на СахалинеПосёлок имеет стратегическое значение для рыбаков Сахалина: здесь ежегодно на нагул в океан выпускают более 41 миллиона подращённой жизнестойкой молоди лососёвых — кеты, которая через 3-5 лет вновь возвращается к родным берегам, что даёт возможность сахалинским рыбакам увеличить улов именно этой особи.
Все жители посёлка — рыбоводы. в цехах-питомниках, применяя методы современной биотехнологии, они ежегодно увеличивают количество такой ценной в пищевом и экономическом отношении лососёвой рыбы. интересно, что мальки сахалинской кеты, как младенец в утробе матери, девять месяцев ждут своего рождения, проведя все это время в инкубаторе цехов-питомников.
Наш собеседник — Валерий Олегович Брагин, директор Калининского рыбоводного завода, рассказывает нам о буднях рыбоводов и трудностях своего дела.

Валерий БрагинСЕНАТОР: Валерий Олегович, какова история вашего предприятия?
ВАЛЕРИЙ БРАГИН:
Ещё при японцах здесь пытались организовать форелевое хозяйство. Местность тогда называлась Тарандомари. После 1946 года в Тарандомари открыли опытную станцию по разведению лососёвых. А в 1951 году был основан Калининский рыбоводный завод по воспроизводству кеты. С этого времени, собственно, и начинается история нашего завода.
Не секрет, что стада лососёвых хищнически отлавливаются. Мы, рыбоводы, пытаемся хоть как-то пополнять их. Наш завод специализируется на выпуске мальков кеты — ежегодно мы выпускаем в открытый водоём 41 миллион жизнеспособных особей этого вида.
На Сахалине всего восемь таких заводов, из них самые крупные — наш и Буюкловский. Коллектив у нас небольшой, 35 человек, но на редкость слаженный. Люди, в основном, работают на заводе давно. Все тонкости профессии рыбовода освоены ими в совершенстве.
Наше предприятие — государственное, находится на хозрасчёте. Что имеем от рыбы, тем и живём. Выпущенные нами мальки обязательно возвращаются к нам на нерест, и главная наша задача — увеличить коэффициент возврата рыбы. Но пока он очень низкий, всего 1 процент против 7 — в Японии.

СЕНАТОР: Почему такая разница? Вроде вода в морях одинаковая...
ВАЛЕРИЙ БРАГИН:
Причин несколько. Одна из них — разные природные условия. У нас климат более суровый, а это не позволяет получать полноценных мальков. Инкубация икры начинается с момента ее закладки, а через 9 месяцев, весной, мы выпускаем мальков. В Японии производственный цикл сокращён до 6 месяцев, благодаря тому, что у них вода тёплая. Надо совершенствовать биотехнологии, правильно, в соответствии с современными требованиями, выращивать молодь кеты, не допускать гибели мальков. Это очень хлопотное дело, требующее серьёзного подхода, в нем много тонкостей. Наши специалисты ночами не спят: то температура воды изменяется, то ее уровень. Все биотехнические процессы контролируем. Наша задача — выпустить полноценного жизнестойкого малька с весом не менее 800 мг — 1 грамма.
Посёлок Калинино Посёлок КалининоДругая немаловажная причина малого возврата кроется в том, что нашу кету вылавливают японцы. Ведь кета мигрирует. Нагуливая вес, она с хоккайдским стадом проходит от Аляски к берегам Японии, попадая в больших количествах в сети японских рыбаков.
Влияют на возврат рыбы и землетрясения, штормы, тайфуны, из-за которых происходит массовая гибель особей. Если лососёвым все же удаётся возвратиться к родным берегам, то здесь их несанкционированно ловят в сети уже наши рыбаки из частных предприятий, причём сети ставят протяжённостью от 15 до 30 километров. Вот и получается, что до нас добирается немного рыбы.

СЕНАТОР: Не переоцениваете ли вы роль вашего завода? Ведь раньше природа справлялась сама?
ВАЛЕРИЙ БРАГИН:
Если бы не было таких предприятий как наше, не было бы на Сахалине вообще кеты. Все же 15 тонн икры каждый год мы закладываем на инкубацию. Ведь естественного нереста в нашей реке нет. Если мы сейчас вдруг прекратим работу, в течение 4-5 лет рыба ещё будет, но ее количество с каждым годом станет уменьшаться и сойдёт на нет.

СЕНАТОР: Как вы думаете, японская сторона это понимает?
ВАЛЕРИЙ БРАГИН:
Я полагаю, что японская сторона весьма заинтересована в развитии всех рыбоводных заводов Сахалина. Она очень охотно поставляет нам своё оборудование — у нас все оборудование японского изготовления. Японцы достигли высоких технологий в рыборазведении и делятся ими с нашими рыбоводами. Японцы за то, чтобы наши рыбоводные хозяйства развивались. Им это выгодно...

СЕНАТОР: Ещё как, ведь, получается, что рыбоводный завод посёлка Калинино работает на ближайшего восточного соседа — на Японию?
ВАЛЕРИЙ БРАГИН:
Не мы одни работаем. Все рыбоводные заводы Сахалина работают на общий возврат.

Рыбоводный завод Рыбоводный заводСЕНАТОР: Не следует ли нашему правительству попробовать решить этот вопрос? Может быть, японцы должны возмещать ущерб?
ВАЛЕРИЙ БРАГИН:
В застойный период существовал запрет на лов проходящей кеты. Но в 1992 году в Японии издан закон, разрешающий ловить мигрирующую кету в прибрежной и нейтральной полосе. Видимо, почувствовали, что у нас в верхах началась неразбериха. Наши контролирующие суда часто простаивали без топлива, и японцы безнаказанно стали ловить рыбу, добывать морепродукты в российских водах.

СЕНАТОР: В чем вам видится решение проблемы?
ВАЛЕРИЙ БРАГИН:
Надо, чтобы наше российское правительство повернулось лицом к единственной островной области. Если же Курильские острова отдадут Японии, тогда уже точно можно будет сказать, что мы работаем на японцев, — они ни одно рыбное стадо и близко не подпустят к нашим берегам. Идёт разграбление государственных ресурсов, и правительство должно сделать серьёзные выводы. Нужно издать соответствующий закон.

СЕНАТОР: Ну ладно японцы, но неужели со своими отечественными браконьерами нельзя справиться?
ВАЛЕРИЙ БРАГИН:
Прежде чем браться за решение этой проблемы, нужны суда рыбинспекции, — чьи функции в настоящее время переданы пограничным войскам, — обеспечить их всем необходимым, и в первую очередь — топливом. Да и количество судов и самих инспекторов должно быть увеличено. Тогда нашим браконьерам будет кого бояться — ведь лов сетями у нас запрещен. Кстати, Москва разрешила японцам так называемый лицензионный лов в наших водах, и они вылавливают там почти все породы рыб. Почему одним можно ловить, а другим нельзя? Надо издать запрет для всех и контролировать соблюдение законов.
Пока же мы наблюдаем одно: как только появляется намерение принять закон, создающий заслон браконьерам, сразу же начинается его торможение, и он не проходит. Идет разбазаривание государственных ресурсов. Все губит коррупция.

Рыбоводный завод Рыбоводный заводСЕНАТОР: Может ли чем-то помочь местная власть?
ВАЛЕРИЙ БРАГИН:
Местная власть может принимать решения только на уровне нашего района. В прошлом году областной рыбохозяйственный совет распределил рыбакам лимиты на лов кеты, а для рыбоводных заводов был выделен лишь лимит на изъятие лососевой только для рыбоведения и ни одной тонны не дано для решения финансовой проблемы. А многие заводы давно находятся на грани нищеты. Средний заработок рыбовода там не превышает 700 рублей, что в четыре раза меньше стоимости потребительской корзины на Сахалинской области. На такую мизерную зарплату сейчас не проживешь. В то же время эти специалисты дают возможность рыбакам-предпринимателям зарабатывать миллионы, не вкладывая в промысловый возврат никаких усилий. В общем, рыбохозяйственный совет принял отнюдь не хозяйское решение, отдав большую часть лимитов рыбакам. Такой подход к разделению лимитов на кету был и в Приморском крае. В результате рыбоводные заводы Приморья остались вообще без рыбы. Сейчас они вынуждены брать оплодотворенную икру для воспроизводства у нас. Здесь я могу сказать, что мэр правильно разобрался в ситуации и своим решением запретил ловить кету рыбакам-предпринимателям.

СЕНАТОР: Вы на заводе десять лет. Какие изменения произошли за этот период?
ВАЛЕРИЙ БРАГИН:
Кое-что удалось сделать. Прежде всего, мы перешли на хозрасчет, стали работать в условиях хозяйственной самостоятельности, которая позволяет нам самим заключать договора и реализовать рыбопродукцию. На заработанные деньги мы заменили линию электропередачи, построили в поселке мосты через реку, рыбозаградительное сооружение, произвели механизацию практически всех наиболее трудоемких процессов в рыбоводстве. В частности, сделали подъемник для рыбы, что в значительной степени позволило увеличить пропускную способность забойки по вылову рыбы. Сейчас мы можем спокойно, в период массового хода рыбы выловить за один день более 1000 тонн кеты, что раньше для нас было фантазией. Многое сделано и делается для ремонта жилья, улучшения жилищных условий работников. Уже построили два жилых дома, в этих целях построена новая столярная мастерская, и по необходимости сами решаем вопросы строительства отдельных систем водоснабжения цехов-питомников. А для души и красоты в поселке разбили сквер, детские игровые площадки с каруселями и спортсооружениями, теннисный корт, волейбольную и городошную площадки.

Холмский район на СахалинеСЕНАТОР: Какую роль играет завод в экономике области?
ВАЛЕРИЙ БРАГИН:
Сейчас у нас два предприятия: одно из них отвечает за воспроизводство кеты, на другом — занимаются выловом рыбы, ее переработкой и реализацией продукции. Все члены коллектива являются учредителями этого второго предприятия. Мы не только пополняем бюджет, но и наполняем внутренний рынок рыбными изделиями. У нас берет рыбу крупное рыбоперерабатывающее предприятие области «Персей», рыбоконсервный завод № 28. На прилавки магазинов мы поставляем свежемороженую рыбу.

СЕНАТОР: Сколько вы ежегодно производите продукции?
ВАЛЕРИЙ БРАГИН:
Так сложилось, что в минувшие годы в нашу реку по вышеуказанным причинам возвращалось мало кеты. Ежегодно удавалось реализовать 300-600 тонн рыбы. Кроме того, поставляли икру в Тюменскую область, на Ставрополье, в Екатеринбург и Москву.

СЕНАТОР: Вы не подумывали о сотрудничестве с вузами, готовящими ихтиологов?
ВАЛЕРИЙ БРАГИН:
У нас создается научная программа по изучению популяции лососевых, согласно которой мы ежегодно принимаем специалистов ТИНРО из владивостокского и московского институтов.

СЕНАТОР: И каковы все же перспективы завода?
ВАЛЕРИЙ БРАГИН:
Раз власти ничего не делают, то вся надежда на Бога да на случай. В прошлом году рыбы, к счастью, пришло немного больше, чем в другие года. У берегов Японии стояла очень жаркая погода, и кета отошла в глубь моря. Японцам на этот раз не удалось полностью удовлетворить свои аппетиты, поэтому мы смогли получить возврат рыбы в объеме 1200 тонн. Для нашего коллектива это хороший показатель, прибыль получим неплохую. Сможем вложить какие-то деньги в развитие производства.
Вообще люди живут не только за счет основной работы. Выпадают такие годы, когда рыбы приходит очень мало, поэтому держим в подсобном хозяйстве три коровы. В городе за литр молока покупатель отдает 7 рублей, а мы своим работникам продаем молоко по 2 рубля. Поддерживаем людей, как можем. Выдаем рыбу, икру на засолку, снабжаем консервами. Зимой раздаем мороженую рыбу. Ну и другие социальные проблемы решаем. Мы тут в поселке живем, как одна семья.

 

 

НАША СПРАВКА И НЕКОТОРЫЕ СОВЕТЫ

Свежая рыба кетаКета созревает для нереста и заходит в реки в возрасте 3-6 лет (в основном в 4 года) при длине тела до 90 см и массе 2-11 кг. Плодовитость кеты составляет в среднем 3000 икринок. Икра диаметром около 7 мм. Нерестовый ход начинается в августе, а массовый заход и нерест — во второй половине сентября — октябре.
Вся жизнь кеты делится на две фазы. Первая длится до наступления половозрелости. В это время рыба обитает в море, далеко от береговых границ. После того, как взрослые лососи становятся готовы к размножению, внешний вид и образ жизни их кардинально меняется.
Рыба становится агрессивной, собирается в огромные стаи и массово мигрирует к устьям рек, в которых будет происходить нерест. Кета, в отличии от большинства других видов семейства, погибает после откладки икры.
Красная рыба — очень полезный, но и довольно дорогой продукт. На мировые рынки она попадает в большей степени с Дальнего Востока. В России ежегодно вылавливают от 20 до 30 тысяч тонн красной рыбы. Но только молодые тушки пригодны в качестве вкусной и полезной пищи. Меж тем, неопытные покупатели порой могут попасть на удочку недобросовестных продавцов, которые под видом кеты предлагают более дешевые виды филе (например, горбуши). Чтоб не стать жертвой аферистов, достаточно запомнить несколько ценных советов:
— По сравнению с горбушей кета значительно крупнее (средний вес горбуши 2-3 кг);
— Мясо молодой кеты ярко-розового цвета;
— Свежий запах говорит о том, что рыба была выловлена недавно;
— Глаза должны быть блестящими, без помутнений;
— На отборной тушке не должно быть кровоподтеков, пятен;
— Поверхность свежей тушки не должна быть скользкой;
— После нажатия пальцем на тушку, мясо должно восстановиться. Если этого не происходит — продукт несвежий;
— В охлажденном виде кета может храниться не дольше 8 часов.
В морской воде рыба имеет блестящую серебристую окраску, тело ее массивное, удлиненное. В этот период мясо у нее ярко-красное, плотное. Ко времени хода в реки, с рыбой происходит физиологическая трансформация — появляется специфичный «брачный наряд».
Икра кеты — вкуснейший деликатес, к тому же полезный для здоровья. Самки роют в песчаном дне небольшие углубления, куда откладывает икру. Сверху эти углубления засыпаются песочным грунтом. Процесс нереста продолжается 3-5 дней. В одной кладке находится около 4 тысяч икринок. На протяжении 8-10 дней самка охраняет кладку. По прошествии этого времени, она истощается и умирает. Попав на нерест, в среднем кета живет 2 недели.
Половая зрелость лосося наступает в 3-7 лет. Первыми готовы к размножению представители более мелкой, летней, расы. Большинство нерестящихся самок — трехлетнего возраста и старше (около 80%). Остальные 15-17% припадают на 4- и 5-леток. Нерестящиеся особи возраста 6 или 7 лет встречаются редко. У осенней кеты большую часть нерестящегося стада составляют четырехлетки.
Летняя форма лосося мечет икру в июне — августе на пике прогрева воды до +12-14С. Осеняя — в сентябре-ноябре при сниженной температуре окружающей среды (+3-8С). Для нерестилищ выбираются мелкие участки глубиной 0,2-1,5 метра с умеренным течением (0,1-1,0 м/с) и сыпучим грунтом (галька, камешки, гравий).
Найдя подходящее место, самка принимается обустраивать гнездо. Сначала она мощными ударами хвоста расчищает участок дна размером 1,5-3,0х1,0-2,5 м. Затем выбивает длинную канаву глубиной 15-50 см, в которую откладывает около тысячи крупных икринок диаметром 4-6 мм и весом 180-300 мг. После оплодотворения кладки самцами мать тщательно зарывает ее в грунт, формируя высокий бугор. Всего за 3-7 дней одна самка способна обустроить 2-3 гнезда на различных нерестилищах, чем значительно повышает шанс на успешное продолжение рода.
После икрометания весь лосось гибнет за 1-3 недели. Этого срока достаточно, чтобы кета успела покинуть нерестилища, рассредоточиться вниз по течению и не провоцировать экологическую катастрофу в пределах небольших участков реки.
Инкубационный период кладки длится 120-150 дней. Вышедшие из икры эмбрионы имеют вместительный желточный мешок, который помогает им активно развиваться, не покидая защиту нерестового бугра. Первый выход окрепших личинок кеты припадает на апрель и продолжается до июля. Поплывший малек (пестряк) сбивается в стайки и прячется в прибрежной растительности, в ямах, среди камней. Спастись от хищников помогает тигровый маскировочный окрас из 10-14 поперечных полосок.
Польза кеты заключается в наличии многочисленных веществ, которые необходимы для организма. Есть в рыбе омега-3 и омега-6, а также лецитин, поэтому ее можно считать прекрасным противоатеросклеротическим средством. При регулярном употреблении красной рыбы можно в значительной мере уменьшить риск возникновения инфаркта миокарда и инсульта. В большом количестве в кете содержится калий и магний — минералы, которые важны для нормальной работы сердечной мышцы. Есть в рыбе кальций и фосфор, которые восстанавливают и укрепляют костную ткань. Свежая рыба кета Свежая рыба кета В состав кеты входит тиамин, который положительно сказывается на работе головного мозга, что в свою очередь улучшает внимательность и память. Кроме этого, это вещество необходимо для нормального развития организма и для работы пищеварительной системы, а также он снижает негативное действие алкоголя и табака. Стоит также сказать о том, что в состав кеты входит витамин А , который важен для остроты зрения, а также он участвует в выработке коллагена. Есть в ней и витамин Е, который действует, как антитоксическое средство и положительно сказывается на состоянии кожи. Благодаря наличию аскорбиновой кислоты происходит укрепление иммунитета. В состав кеты входит железо, которое улучшает состав крови и процесс кроветворения. Помогает рыба уменьшить уровень холестерина в крови.
Кета представляет собой проходную красную рыбу, разновидность тихоокеанского лосося. Уже через 4 года она достигает половой зрелости и начинает нерестовать. Кета — это популярная рыба, которая важна для рыболовного промысла и уступает она только горбуше. В длину особи могут достигать до 1 м, а вес доходит до 14 кг. Кета не только является поставщиком нежного диетического мяса, а и красной икры.

466 просмотров

      
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(1 голос, в среднем: 5 из 5)

Материалы на тему

Журнал Анна Герман