ТРУДНЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ

Вступление

президент Республики Татарстан.

Специально для нового журнала «Сенатор» с пожеланиями успехов!

Казанский кремльТрудный суверенитет... Проблема отношений Центра и регионов в Российской Федерации более, чем актуальна. До окончательных решении ещё очень далеко. Идёт трудный поиск. Опыт Татарстана в этой сфере, история становления его государственного суверенитета, тоже ещё осложнённого неразрешёнными до сих пор противоречиями, могут послужить предметом для серьёзных размышлений. Свои соображения на этот счёт предлагает Президент Республики Минтимер Шаймиев.

Текст статьи

Трудный суверенитет... Минтимер Шаймиев, президент ТатарстанаТрудный суверенитет... Когда говорят о распаде СССР, называют многие его причины: этнические факторы, отсутствие у республик необходимых прав, тоталитарный режим и другие. Я думаю, что все это, видимо, имело место. Но, по моему убеждению, как непосредственного участника всех политических процессов этого времени, как свидетеля распада крупнейшей державы и становления Российской Федерации, главной причиной следует назвать неустроенность самого Союза республик и несовершенство государственности в форме СССР. Не стоит ли извлечь из этого уроки для решения сегодняшних проблем?

Трудный суверенитет... Минтимер Шарипович ШаймиевС началом перестройки в 1985 году все народы страны заговорили о своих правах. Ещё бы, в условиях крупной империи и такого, мягко говоря, дисциплинированного государства, где все было централизовано, ни одна союзная, ни одна автономная республика, не говоря уже о краях и областях, не имели никаких реальных прав. Все вершилось строго по указанию Центра и через строгое централизованное планирование всего и вся вплоть до производства иголок и ниток. Между тем вся общественная атмосфера в мире была пронизана идеями прав народов, их самоопределения. Эти идеи жили и в сознании наших людей, только подавлялись или извращались официальной пропагандой и всей политикой государства. Поэтому, когда повсеместно начался процесс принятия союзными, а затем автономными республиками Деклараций о государственном суверенитете, это был процесс закономерный. Он просто ждал своего исторического момента, того часа, когда станет возможным свободное волеизъявление пародов, когда возникнут демократические условия для этого.
РСФСР до того момента тоже была без прав как одна из союзных республик в составе СССР. Она заявила о своём суверенитете в условиях обновляемого Союза, так же поступили и все остальные союзные республики. После них заявили о своих правах и автономные республики. Разве не естественно? Ведь они тоже были бесправными. К тому же по Конституции СССР и союзные, и автономные республики считались государствами. Принятие Декларации о государственном суверенитете Российской Федерации и вскоре после этого — принятие Декларации о государственном суверенитете Татарстана, таким образом, тесно связаны.
Трудный суверенитет... Все это и даёт мне основания рассматривать в качестве первопричины конфликтов в СССР, приведших к его распаду, не собственно этнические, национальные проблемы, а несовершенство государственного устройства страны, бесправие государств в лице союзных и автономных республик, которые были зажаты в рамках централизованной системы. Остальные факторы, конечно, также обостряли проблему. Да, безусловно, тогда появились партии, движения, много амбициозных лидеров, каждый из которых брал на вооружение ту или иную идею, в том числе национальную. Отсюда и не восприятие обществом требований республик и обвинения в сепаратизме. Однако надо видеть, что было главным.
Почему Татарстан заговорил о суверенитете громче остальных автономных республик? Это обусловлено прежде всего историческими факторами. Проблема Татарстана и Башкортостана как крупных республик присутствовала в политике издавна. Этот вопрос возникал и после революции 1917 года, когда принималась первая Конституция СССР, и в последующем, когда принимались другие конституции. По своей экономической мощи и по своим историческим традициям названные автономии всегда претендовали на роль союзных республик. Сейчас об этом забыли, но ведь этот вопрос был обозначен в государственном устройстве СССР: председатели Верховных Советов Татарстана и Башкортостана (только двух автономных республик) наряду с председателями Верховных Советов союзных республик, состояли членами Президиума Верховного Совета СССР.
Казанский кремль Третья столдица РоссииТрудный суверенитет... Если заглянуть в историю глубже, мы обнаружим, что Татарстан имел сильную государственность, начиная с X века и до завоевания Казанского ханства в середине XVI века, существовали договорные, равноправные его отношения с Российским государством. Все эти моменты присутствовали в национальном движении и превратились в определённый момент в политическое требование. Замечу также что к этому времени Татарстан по промышленному потенциалу был равен трём Прибалтийским республикам вместе взятым. Не считаться с этими факторами нельзя.
Мы по началу наткнулись на непонимание в органах государственной власти России. Хотя мы никому официально не говорили, ни в одних решениях нет слов о том, что Татарстан стремится к полной независимости. Я всегда подчёркивал: республика требует права самостоятельного развития, но при этом предполагает, что целостность Российской Федерации не должна быть нарушена. И все же в то время это прозвучало как взрыв бомбы. В России нашлись противники расширения прав республик, будто забывшие при этом, что сама Россия выступила с требованиями о своих правах перед СССР и сыграла немаловажную роль в его распаде.
Когда мы столкнулись с неприятием наших требований, решили провести референдум о статусе Татарстана. Но тут оказались перед ещё более глухой стеной непонимания. В чем только нас не обвиняли! Дошло до того, что во все районы и города Татарстана были посланы целые бригады прокуроров Российской Федерации во главе с представителями Генеральной прокуратуры РФ с целью остановить подготовку к референдуму, не допустить открытия участков для голосования. Уговорили Бориса Ельцина, чтобы он накануне референдума выступил с обращением к народу Татарстана. Это выступление с призывом не принимать участие в референдуме, по моему мнению, было ошибкой. Я также выступил по республиканскому телевидению и сказал, что только референдум самый демократичный в этих условиях циститу может разрешить проблему, возникшие противоречия. В выступлении Ельцина было сказано, что в Татарстане, если такая акция состоится, возникнут межнациональные конфликты и будет война. Я же выразил мнение, что только через референдум мы можем узнать отношение народа к становлению государственности Татарстана и только через это в республику могут прийти мир и спокойствие.
Трудный суверенитет... Несмотря на запреты прокуратуры, все 261 избирательных участков открылись вовремя, и референдум прошёл в спокойной обстановке; 62 процента населения сказали «да» новому статусу Татарстана. Эти итоги стали основой для подготовки и принятия новой Конституции республики.
Трудный суверенитет... Казанский кремль Казанский кремльМы, повторяю, ставили вопрос не об отделении от России. Мы выступали за построение Федерации на договорной основе. Парламент у нас был очень сложный, там существовали две крайние оппозиции, но, тем не менее, после дискуссий в течение нескольких дней и ночей нам удалось принять Конституцию Татарстана. Мы, кстати, привлекали экспертов из-за рубежа — видных учёных, юристов, которые принимали непосредственное участие в подготовке проекта нашей Конституции, чтобы никто потом не мог сказать, что наш Основной закон противоречит нормам международного права. Он отвечал требованиям о соблюдении прав человека. Это стало основой Конституции.
Существенно, что в ней было записано: в Татарстане два языка признаются государственными — татарский и русский, а граждане Татарстана обладают как гражданством своей республики, так и гражданством Российской Федерации. Эти два пункта стали решающими для стабилизации политической обстановки. Известно, что на этом месте споткнулись в Молдавии, да и в ряде других стран, где возникли глубокие конфликты.
Трудный суверенитет... В первый раз на пост Президента мы избирались с Б. Ельциным в один день, 12 июня 1991 года. У нас было два бюллетеня: на выборы Президента России и на выборы Президента Татарстана. Все происходило на одних и тех же избирательных участках и с теми же людьми. Тогда у нас Президент России не был избран. Причина именно в неразрешённости ситуации со статусом республики, с тем, что мнения и проблемы нашего народа не были учтены. Нечто подобное случилось и при первых выборах в Государственную Думу РФ. Мы создали, казалось, все условия для их успеха, но явка избирателей выразилась числом 13 процентов. Народ не пошёл на выборы, опять-таки потому, что не был решён вопрос о статусе Татарстана.
Когда шла разработка Конституции РФ, мы внесли свои предложения, причём с учётом мнения других республик. К сожалению, они не были учтены. После этого наша делегация вышла из конституционного процесса РФ. Мы сказали, что это — Конституция унитарного государства. Не только наша республика — 30 субъектов Федерации не приняли Конституцию по той же причине: не были учтены их требования. Если не изменить эту Конституцию в спокойной обстановке, подготовив общественное мнение как в Государственной Думе, так и в Совете Федерации, она всегда будет иметь внутреннее напряжение.
Два президента: Минтимер Шаймиев и Борис Ельцин Мы регулярно встречались с Б. Ельциным на предмет государственного Договора. Надо отдать ему должное: президент одним из первых понял, что в условиях становления демократической Федерации, если не пойти навстречу требованиям Татарстана, внутри России может возникнуть открытая конфронтация. Мы более двух лет регулярно вели переговоры, работая над проектом Договора между органами государственной власти РФ и Татарстана. Наша республика принципиально не подписала Федеративный Договор. Причина в том, что Федеративный Договор был «спущен» сверху и не соответствовал нормам демократической Федерации. Мы принципиально об этом заявили. Если речь идёт о формировании новой Федерации в условиях цивилизованного общества, то она должна создаваться снизу. Мы предложили Договор о взаимном делегировании полномочий. Сейчас об этом мало кто вспоминает, но это очень важно, что Договор органов государственной власти Татарстана с Российской Федерацией и стал не просто соглашением о разграничении полномочий, а именно — Договором о взаимном делегировании полномочий. Мы подписали его в 1994 году. Это был первый Договор с Республикой, которая не подписала Федеративный Договор.
30 августа Татарстан отмечает юбилей принятия Декларации о государственном суверенитете. Мы широко празднуем этот день каждый год. Другого такого большого праздника у нас нет. Он стал общенациональным праздником. И я ещё и ещё раз убеждаюсь в том, что именно таким образом надо было начинать строить федеративные отношения.
Трудный суверенитет... Это пришлось по душе людям. А мы же, в конечном счёте, все делаем именно для того, чтобы людям жилось хорошо.
Договор РФ с Татарстаном — благо не только для Татарстана. Это благо и для Российской Федерации. Трудно сказать, по какому пути развивалась бы Россия, не будь того Договора. Тем более что у многих в голове ещё сидит имперское мышление. Россия могла пойти по пути замены большой империи (СССР) малой. Или развиваться как унитарное государство.
Трудный суверенитет... Унитарность для России в условиях демократии не годится. Страна имеет исторически сложившиеся территории и в этом смысле не похожа на другие страны, она требует соответствующего государственного устройства. Сегодня это Федерация, но при внимательном рассмотрении становится очевидным, что это асимметричная Федерация. При последней встрече с Б. Ельциным он в деликатной форме спросил меня, когда Татарстан будет приводить свою Конституцию в соответствие с Конституцией РФ. Да, сказал я ему, такой вопрос существует, потому что по некоторым принципиальным вопросам у нас Конституции не совпадают, хотя мы достигли согласия и мирно живём. В Договоре мы признали обе Конституции, хотя знали, что они не соответствуют друг другу. Мы выиграли время, и это очень важно. У нас хватило разума решить эту проблему спокойно, удовлетворить запросы многих политических сил и с той, и с другой стороны. Но Конституция РФ тоже не совершенна, и я сказал, что хорошо было бы, если бы сам Ельцин выступил с законодательной инициативой об изменении Конституции. Другого пути нет. Россия подписала договоры со многими субъектами РФ. Она уже Федерация договорная, хотели мы этого или нет. В процессе работы над Конституцией России мы подготовим изменения и своей, республиканской Конституции
Трудный суверенитет... Это улица должны быть с двусторонним движением. И к этому нужна хорошая длительная подготовка.
Что меня беспокоит? Да, сейчас переходный период. Сейчас российские органы власти в основном устраивает и асимметричная Федерация, и те полномочия, которые взаимно делегированы в договорах. Но когда политическая и экономическая обстановка станет более спокойной, эти вопросы во всю мощь начнут поднимать разные политические силы. Они потребуют создания демократической, но однородной Федерации. И к этому нам всем надо быть готовыми. Только политика, которая прогнозирует и учитывает такого рода реалии жизни, может быть эффективной политикой. Но для этого в России нужно иметь очень продуманную национальную политику. Концепция национальной политики Президентом России утверждена, но она — на полтора-два года. Она не может в будущем устраивать многонациональную Россию.
Трудный суверенитет... В СССР мы жили при тоталитарном режиме. Да, там все было централизовано. Но Верховный Совет был двухпалатным, и в нем была палата Национальностей. Верховный Совет РФ до недавнего времени тоже был двухпалатным, с палатой Национальностей. Сегодня ни по Конституции России, ни по структуре представительных органов власти, ни в Госдуме, ни в Совете Федерации не могут быть учтены интересы и гарантированы права народов. Татары, скажем, являются второй нацией по численности, но в России их всего пять, а не сто миллионов. Простым голосованием ни в Госдуме, ни в Совете Федерации ни один вопрос нам невозможно решить. Даже если все национальные образования дружно проголосуют за свои интересы, это будет всего лишь 25 процентов голосов. И те политики, которые думают, что так все и останется навеки, глубоко ошибаются. Я одним из первых подниму этот вопрос. Но, думаю, что сейчас для этого не время. Когда в обществе наступило хрупкое равновесие, когда существует чеченский фактор, мы не считаем возможным злоупотреблять своим влиянием. Мы должны исходить из блага всех народов, из того, что сейчас нужно помочь России, ведь ей тяжело. Мы спокойно, с уважением к каждому народу должны решать все наши вопросы.
Трудный суверенитет... Нам всем уже понятно, что строить демократическое общество сложно. Его легко провозгласить, но строить его и управлять им намного сложнее, чем в строго централизованной системе. Выбор, однако, сделан, и это исторический выбор. Он действительно ведёт нас к цивилизации. И мы, политики, должны быть ответственными, понимать, исходя из истории, что есть и какой должна быть Россия, многонациональная демократическая Российская Федерация.
Из архива публикаций за 1997 г.

 

НАШЕ ДОСЬЕ: МИНТИМЕР ШАРИПОВИЧ ШАЙМИЕВ

Трудный суверенитет... Минтимер Шарипович Шаймиев, президент ТатарстанаПервый президент Республики Татарстан (1991-2010), ныне — Государственный советник Республики Татарстан. Член Всероссийской политической партии «Единая Россия». В советские времена был Председателем Верховного Совета Татарской ССР. Полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством». Герой Труда Российской Федерации.
Родился 20 января 1937 в д. Аняково Мензелинского района Татарская АССР, РСФСР, СССР — советский и российский государственный и политический деятель.
Детство Шаймиева пришлось на военные и послевоенные годы. В 1954 году, после окончания школы, он поступил в Казанский сельскохозяйственный институт на факультет механизации. Окончив институт, с 1959 по 1962 годы работал инженером, затем главным инженером Муслюмовской ремонтно-технической станции. В 1962-м в возрасте 25 лет он был направлен в Мензелинск управлять межрайонным объединением «Сельхозтехника».
В 1967 году начал административную карьеру — работал инструктором, заместителем заведующего сельскохозяйственным отделом Татарского обкома КПСС. В 1969-1983 гг. — Министр мелиорации и водного хозяйства Татарской АССР. В 1983 г. — Первый заместитель Председателя Совета Министров ТАССР. В 1983-1985 гг. — секретарь Татарского обкома КПСС; 1985-1989 — Председатель Совета Министров ТАССР. В 1989 г. избран первым секретарём Татарского обкома КПСС; 1990-1991 — Председатель Верховного Совета Республики Татарстан. В 1990-1991 гг. — член ЦК КПСС.
12 июня 1991 года на безальтернативной основе избран Президентом Республики Татарстан. В августе 1991 года во время попытки государственного переворота Шаймиев поддержал ГКЧП.
Под руководством Шаймиева была принята Декларация о государственном суверенитете Татарской ССР, а также разработана и принята Конституция Республики Татарстан. По инициативе Шаймиева в 1992 году был проведён Референдум по вопросу о государственном статусе Республики Татарстан, в ходе которого около 62% избирателей проголосовали за то, чтобы Татарстан стал суверенным государством, «субъектом международного права, строящим свои отношения с Российской Федерацией и другими республиками, государствами на основе равноправных договоров». При активном участии Шаймиева в 1994 году был заключён Договор между Татарстаном и Российской Федерацией.
В 1996 году был переизбран на второй президентский срок в ходе безальтернативных выборов, получив 97% голосов. В 2001 году президентские выборы впервые прошли на альтернативной основе: в них, помимо Минтимера Шаймиева, участвовали четыре кандидата, включая двух членов российской Думы (Сергей Шашурин и Иван Грачёв). Шаймиев получил 79,5 % голосов избирателей.
Под руководством Шаймиева учреждён периодически созываемый «Всемирный Конгресс Татар». Возглавлял официальную делегацию Республики Татарстан на II-м всемирном курултае башкир в 2002 г. и на прочих важнейших мероприятиях федерального и регионального значения. Инициатор создания «Гаагской программы», направленной на поиск путей мирного разрешения конфликтов на постсоветском пространстве.
Член Государственного совета Российской Федерации, член Президиума Государственного совета Российской Федерации с 2 сентября 2000 по 12 марта 2001 и с 25 мая по 29 ноября 2009.
В 1999 году — один из учредителей и сопредседателей всероссийской партии «Отечество — Вся Россия», вошедшей 1 декабря 2001 года в партию «Единая Россия», сопредседателем Высшего Совета которой он стал.
25 марта 2005 года Государственный Совет Республики Татарстан наделил Шаймиева полномочиями Президента Республики Татарстан по представлению президента Российской Федерации Владимира Путина.
22 января 2010 года 73-летний Шаймиев за два месяца до истечения его полномочий объявил о самоотводе своей кандидатуры из списка 3-х претендентов на наделение полномочиями Президента республики, внесённых в конце 2009 г. правящей партией «Единая Россия».
Полномочия Минтимера Шаймиева в качестве президента Татарстана истекли 25 марта 2010 г. В тот же день состоялась инаугурация второго президента Татарстана Рустама Минниханова.
В апреле того же года Шаймиев занял вновь учреждённую неоплачиваемую почётную должность Государственного Советника Республики Татарстан, являющегося пожизненным членом Парламента и субъектом внесения законодательных инициатив республиканского уровня.
Кроме того, Шаймиев является инициатором создания и Председателем Попечительского совета Республиканского фонда возрождения памятников истории и культуры Республики Татарстан. Фонд занимается реализацией проекта федерального значения «Культурное наследие Татарстана: древний город Болгар и остров-град Свияжск».
Трудный суверенитет... 6 февраля 2012 года был официально зарегистрирован как доверенное лицо кандидата в Президенты РФ на тот момент премьер-министра Владимира Путина.
Трудный суверенитет... Президент Республики Татарстан Минтимер Шаймиев28 апреля 2017 года указом Президента Российской Федерации Минтимеру Шаймиеву присвоено звание Героя Труда Российской Федерации с формулировкой «за особые трудовые заслуги перед государством и народом».
Среди бывших глав субъектов Российской Федерации занимает пятое место по длительности пребывания в должности (6862 дня), превосходя в том числе экс-мэра Москвы Юрия Лужкова и экс-президента Башкортостана Муртазу Рахимова. Среди всех глав субъектов РФ дольше Шаймиева занимал свою должность экс-губернатор Белгородской области Евгений Савченко (1993-2020), а также бывшие главы Кемеровской области Аман Тулеев (1997-2018), Самарской области Николай Меркушкин (2012-2017, в 1995-2012 годах возглавлял Мордовию), Томской области Виктор Кресс (1991-2012), Свердловской области Эдуард Россель (1991-1993 и 1995-2009), Омской области Леонид Полежаев (1991-2012), Удмуртии Волков, Александр Александрович (1995-2014).
Жена — Сакина Шакировна Шаймиева (1939-2018).
Сыновья — Айрат и Радик Шаймиев, одни из богатейших бизнесменов Татарстана, совладельцы группы компаний «ТАИФ», состояние каждого, по оценкам журнала Forbes, более 1 млрд. долларов.
Утверждалось, что у Шаймиева девять сестёр и братьев. Одна из сестёр — владелец сети магазинов в восточной части республики. По состоянию на 2019 год, у Шаймиева также было четверо внуков и двое правнуков. Старшая внучка — Камиля, владела частью «ТАИФ».
Трудный суверенитет... У стен Казанского кремля

 

470 просмотров

    
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(35 голосов, в среднем: 1.6 из 5)

Материалы на тему

Материалы на тему

Журнал Анна Герман