АРКТИКА: КАК «СЕНАТОР» ПОКОРЯЛ СЕВЕРНЫЙ ПОЛЮС

Вступление

спецкор журнала «Сенатор».

Северный полюс. Арктика: Как будет развиваться российская Арктика?«Как будет развиваться российская Арктика?» — этот вопрос все чаще поднимается на правительственных совещаниях, в залах заседаний Госдумы и Совета Федерации, различных министерствах и ведомствах Российской Федерации. Свою лепту в это обсуждение внёс и журнал «Сенатор», опубликовав в предыдущих номерах материалы «Арктическое измерение» и «Полярный транзит». На этот раз предлагаем читателям рассказ о начале работы в Арктике дрейфующей станции «Северный полюс» (СП-32).

Текст статьи

«Северный океан есть пространное поле, где усугубиться может Российская Слава, соединённая с беспримерною пользою, через изобретение Восточно-Северного мореплавания…» — писал Михаил Ломоносов под впечатлением открытий Великой Северной экспедиции Витуса Беринга.«Северный океан есть пространное поле, где усугубиться может Российская Слава, соединённая с беспримерною пользою, через изобретение Восточно-Северного мореплавания…» — писал Михаил Ломоносов под впечатлением открытий Великой Северной экспедиции Витуса Беринга.
Однако проблема оказалась гораздо серьёзнее, чем можно было предположить — во всяком случае, споры вокруг неё не утихают до сих пор: нужен ли нам Север, нужны ли холодные арктические земли, в то время как мы пока не в состоянии справиться с хозяйством в умеренном климате?
Но пока учёные, политики и другие заинтересованные лица спорят, история неумолимо свидетельствует: России Север не просто нужен, это её будущее и её судьба. А чтобы эффективно использовать природные богатства Арктики и пользоваться теми возможностями, которые открывает выход к холодным морям, Север надо изучать — планомерно и комплексно.

Наземные экспедиции в глубь Сибири и на Дальний Восток, проводившиеся безвестными первооткрывателями ещё в XII-XIII веках, были продолжены казаками, Дежнёвым и Великой Северной экспедицией Беринга. Весь XIX и начало XX веков учёные и моряки пытались найти пути через северные моря — этого требовало развитие экономики и торговых отношений. Не оставались в стороне и русские мореплаватели, развивая новые для того времени способы исследования Арктики. Именно российский лётчик Ян Нагурский в 1914 году совершил первые полёты в Арктике и впервые в истории выполнил ледовую авиационную разведку. Постепенно складывались новые методы исследования природы, океана, атмосферы Арктики, назрела необходимость отправлять в Центральный Арктический бассейн специальные научные группы, которые могли бы вести наблюдения непосредственно в «эпицентре событий».
Впервые идея организации полярной научной дрейфующей станции родилась ещё в 1929 году — её выдвинул известный полярный исследователь В.Ю. Визе. А в 1932 году, после успешного плавания ледокольного парохода «Александр Сибиряков» была учреждена организация «Главсевморпуть», которая должна была не только обеспечить навигацию от Белого моря до Берингова пролива, но и держать в порядке инфраструктуру на всем протяжении маршрута. Конечно, основную задачу — устойчивое регулярное сообщение между крайними точками страны — невозможно было бы решить без развития научных работ по изучению Центрального Арктического бассейна. На Северном полюсе было решено организовать дрейфующую станцию. Она должна была не только помогать ледоколам и кораблям, давая сводки погоды, но и обеспечивать информацией о метеоусловиях высокоширотные перелёты.

Сенатор в Арктике. 22 марта 1937 года из Москвы стартовала первая высокоширотная воздушная экспедиция, которая доставила на льдину в районе Северного полюса экипаж и оборудование для научной станции. Четыре учёных во главе с И.Д. Папаниным провели 9 месяцев в тяжелейших ледовых условиях, выполнили поставленные задачи и 19 февраля 1938 года были сняты ледокольными судами. Сенатор в Арктике. 22 марта 1937 года из Москвы стартовала первая высокоширотная воздушная экспедиция, которая доставила на льдину в районе Северного полюса экипаж и оборудование для научной станции. Четыре учёных во главе с И.Д. Папаниным провели 9 месяцев в тяжелейших ледовых условиях, выполнили поставленные задачи и 19 февраля 1938 года были сняты ледокольными судами.

22 марта 1937 года из Москвы стартовала первая высокоширотная воздушная экспедиция, которая доставила на льдину в районе Северного полюса экипаж и оборудование для научной станции. Четыре учёных во главе с И.Д. Папаниным провели 9 месяцев в тяжелейших ледовых условиях, выполнили поставленные задачи и 19 февраля 1938 года были сняты ледокольными судами.
Вторая станция отправилась в дрейф в 1950 году, уже после окончания войны. С тех пор работа станций «Северный полюс» стала регулярной.
За время существования «СП» были сделаны многие важные географические открытия: в частности, были обнаружены и исследованы подводные хребты Ломоносова, Менделеева, Гаккеля, получены уникальные сведения о рельефе дна и о процессах, происходящих в Арктическом бассейне. Наконец, удалось наладить круглогодичное судоходство по Северному морскому пути. Исследований таких масштабов в этих широтах не проводило ни одно государство. Однако в 1991 году из-за тяжёлых экономических условий закончила свою работу последняя — 31-я — дрейфующая станция «Северный полюс».
С начала девяностых годов, несмотря на бурное развитие спутниковых методов наблюдения, наука ощущала недостаток данных о том, что происходит в районе Северного Ледовитого океана. Сама жизнь показывала, что без дрейфующих станций не обойтись.С начала девяностых годов, несмотря на бурное развитие спутниковых методов наблюдения, наука ощущала недостаток данных о том, что происходит в районе Северного Ледовитого океана. Сама жизнь показывала, что без дрейфующих станций не обойтись.
И вот сегодня, благодаря сотрудничеству Государственного научного центра РФ, Арктического и Антарктического научно-исследовательского института Росгидромета и Центра пропаганды, развития и освоения территорий Арктики и Антарктики «Полюс», возобновляются научные исследования на дрейфующих льдах Арктического бассейна. Подготовка к высадке новой дрейфующей станции «Северный полюс-32» проходила по инициативе и под эгидой Ассоциации полярников России, возглавляемой её президентом, известным полярным исследователем, вице-спикером Государственной Думы РФ, Героем Советского Союза, доктором географических наук Артуром Чилингаровым.
25 апреля в 22 часа по московскому времени в 150 километрах от Северного полюса — точке, где сходятся все земные меридианы, на льдине размером полтора на два километра состоялось открытие российской дрейфующей станции «Северный полюс» — СП-32. Над лагерем был поднят российский флаг, что ознаменовало начало работы станции. Россия возобновила исследования, начатые почти 70 лет назад четвёркой Папанина.
Приветствия участникам дрейфа прислали Президент Владимир Путин и Председатель Правительства Михаил Касьянов. В открытии станции принимали участие представители политической, военной и научной элиты России: министр промышленности и науки Илья Клебанов, вице-президент РАН Николай Лаверов, начальник Генштаба Анатолий Квашнин, командующий Арктической группой Федеральных пограничных сил Анатолий Корецкий, депутат Госдумы Валентин Купцов и главы администраций регионов и городов Заполярья.
К работе на дрейфующей станции «СП-32» приступили 12 полярников. Все члены экспедиции имеют большой опыт, работали в Арктике и Антарктике. В первую очередь учёные будут проводить метеорологические наблюдения, ведь Арктику давно уже называют «кухней погоды» всего полушария, а также традиционные для дрейфующих станций океанологические, ледовые исследования, займутся они также изучением процессов взаимодействия океана и атмосферы, загрязнения окружающей среды. Планируется провести и ряд биологических наблюдений: как подводных, так и «налёдных», в частности, будут изучаться споры растений, занесённых ветрами с континента на льды Арктики. Кроме того, участникам экспедиции придётся на себе испытывать новые виды климатической одежды, продуктов питания длительного хранения, современные теплоизоляционные материалы, арктические жилые и служебные модули, энергоустановки, транспорт, насосы и буры, не говоря уже о современных средствах связи и навигационном оборудовании.

Журнал «СЕНАТОР», спецкору которого удалось присутствовать на этом историческом событии, тоже будет ждать вестей из района Северного Полюса. Журнал «СЕНАТОР», спецкору которого удалось присутствовать на этом историческом событии, тоже будет ждать вестей из района Северного Полюса.

Теперь небольшому коллективу дрейфующей станции предстоит большая работа, которая будет продолжаться полгода или год (все будет зависеть от состояния льдины) и о которой мы будем узнавать из скупых сводок новостей, а организаторы и учёные — из сеансов связи.
Журнал «СЕНАТОР», спецкору которого удалось присутствовать на этом историческом событии, тоже будет ждать вестей из района Северного Полюса.

       
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(1 голос, в среднем: 5 из 5)

Материалы на тему